Жёсткая цензура и подавление несогласных

9 февраля, 15:00
Власти России считают интернет театром военных действий.

«Государственная интернет-цензура представляет собой серьёзную форму организованного и систематического насилия над гражданами, подрывающего доверие и провоцирующего смятение и ксенофобию». Декларация Хактивизма


Примечание. В мониторинг включены сведения об ограничениях свободы интернета в Крыму, поскольку территория полуострова фактически контролируется российскими властями

Международная правозащитная группа «Агора» сегодня опубликовала доклад «Свобода интернета 2016: на военном положении», который посвящён обзору ограничений свободы интернета в России. Данные получены в результате постоянного мониторинга ситуации на протяжении 2016 года.

По оценке правозащитников, в прошлом году было отмечено ужесточение цензуры и сокращение свободы. К таким же выводам пришли эксперты неправительственной организации Freedom House. Четвёртый год подряд уровень свободы в российском интернете снижается, а сейчас он опустился даже ниже Беларуси, Судана и Ливии. Это абсолютно худшее состояние со времён падения СССР.

Дошло до того, что на глобальном уровне власти рассматривают возможность самоизоляции Рунета. По предложению Совета безопасности РФ и Минсвязи, к 2020 году 99% интернет-трафика в России должно передаваться по сетям внутри страны.

Специалисты перечисляют несколько знаковых событий, которые показывают удручающую ситуацию в РФ:

  • В апреле была предпринята попытка путём перехвата авторизационных SMS получить доступ к аккаунтам Telegram гражданского активиста Олега Козловского и сотрудника Фонда борьбы с коррупцией Георгия Албурова (хабраюзер alburov). Ранее, в феврале, аналогичным образом пытались взломать Telegram нескольких активистов «Другой России». Во всех случаях жертвы взлома пользовались услугами оператора МТС.
  • В октябре несколько десятков гражданских активистов и журналистов были предупреждены Google о том, что некие связанные с правительством хакеры пытались получить доступ к их аккаунтам. Сразу несколько независимых организаций, проанализировав ситуацию, пришли к выводу, что к фишинговым атакам против российских граждан причастна та же хакерская группировка Fancy Bear, которая стояла за атакой на серверы политических и правительственных учреждений США, и по косвенным признакам, эти хакеры работают на российское правительство.
  • Выдавливание иностранных учредителей из российских медиа — по данным Роскомнадзора, 821 средство массовой информации вынуждено было исключить из состава учредителей иностранных лиц.


Обращаясь к объективной статистике, в 2016 году было зафиксировано 116 103 отдельных факта ограничения свободы интернета в России. Абсолютное большинство из них (111 498) связаны с фильтрацией и блокированием контента, а также с запретом той или иной информации (например, см. запрет Тюменского суда на распространение инструкции изготовления взрывчатки из игры Minecraft или внесение адреса 127.0.0.1 в реестр запрещённых ресурсов).

Кроме простой цензуры, зафикисированы и другие виды ограничения свобод и прав человека, в том числе применение насилия, предложения по регулированию, уголовные преследования, административное давление и т.д. (см. таблицу). Нужно особенно отметить резкое увеличение случаев административного давления на пользователей, блогеров, журналистов, владельцев интернет-ресурсов.



Авторы доклада напоминают прописные истины, которые должны помнить все граждане:

* беспрепятственный доступ к свободному от цензуры интернету является фундаментальным правом человека;

* на государстве лежит обязанность гарантировать каждому возможность свободно распространять и получать любую информацию и идеи через Сеть.


Согласно Конституции России и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, свобода может быть ограничена при условии, что такое ограничение соответствует «тройному тесту» — предусмотрено понятно сформулированным законом, преследует правомерную цель и необходимо в демократическом обществе. Но даже при таких условиях не может быть никаких оправданий угрозам и насильственным действиям в отношении пользователей интернета, блогеров и владельцев интернет-ресурсов. А ведь в 2016 году уровень насилия в отношении интернет-активистов и журналистов значительно вырос. Угрозам или нападениям в связи с сетевой активностью подверглись не менее 49 блогеров или сетевых журналистов.

«Демонстративная безнаказанность, а фактически молчаливое поощрение со стороны федеральных властей, несомненно, является одним из факторов, обусловивших всплеск насилия в отношении блогеров и журналистов в регионах, — считают правозащитники. — Характерно, что в прошедшем году в тех случаях, когда нападающие были установлены, ими всё чаще оказывались не только полицейские, но и сотрудники охраны государственных предприятий, члены военизированных объединений, а также открыто действующие участники „прокремлёвских” движений».

Три самых громких уголовных дела в отношении пользователей интернета, которые завершились приговорами к реальному лишению свободы — дела блогера Алексея Кунгурова (2 года лишения свободы за пост в ЖЖ), воспитательницы детского сада Евгении Чудновец (6 месяцев лишения свободы за репост 3-секундного видеоролика с изображением обнажённого ребенка в закрытой группе «ВКонтакте») и инженера-электрика Андрея Бубеева (2 года лишения свободы за публикацию картинки с изображением тюбика зубной пасты и надписью «Выдави из себя Россию», а также за перепост статьи Бориса Стомахина «Крым — это Украина»). Все все три приговора вынесены за публикации и высказывания, представляющие собой выражение мнения по общественно-значимым вопросам: сирийская кампания, крымская кампания и кампания по защите детей.

Эксперты отмечают стремительный рост общего числа приговоров по экстремистским делам, среди которых «всё более заметна большая доля таких, которые вынесены за противоречащие букве закона, но не представляющие значительной общественной опасности высказывания».

Общая продолжительность назначенного наказания по 29 уголовным делам против пользователей интернета в России составила 59 лет. После публикации неосторожного высказывания пользователей привлекают или в связи с «экстремистскими высказываниями» или за «оправдывание или призывы к терроризму».

Если в стране военное положение, то нужно внимательно следить за словами. Тут даже без государственного вмешательства можно огрести по полной программе: по статистике Digital Civility Index, около 75% россиян подвергались оскорблениям или агрессии в интернете. По уровню культуры общения Россия вошла в группу самых отсталых стран.

Регулирование интернета


Очень красноречива статистика по инициативам регулирования интернета. Правозащитники отмечают, что после относительного спада активности законотворцев и чиновников в 2015 году в прошедшем году отмечен двукратный рост числа разнообразных предложений по регулированию интернета — 97. Абсолютное большинство законопроектов и предложений касались введения новых ограничений распространения информации, ответственности пользователей и облегчения слежки за гражданами.

Единственной попыткой разрешить что-то в Сети стал законопроект о лицензировании розничной продажи алкоголя онлайн, но он вскоре был снят с рассмотрения.

6 июля вступили в силу поправки в целый ряд законодательных актов, получившие общее неформальное название «Пакет Яровой». Под предлогом борьбы с терроризмом российских операторов связи, а также интернет-сервисы обязали, начиная с 1 июля 2018 года, хранить всю пользовательскую переписку, включая текстовые и иные сообщения в течение 6 месяцев, а метаданные — в течение 3 лет. Кроме того, все интернет-сервисы, использующие шифрование, обязаны передать Федеральной службе безопасности информацию, необходимую для расшифровки сообщений. Закон был принят, несмотря на беспрецедентные протесты граждан и представителей интернет-бизнеса, заявлявших о серьёзном нарушении Конституции и колоссальных расходах, которые будут вынуждены нести сервисы, перекладывая их в конечном счёте на пользователей. Учитывая широкое использование российскими властями методов и технологий слежки за политическими и гражданскими активистами (см. доклад «Россия под наблюдением»), даже частичная реализация положений «Пакета Яровой» нанесёт серьёзный удар по гражданскому обществу, предоставив спецслужбам еще больше возможностей для политически мотивированного преследования.

Развивая положения и идеи «Пакета Яровой», в Госдуме предложили ввести штрафы для сервисов, отказывающихся предоставлять ФСБ ключи для расшифровки пользовательских данных. Кроме того, новый импульс получило обсуждение создания национального SSL-сертификата и принудительное
внедрение его во все популярные браузеры и операционные системы.

На разных стадиях обсуждения и принятия находятся законопроекты о штрафах для операторов связи за невыполнение требований по блокировке информации, штрафах для пользователей за скачивание «нелегального» контента, уголовной ответственности за оскорбление чувств ветеранов Великой Отечественной войны, запрете рекламы на заблокированных сайтах, запрете иностранным лицам владеть точками обмена интернет-трафиком, обязательной идентификации пользователей мессенджеров, запрете предвыборной агитации в онлайн-кинотеатрах и обязательной регистрации агрегаторов такси в российской доменной зоне. Звучат предложения о национализации big data (предложение Касперской) и прямом запрете публикации инструкций по обходу блокировок.

5 декабря 2016 года президент утвердил новую Доктрину информационной безопасности, согласно которой ключевыми угрозами российские власти считают возможность трансграничного обмена информацией, использование иностранными спецслужбами интернета для оказания «информационно-психологического» воздействия, направленного на дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации, а также увеличение в зарубежных СМИ числа материалов, содержащих предвзятую оценку государственной политики Российской Федерации. «По-видимому, именно подобный взгляд и будет определять основные подходы к регулированию интернета в ближайшие годы», — делают вывод правозащитники.


Авторы доклада обращают внимание, что вся российская политика в отношении интернета в течение последних пяти лет характеризовалась словами «атака», «кампания», «враги», превратившись фактически в военную кампанию против свободного Рунета. «В таких условиях интернет стал восприниматься российскими властями театром военных действий как внутри, так и снаружи», — этим объясняется и ужесточение репрессий против пользователей, и новые ограничения свободы. Всё логично: «Внутри страны жители постепенно оказались в тылу воюющего в киберпространстве государства, в котором действует фактически военное положение с сильной цензурой и жёсткой реакцией на любое несогласие, когда самая безобидная критика начальства или попытка оспорить действия руководства рассматриваются как вооружённое нападение».