Дезинформация мечтает стать фейком, а конспирология — правдой

25 сентября, 09:18
Конспирология, как и слухи, отражают существование альтернативных информационных потоков, которые конфликтуют с официальными.

Информация занимает все большее значение в нашей жизни, затмевая собой реальность. Сегодня люди могут жить в информационных и виртуальных мирах, не высовывая носа наружу в настоящую реальность. Это связано с тем, что в далеком прошлом все беды и несчастья приходили из физического мира; теперь, когда мир стал более спокоен, все они спрятаны в информационном и виртуальном мирах, куда отправляется за страхами и приключениями современный человек. Ураган во Флориде — ужас! Как любой хороший триллер, он вполне может растянуться на два сезона.

Фейки тоже принесли в мир страхи, поскольку такой тип воздействия может вызвать резонанс в массовом сознании, а негативные сообщения распространяются намного сильнее, чем позитивные. Любой негатив попадает в точку уязвимости человеческого сознания, поскольку для выживания человека его знание важнее, чем знание позитива. Это особенность пришла к нам из далекого прошлого.

Отсюда появление на первых полосах слов типа фейки, дезинформация, конспирология. Между ними есть определенная взаимосвязь. Дезинформация, создаваемая в институтах разведки, потом может реализовываться, подделываясь под фейки простых граждан, тем самым создавая ощущение народного гнева или радости по поводу тех или иных событий. То есть дезинформация тем самым увеличивает уровень своей достоверности для потребителя. Дезинформация может прийти к нам и под видом конспирологии, которая также может охватить большое число людей.

Сегодня не так страшны физические угрозы, как угрозы информационные и виртуальные. Виртуальные угрозы реализуются как раз в конспирологии, поскольку в нее верит множество людей. Конспирологией переполнена история как прошлого, так и настоящего, поскольку по множеству реальных событий нет внятного и понятного понимания. Для США, например, таким событием остается убийство Джона Кеннеди, хотя Дональд Трамп и рассекретил ряд документов того времени. Для СССР список слишком длинный, например, сюда попадет попытка госпереворота Лаврентия Берии, как и сам его арест и суд и десятки других событий.

Причем в информационном и виртуальном мирах все общее, каждый способен получить свою часть, поскольку их можно копировать до бесконечности. Каждый может смотреть тот же фильм на Нетфликсе или играть в видеоигру. Физические же богатства принадлежат только тому, кто получил их в собственность. Какой-нибудь замок в физическом мире один, его нельзя тиражировать, поскольку тогда это будет уже другой замок.

Близкое состояние есть и в сфере национальной безопасности. Интервенция в президентские выборы или в референдум, которая может поменять результат на противоположный, требует совсем мало затрат для такой «умной агрессии», если воспользоваться делением силы Джозефа Ная на жесткую, мягкую и умную, где последняя становится комбинацией жесткой и мягкой.

Вводя понятие «умной агрессии», мы должны учесть, что в ней будет расхождение с возможными целями жесткой агрессии, что она будет более растянутой во времени для достижения нужных результатов.

Умная агрессия не столь заметна. Умная агрессия дешева. Умная агрессия хоть и оставляет следы, но они исключительно непрямые. А обвинение по косвенным признакам очень сложно доказывать.

Если физический мир может погибнуть, то информационный и виртуальный носят вечный характер. Они как глиняные горшки далеких цивилизаций смогут рассказать о себе все.

Умная агрессия может длиться десятилетиями. Она способна принимать любые неожиданные формы. Реализовываться в кино или телесериале, тем самым включая ее элементы в массовое сознание. Ее не будет в учебнике, но массовое сознание живет не учебниками, а как раз телесериалами.

Мы можем рассмотреть одну такую конспирологическую версию. Сотрудник КГБ Голицын заранее писал о перестройке как о фикции или, говоря современными словами, как о фейке (см. работу: Golitsyn A. The perestroika deception. — London — New York, 1998). Он говорит о сложности освещения перестройки западными медиа: «Они должны освещать процесс перестройки в коммунистических странах в рамках фрейма, неверно навязанного им как коммунистическими стратегами, которые, естественно, делают все, чтобы получить благоприятное освещение "перестройки" западными медиа, так и западными правительствами, которые ошибочно принимают и поддерживают "перестройку" как процесс, работающий на западные интересы».

Сам он трактует перестройку как второй раунд Великой Октябрьской социалистической революции. О Горбачеве он говорит: «Он ленинист, отобранный и обученный советскими стратегами, чтобы организовать поражение Соединенных Штатов и Запада в целом с помощью фальшивой, контролируемой демократии и показного капитализма».

О внезапно возникших демократах Голицын говорит, что если их поскрести, то они окажутся тайными членами партии или агентами КГБ. А их метод работы называет внезапной провокацией кризиса для достижения конкретных целей, в том числе создания новых возможностей для сотрудничества с врагом. Западная поддержка перестройки, по его мнению, обречена на провал.

Далее он говорит о, как он его называет, фейковом путче. Его целью является неудачная ситуация для союзников СССР в США, смена которой позволит улучшить условия для конвергенции систем. В качестве еще одной цели значится «обучение» возможных потенциальных путчистов, чтобы их действия были обречены на провал. Все это тексты, датируемые 1990-ми годами.

Кстати, сегодня уже известно, что в путче принимал активное участие с двух сторон конфликта председатель КГБ Владимир Крючков, который отменил команду на арест Ельцина.

Голицын считает, что СССР планировал за пределами воображения западных политиков, которые не могут понять, что теперь советские властители хотят выиграть «демократическим» путем, сохранив своих людей и институты.

Александр Гамов опубликовал ряд интервью со свидетелями тех событий под общим названием «Августовский путч 1991 года: Даже победа ГКЧП не сохранила бы СССР!». Однако в ответ на этот заголовок можно задать вопрос: а если такой цели и не было? Следует вспомнить никем авторитетным не подтвержденный, но все же циркулирующий так называемый план Андропова, по которому Россия «сбрасывала» страны соцлагеря и советские республики, чтобы малым числом войти в «общий европейский дом», а на следующем этапе его и возглавить.

В 1984 году другой перебежчик из того же ведомства — Юрий Безменов дал интервью Джеймсу Эдварду Гриффину, где рассказал, что КГБ в принципе больше занимается долгими процессами, а не убийствами. Против Америки это психологическая война и деморализация. 85 % работы составляют «медленные» процессы — активные мероприятия, психологическая война, идеологические диверсии. Только 15 % — это традиционный шпионаж.

«Деморализация» может занять от 15 до 20 лет (см. тут и тут). Это необходимо, чтобы воспитать одно поколение студентов во вражеской стране. Всего выделяетсячетыре этапа:

  • деморализация (15–20 лет),
  • дестабилизация (от 2 до 5 лет),
  • организация кризиса и управление им (от 2 до 6 месяцев) с возможными вариантами дальнейших действий: гражданская война, интервенция,
  • «нормализация», в т. ч. ликвидация ключевых организаторов и исполнителей акций, осуществленных на первых трех этапах.

Безменов все время подчеркивает, что он не был сотрудником КГБ, а только информатором. Его судьба складывалась следующим образом: «После завершения моей первой командировки в Индию в 1965 году я был отозван в Москву и сразу же был принят на работу в Агентство печати Новости (АПН) — самую большую и самую мощную организацию прикрытия КГБ, занимающуюся пропагандой, шпионажем и идеологической обработкой. Как новичок я работал в Новостях в их секретном отделе политических публикаций (Главная редакция политических публикаций, ГРПП) под руководством товарища Нормана Бородина. Проработав короткое время, я обнаружил, что около 75 % штатных сотрудников в Новостяхбыли на самом деле сотрудниками КГБ; остальные 25 % были привлеченными или внештатными авторами/специалистами по связям с общественностью, работавшими на КГБ, информаторами, как я сам. Другой интересный факт, который я узнал, состоял в том, что никаких новостей в Новостях не было. Моя основная работа, помимо написания, редактирования и перевода агитационных материалов, которые подбрасывались в зарубежные СМИ, состояла в сопровождении делегаций гостей Новостей — журналистов, редакторов, издателей, писателей, политиков и бизнесменов из иностранных государств в их поездках по СССР или на международных конференциях, проводившихся в Советском Союзе. В действительности я, как независимый журналист, абсолютно ничего не писал и не освещал каких-либо новостей вообще».

Норман Бородин, которого он упоминает, действительно, разведчик, полковник. Именно его называют прообразом Штирлица, поскольку он был знаком даже с автором — Юлианом Семеновым (см. тут и тут).

Конечно, этих двух перебежчиков могли научить специально так говорить. Но зачем? С другой стороны, куда-то должны были бы пойти миллиарды, которые вывозились из СССР и которые так и не были найдены (см. туттуттуттуттути тут). Мы можем считать все это милыми сердцу конспирологическими теориями, но миллиарды реально пропали.

Конспирология американская не менее активна. Буквально недавно возникла целая серия статей о движении QAnon (см. туттуттуттуттут и тут). Это как бы тайное общество в поддержку Трампа и против Клинтонов и Обамы, которые вскоре окажутся под арестом, как считают сторонники этой версии.

И снова такая конспирологическая структура упорядочивает мир хаоса для обывателя. Вера в конспирологию находится в обратной зависимости к уровню образования и достатка. 42 % опрошенных без высшего образования верят хотя бы в одну конспирологическую теорию и только 23 % из имеющих диплом. Средний доход тех, кто верит в конспирологию, составляет 47 тысяч долларов, а кто не верит — 63 тысячи долларов.

Профессор Джозеф Пэрент говорит: «Конспирологические теории выступают в роли эмоциональных припарок. Вам не хочется обвинять себя за то, чего у вас нет, поэтому вместо этого вы обвиняете анонимные силы».

Нам представляется этот ответ не совсем честным, поскольку бедность, как и богатство, передается по наследству. Человеку трудно вырваться из своего круга, чтобы получить хорошее образование и нормальную зарплату, если ее не было у его родителей.

Пэрент со своим соавтором по книге об американских конспирологических теориях приходят к выводу, что «конспирологи» скорее, чем другие, оправдывают насилие, облегченные законы об оружии, тайные заговоры. Например, отвечая на вопрос, является ли насилие допустимым для выражения своего несогласия с правительством, люди с предрасположенностью к конспирологии на 50 % были более согласны с этим, чем те, кто не имеет такой предрасположенности. В ответах на вопрос о контроле над оружием большинство тех, кто поддерживают менее жесткие законы, составляют люди с конспирологической предрасположенностью.

Однотипно звучат и ответы на вопрос, поверят ли они в то, что проигрыш их кандидата в президенты связан с подтасовкой на выборах. 50 % республиканцев считают, что это возможно, 44 % демократов придерживаются такой же точки зрения.

Существенная коррекция прозвучала из уст Эндрю Гельмана: «Много влиятельных республиканских лидеров оказались ассоциированными с конспирологическими теориями во времена Клинтона и остались такими же, и такого изменения не было среди влиятельных демократов».

Конспирология, как и слухи (о функционировании слухов, например, в Китае см. тут и тут), отражают существование альтернативных информационных потоков, которые конфликтуют с официальными. Современные государства все равно ведут борьбу с альтернативными потоками, ничем в этом плане не отличаясь от прошлого. Только их методы будут более тонкими, чем это было вчера. Но люди всегда держатся за власть мертвой хваткой.

Ушински интересно рассуждает в контексте того, что в случае покушения на Линкольна был план убить сразу несколько человек, но покушение удалось только одно. Он говорит: «Интенции не транслируются точно в действия, даже наилучший план может провалиться. Конспирология имеет место в жизни, могущественные люди прямо сейчас планируют плохие вещи. Но это не значит, что их планы исполнятся или что они участвуют в кознях, в которых мы их подозреваем. Как заговоры могут провалиться, так и конспирологи могут ошибаться. В своих исследованиях мы обнаружили, что в США конспирологические теории колеблются вперед-назад. Когда демократ сидит в Белом доме, наиболее резонансные конспирологические теории обвиняют демократов и их союзников в заговоре. Когда в Белом доме республиканец, обвинения фокусируются на республиканцах и их союзниках».

Как видим, сейчас сезон охоты на республиканцев, которых должны обвинять в заговорах. И тут в их лагере оказался персонаж, идеально подходящий на эту роль. Стив Бэннон являлся редким случаем в современной истории, который воплощал конспирологию в жизнь. И раз волею судеб он в период избирательной кампании Трампа оказался его ближайшим советников, то ему удалось многое, ведь он был приблизительно в той роли, какую приписали Роуву при Буше — быть мозгами Буша. Имея в руках информационную структуру Breitbart News, он не только крайне правый, но и женоненавистник, а также антисемит и антиисламист. Он хотел снять фильм «Исламские Штаты Америки» об угрозе ислама.

Свою модель мира он обрисовал в выступлении в Ватикане. В настоящее время его беспокоят два тренда капитализма. Это государственный капитализм, реализуемый, например, в России и Китае, когда ценности создаются для узкого круга людей, чего не было в XX столетии. Вторая тенденция — это капитализм Айн Ренд или объективистской школы либертарианского капитализма, поскольку этот капитализм рассматривает людей как товар, а молодое поколение видит этот подход достаточно привлекательным.

В числе других опасностей современного капитализма он называетсекьюритизацию всего. При этом люди тоже рассматриваются как товар, что в принципе характерно для Уолл-Стрит. В качестве примечания можно добавить, что секьюритизация – это продажа ненужных активов.

А базой капитализма он считает средний класс, который устал от того, что все диктуется из Давоса, что люди в Нью-Йорке чувствуют себя ближе людям в Лондоне или Берлине, чем к людям в Канзасе и Колорадо. И именно эта элитная ментальность диктует всем, как должен жить мир. Из всего этого понятно, почему его приход рассматривался как восстание против республиканского истеблишмента.

Бэннон объясняет любой негатив о республиканцах как очередную конспирологию со стороны медиа. Бэннона называют бывшим Дартом Вайдером Белого дома, тем самым делая его представителем темных сил.

Такое обвинение тоже, по сути, из разряда слухов и конспирологии, когда против некоторых политиков ведется достаточно интенсивная борьба. В результате таких действий медиа политика загоняют в негативный полюс, о нем уже не может появиться никакого позитива.

Таким примером является война против выступления Бэннона в Чикагском университете (см. туттуттут и тут). И то ли потому, что уже не занимает официального поста, то ли потому, что свобода университетов действительно важна, но медиа оказались в этом споре на стороне Бэннона.

Профессор Луиджи Зингалес, который и пригласил Бэннона в университет, выступил со следующим заявление после студенческих протестов: «Мне трудно представить себе более важную проблему для новых граждан и бизнес-лидеров мира, выступление против глобализации и иммиграции. Соглашаетесь вы с ним или нет (лично я — нет), мистер Бэннон будет интерпретировать и представлять эту реакцию в Америке. По этой причине я пригласил мистера Бэннона на дебаты по этим вопросом на нашем факультете».

И даже эти несколько предложений, как и вся ситуация, четко демонстрируют нам болевую точку американского массового, с которой работали российские информационные интервенции во время президентских выборов в Америке.

В книге Вуллфа о Трампе в Белом доме много упоминаний Бэннона, даже слишком много. Вот одно из них: «Бэннон, например, даже ведомый своим императивом, что дело должно быть сделано, не пользуется компьютером. [...] В этом различие большого видения от малого. Процесс — это болтовня. Экспертиза была последним прибежищем либералов, всегда побеждаемым большой картиной. Желать сделать большое дело — вот так оно делается. "Не потеть над ерундой" — это главный пункт Дональда Трампа и модель мира Стива Бэннона. Хаос является его стратегией» (см. тут, с. 64). Кстати, введение в хаос как инструментарий упоминалось выше в качестве советского метода.

И это разделение страны с участием конспирологических аргументов очень серьезно. Так, демократы принимают научный консенсус по поводу климатических изменений, республиканцы отрицают его. В дебаты по этому поводу вплетены также ложь, коммунистическая хитрость, предшествие тоталитаризма. 41 % населения считает глобальное потепление мифом, придуманном учеными. Так что, как можно понять, ученые не такие хорошие персонажи с точки зрения простого американца. И вероятно, когда республиканцы сокращают финансирование науки, это встречает понимание у населения.

Кстати, расследование российского вмешательства в выборы лежит только на поверхности, юридически Гейтса и Манафорта обвиняют в отмывании денег, полученных в Украине. Можно вспомнить, что так всегда строились процессы против мафии, когда доказывались не убийства и разбой, а неуплата налогов.

«"Фейковые новости" и "конспирологические теории" в точности не одно и то же, не все фейковые истории включают конспирологию, и по этой причине не все конспирологические заявления являются фейками, но они в сильной степени пересекаются, что когда то, что мы узнаем об одном, помогает нам реагировать на другое. Много фейковых новостей продается и потребляется на основе того, что мейнстримные медиа освещают важную информацию, доступную только из альтернативных источников» (см. тут).

Конспирология не строит новый мир, она исправляет старый, в котором мы живем. В нем есть много вопросов, на которые нет ответа. И конспирология дает эти ответы. Но никто не знает, правильны они или нет. По этой причине конспирология будет жить вечно.