Ничего про КИРКОРОВА не говорим!!

2 июля, 17:42
Российские СМИ полностью подконтрольны Кремлю, который разрешает или запрещает материалы для печати в интернете или показу по телевизору

Дмитрию Скоробутову 39 лет, он российский журналист. Он пришел работать на телеканал «Россия-1» в 2001 году и стал редактором утренних новостных программ. После конфликта с начальством его карьере пришел конец, и он был уволен в августе 2016 года. По словам Скоробутова, руководство оказывало на него давление, требуя не сообщать об избиении коллегой на рабочем месте (как он сам утверждает), опасаясь, что этот инцидент отрицательно повлияет на репутацию канала. Скоробутов решил рассказать двум средствам массовой информации о своем опыте работы на телеканале «Россия-1», одним из них стало радио «Свобода».

Все больше и больше ограничений

По словам Скоробутова, когда он пришел на телеканал «Россия-1», Россия и российское государственное телевидение были «другой страной и другим телевидением, [они] давали более объективную картинку». Однако вслед за волной протестов после думских выборов в декабре 2011 года, журналисты, работающие на «России-1», поняли, что «ограничений стало гораздо больше». Дмитрий Скоробутов говорит, что все программы новостей должны были включать сюжет о российском президенте и премьер-министре. Он также вспоминает, что, как редактор, исключил репортаж, подготовленный стажером, о российских моряках с плакатом «Путин, верни деньги!» «Ну, ты на госканале работаешь, – сказал, согласно своим воспоминаниям, Скоробутов стажеру, – ты думай головой. Зачем ты дала эти политические вещи?» «Ну, так если это было по факту?» – ответил стажер. «Это гостелевидение, оно живет за счет государства, оно не может первых лиц показывать в таком свете», – ответил тогда Скоробутов.

Проверка новостей

Настоящая сенсация в показаниях Скоробутова – это документы о планировании новостных программ телеканала. В нижней части страницы – список общих указаний, напоминающих персоналу о том, что нужно «позвонить Симоньян! ОБЯЗАТЕЛЬНО!» по поводу сюжетов. Это особенно интересно, поскольку Симоньян на самом деле не работает на «России-1», а является главным редактором телеканала RT (Russia Today) и информационного агентства «Россия сегодня». Последнее основало «Спутник», рупор России за рубежом. Генерального директора «России сегодня» Дмитрия Киселева называют «главным пропагандистом Кремля». А по сообщениям газеты Financial Times после интервью с Симоньян, «у нее на столе стоит телефон для прямой связи с Кремлем».

О чем мы не говорим

Самые интересные параграфы в документах помечены русским сокращением «НД» («Не давать»). Эти «не даем в эфир» включают темы и людей, которых не следует упоминать, даже негативно, в выпусках. «Свобода» приводит ниже подобные примеры проводимой редакционной политики. Знаки препинания и подчеркивания, как в оригинале:

«23 июня 2016 г.:

  • БОИНГ!!! [т. е. рейс МН17 авиакомпании Malaysian Airlines, который был сбит над Восточной Украиной в июле 2014 года с использованием российского зенитного ракетного комплекса «Бук»]
  • САВЧЕНКО!!! [т. е. украинская женщина-пилот Надежда Савченко, которая на тот момент сидела в тюрьме в России]
  • США, САУДИТЫ– аккуратно!
  • Крымские татары!

11 апреля 2016 г.:

  • Украинская библиотека [т. е. обвинение директора Библиотеки украинской литературы в Москве в экстремизме]
  • Юбилей английской королевы не пиарим!!!

19 мая 2011 г.

  • По поводу всех массовых беспорядков на любой почве – звонить Воронченко!!!

15 декабря 2010 г.

  • Все новости с участием сотрудников МВД – обсуждать с руководством!
  • ВНИМАНИЕ: ПО ВСЕМ ВАЖНЫМ РОССИЙСКИМ ПОЛИТИЧЕСКИМ НОВОСТЯМ – ЗВОНИТЬ ВОРОНЧЕНКО!!! И только со ссылкой на официальные источники!
  • Ничего про КИРКОРОВА не говорим!!»

«Свобода» попросило доносчика поразмышлять о своей работе до того, как его вынудили уйти с «России-1». Скоробутов не считает себя пропагандистом, заявляя, что настоящая пропаганда в большей степени превалировала в вечерних программах новостей и ток-шоу. Но он также говорит, что был искренне предан политической линии Кремля: «Я думал, что ситуация вокруг нас складывается тяжелая, если не опасная, против России ведется информационная война, которая может быть подготовкой к реальным боевым действиям». Он описывает конфликт с работодателем как момент, когда у него открылись глаза, и говорит, что его «параллельная реальность» столкнулась с «настоящей жизнью».