Крупнейшая экономическая афера России: приватизация акций «Роснефть»

17 января, 16:00
Чтобы хоть как-то уменьшить огромный дефицит бюджета РФ – около 2 трлн рублей, российские власти решили продать 19,5% акций госкомпании «Роснефть».

Простая задача, казалось бы. Объявляйте публичный конкурс, выберите критерии, пусть покупатели предложат цену покупки, а конкурсная комиссия выберет победителя.

Но это Россия, тут все решается иначе. Информации о покупателях акций не было до последнего момента, а сама покупка акций оформилась через сложную и запутанную схему – более 50 документов, которые подписаны в более чем пяти юрисдикциях и которых нет в публичном доступе.

Кроме того, крупнейшая сделка года на нефтегазовом рынке мира окутана пеленой таинств. Начиная от задержания якобы на взятке в офисе «Роснефти» министра экономики Алексея Улюкаева в ноябре 2016 года, за месяц до заключения сделки, и заканчивая смертью Олега Еровинкина в декабре 2016 года, возглавлявшего в «Роснефти» отдел, который отвечает за получение и пересылку секретных документов.

Покупатели акций «Роснефти». 19,5% акций поровну (50/50) распределились между двумя покупателями – швейцарским трейдером Glencore и Суверенным фондом Катара. Сумма сделки – 10,2 млрд евро. При этом Glencore потратил всего лишь 300 млн. евро, а Суверенный фонд Катара – 2,5 млрд евро. Остальные 7,4 млрд евро доплатил на условиях безрегрессного финансирования итальянский банк Intesa Sanpaolo вместе с российскими банками (причем, какими именно – не указывается и составляет тайну).

Компания Glencore сотрудничала с СССР еще с 1979 года, поставляя зерно в обход санкций. Очевидно, история повторяется. В условиях современных санкций против России, швейцарский трейдер получил возможность стать крупнейшим продавцом российской нефти в мире. Согласно условиям сделки, Glencore получил 5-летний контракт на поставку российской нефти с увеличением портфеля трейдера на 220 000 баррелей в сутки.

Катар – это страна, с которой Путин ведет войну в Сирии за европейский рынок газа. Именно Катар поставляет оружие и финансирует сирийскую оппозицию, чтобы скинуть режим Асада, который против строительства газопровода из Катара через Сирию в Европу. Поэтому участие в сделке по «Роснефти» этого инвестора удивляет из-за явной политической вражды между странами.

Конечный бенефициар пакета акций – совместная компания Glencore и Суверенного фонда Катара – КьюЭйчДжи Шэрс Пте. Лтд. (QHG Shares Pte. Ltd.).



Это совместное предприятие зарегистрировано в Сингапуре. По сути, офшор. Позволит брать всего лишь 5% налога с дивидендов от акций. В ином случае, ставка была бы 15%, как для иностранной компании, владеющей российскими акциями.



Между совместным предприятием и двумя компаниями есть еще четыре компании-«прокладки»: QHG Investment LLP и QHG Holding – зарегистрированы в Великобритании, Qatar Holding – в Катаре, QHG Cayman – на Каймановых Островах.

Какая точная сумма сделки – кому верить? Компания Glencore, будучи одним из двух покупателей части акций «Роснефти», опубликовала 7 декабря 2016 года пресс-релиз, в котором указана договоренность о покупке 19,5% акций «Роснефти» за 10,2 млрд евро.



В тот же день, 7 декабря, Путин провел рабочую встречу с Сечиным, на которой президент РФ говорил о несколько другой сумме сделки – 10,5 млрд евро. Данная сумма отличается от указанной покупателем акций «Роснефти» в большую сторону, на 300 млн евро.



Можно было бы предположить, что президент РФ банально оговорился. Но нет – Игорь Сечин сам в ходе этой встречи упомянул все те же 10,5 млрд евро.



Более того, в то же день и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков успел заявить журналистам о том, что в бюджет страны поступит 10,5 млрд евро.



Из-за разницы в цифрах по сумме сделки, на официальном сайте «Роснефти» и вовсе провели махинацию с пресс-релизами. Каждая публикация имеет дату размещения, только вот с одного пресс-релиза ее убрали – по факту он был 10 декабря. В самом же тексте пресс-релиза «задним числом» поставили 7 декабря, дату сделки.



Это, кстати, и ответ на вопрос о точной сумме сделки. А причина всей мишуры с цифрами в том, что продажа 19,5% акций «Роснефти» была директивой правительства от 7 ноября 2016 года, в которой указывалось, что минимальная цена продажи акций: 748,26*0,95=710,847 млрд рублей. Это эквивалент 10,5 млрд евро.



«Срок реализации сделки» по продаже акций, согласно директивы правительства, до 5 декабря, а по факту вышло 7 декабря, то есть сроки были просрочены на 2 дня. Директива – не закон, однако Сечину хотелось все-таки вписаться в «указ сверху» если не по срокам, то хотя бы по стоимости сделки. Не вписались и по стоимости – не дотянули до 10,5 млрд евро каких-то 300 млн евро. Поэтому и затеяли эту доплату 300 млн евро в госбюджет от дивидендов «Роснефтегаза», о чем вообще не говорят на публику.

Хронология брехни Путина и Сечина о деньгах в бюджете от продажи 19,5% акций «Роснефти».

16 декабря – главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин доложил Владимиру Путину, что все средства от продажи 19,5% акций «Роснефти» перечислены в федеральный бюджет. Получение 710,8 млрд рублей подтвердил и российский Минфин.

19 декабря – спустя три дня – на Reuters появилась информация, что банк Intesa Sanpaolo, основной кредитор иностранных покупателей 19,5% акций «Роснефти», денег им не выдавал и потенциальное участие в финансировании покупки 19,5% акций компании «еще оценивается». Деньги от итальянского банка поступили аж в январе.

Выходит, что поступлений в российский бюджет именно от продажи 19,5% акций «Роснефть» в тот день, 16 декабря, на самом деле не было. Сечин с Путиным обманули всю страну и весь мир.

И даже 23 декабря – спустя три дня после заявления итальянского банка – Путин на своей большой пресс-конференции продолжил врать народу о поступлении в бюджет от приватизации части акций «Роснефть».

«Что касается денег, перечислят ли деньги иностранцы за приобретенные 19,5 процента пакета «Роснефти». Деньги перечислены в бюджет Российской Федерации в полном объёме, уже перечислены». Владимир Путин, 23 декабря 2016 года.

Но если итальянский банк – главный кредитор всей сделки – на тот момент не перечислил деньги на покупку акций «Роснефти», то откуда же были поступления в бюджет РФ? И подсказку дал сам Путин во время пресс-конференции:

«Да, есть такой резерв, как деньги «Роснефтегаза»… Они все находятся под контролем Правительства. И некоторые вещи мы финансируем оттуда тогда, когда Правительство забывает о том, что есть приоритеты, на которые нужно обращать внимание… Вот на такие вещи, на которые в конечном итоге, после всех споров и драк, в Правительстве денег не оказывается, но которые нужно обеспечить финансированием, мы будем тратить средства из «Роснефтегаза».

Выходит, деньги в бюджет направили благодаря ликвидным средствам на счету «Роснефтегаза». А свободные деньги там явно были – стоит лишь отмотать на дату 5 декабря 2016 года. В этот день «Роснефть» объявила, что утвердила условия 10-летних бондов на 600 млрд рублей (как раз сумма, близкая к сумме сделки по 19,5% акций), и собрала заявки всего за полчаса. И хотя пресс-секретарь «Роснефти» уверял, что средства от размещения облигаций направят на внешние сделки и рефинансирование долга, это всего лишь декларация и слова.

Повторимся, что на публику Путин, Сечин и другие власть имущие врали – в декабре средства от продажи акций «Роснефти» не были перечислены в бюджет. Путин спешил и не мог просто дождаться полного поступления средств от покупателей акций «Роснефти» в 2017 году, так как ГосДума приняла бюджет на 2017 год уже с учетом поступления от продажи 19,5% акций «Роснефти» в 2016 году.

Отсутствие поступлений от продажи акций в декабре 2016 года можно было бы легко отследить в финансовой отчетности компании. И тогда ткнуть Путину или Сечину этим в лицо. Все верно, но ребята не дураки и предусмотрели это. Чтобы скрыть свою махинацию, в декабре 2016 года российское правительство приняло решение, что финансовая отчетность «Роснефтегаза», владеющего «Роснефтью», не будет публиковаться. Теперь финансы и денежные потоки крупнейшей нефтегазовой компании мира стали «черным ящиком». А значит, сделка по приватизации части акций «Роснефти» – это только начало истории крупнейших афер в этой компании.