Двойные стандарты "правдорубия"

"Правдоруб" Лешенко нашел возможность оправдать свою встречу с Григоришиным

Знаете чем на самом деле торгуют журналисты (а они ведь именно торгуют)?

Информацией? - Нет!

Правдой? - Тоже нет!

Журналисты торгуют доверием - нашим с вами доверием к ним.

Они таким образом устраивают свою карьеру, что, например, на этапе роста создают о себе мнение принципиального борца с коррупцией, а после чего продают нам нашу же веру в его неподкупность и принципиальность. Разоблачая лишь проплаченных конкурентами коррупционеров, пропуская в эфир лишь ту информацию, которая обеспечит им доход.

Именно поэтому стоит не забывать и не особенно отчаиваться, когда в один прекрасный день, к нам неожиданно приходит понимание того, что наш кумир, наш ориентир в мире порядочности и честности вдруг оказывается обыкновенным шантажистом работающим на определенную политическую или экономическую структуру, чаще всего контролируемую одним человеком - олигархом.

Но это присказка, сказка вот:

На днях непримиримый борец с коррупцией, депутат Лещенко встречался с олигархом Григоришиным в ресторане. Вроде бы ничем не примечательная встреча, если бы не ряд но :

  • Григоришина называют реальным владельцем Украинской Правды не последнее место в которой и сегодня занимает журналист и депутат Сергей Лещенко
  • Ряд расследований журналиста депутата Лещенко так или иначе были направлены против врагов олигарха Григоришина
  • Григоришина называют в числе спонсоров кристально чистой партии Демальянс , частью которой стал депутат Лещенко, так и не отказавшись от мандата депутата, который ему предоставила другая политсила - БПП

Так вот, несмотря на ряд этих но Лещенко изначально отказался комментировать зачем он встречался со своим спонсором и фактическим руководителем, а потом вывалил презабавнейший текст-объяснение:

Я не собираюсь оправдываться по поводу встречи с Григоришиным, потому что моя жизнь состоит из контактов и встреч, которые позволяют видеть целостную картину происходящих процессов. С Григоришиным я знаком 12 лет, когда взял у него первое интервью, я с ним общался и буду общаться. При этом нас никогда не связывали политические проекты или денежные отношения. И я не собираюсь поддаваться давлению общественного мнения и фантазиям насчет тем наших встреч, потому как мой статус депутата не лишает меня права выбирать собеседников... За свой счет я заплатил сам .

Вроде бы вполне так себе достаточно объяснение, если бы не слезы Лещенко по поводу маленькой зарплаты, которая никак не соответствует возможности последнего посещать рестораны, где средний чек 2500 гривен, и слова, произнесенные самим же депутатом Лещенко несколько месяцев назад:

То и есть, что получается? А получается, что Лещенко противоречит сам себе!

Он, как он сам же утверждает, находит оправдание скрытию своих доходов и позволяет себе оплачивать совсем не дешевые ужины с Саакашвили и Григоришиным, чем просто таки лишает нас оснований доверять ему как честному человеку.

А потом, обвиняя с трибуны Верховной Рады чиновников в сговоре на оснований их встреч в ресторанах, сам свои мини-переговоры с Пинчуком и встречи с Григоришиным называет несущественными и к делу не относящимися, чем ставит на себе крест как на борце с коррупцией.

Другими словами, в предверии создания новой политической силы, наш символ борьбы с коррупцией всеми своими действиями показывает, что его борьба как раз и была тем инструментом, которым он зарабатывает себе на хлеб насущный, и ведет он ее исключительно в интересах своих прямых работодателей.

Что же касается политической силы, частью которой стал Лещенко, рассевшись так сказать одним местом на двух стульях, то помните отчет опубликованный новыми членами Демальянса на предмет финансирования съезда партии? Так вот, это точно такой же фуфел.

Нет, да и не возможна сегодня политическая сила в Украине не находящаяся в зависимости от олигарха, от его денег, и от его задач!

И если Лещенко и Найем, ранее купленные БПП нашли необходимым перебежать в другую партию, оставаясь членами другой партии, то речь, скорее всего идет о куда более привлекательном новом месте работы, а вовсе не о удовлетворении своих политических амбиций.