Об украинском суде

21 апреля, 14:30
Коллеги интересуются, почему перестал писать про украинские реформы. Потому что под тем углом зрения, под которым я на эти реформы смотрю, пока мало что видно. А именно, под углом зрения трансформации государства, перевода его в правовой режим функционирования.

Другие реформы – налоговая, земельная, пенсионная, приватизация предприятий или идут, или намечены и обсуждаются в парламенте, по их поводу кипят политические и прочие страсти, но я не ощущаю в себе сил и квалификации, чтобы отслеживать их ход. Поэтому изначально сосредоточился на том, что представляется мне наиболее существенным для всего постсоветского пространства, - на попытках преобразовать постсоветское государство, приватизированное влиятельными группами интересов, в государство правовое.

Я много писал о том, что в этом отношении было сделано. И о переменах в Генеральной прокуратуре, и о создании специализированных антикоррупционных институтов, и об электронной системе декларирования доходов и расходов, и о запуске судебной реформы. Это непросто было сделать, это заняло много времени, но потом выяснилось, что это не самое трудное. Сложившаяся за четверть века постсоветская система на угрозы ее устоям ответила их солидарной обороной, мобилизовав на нее накопленные ресурсы денег, связей и влияния. И едва ли не главным таким устоем выступает сегодня судьи.

Те из них, кто решимости для сопротивления в себе не обнаружили, систему поспешили покинуть (таковой оказалась почти четверть их состава), но большинство осталось, заменить их не всегда просто и не всегда есть кем, а механизмов для привлечения к ответственности за сами судебные приговоры при независимости судей, как известно, не существует. Специальный антикоррупционный суд, предусмотренный судебной реформой, все еще не создан, несмотря на давление со стороны Евросоюза. Вот и выносят приговоры, руководствуясь мотивами, к праву отношения не имеющими. Или просто бесконечно откладывают рассмотрение дел (таких случаев множество и становится все больше). Рискуют ли судьи? Да, в какой-то степени рискуют, ибо частично их лишили неприкосновенности, и при наличии оснований мздоимцы могут быть арестованы. На днях прочитал, что в городе Днепре (бывшем Днепропетровске) взяли с поличным двух судей при получении взяток под гарантию «справедливого» приговора. Рано или поздно их дело попадет в суд. А какое он вынесет решение, учитывая неоднократно замеченную корпоративную солидарность судей, никто не знает.

Но солидарность эта, повторяю, не только корпоративная, она общесистемная. И потому так сложно одолеть ее в отдельных подсистемах. Понятно также, что ресурсы такой солидарности зависят от места человека в системе. Поэтому украинское общество столь чувствительно к случаям привлечения к ответственности статусных фигур вроде недавнего задержания главы налогового ведомства Романа Насирова, о чем я тоже писал. Люди осознают, что наказание даже одной такой фигуры может стать символическим и существенно уменьшить психологическую сопротивляемость системы. Но это осознают и те, чей интерес в ее сохранении.

Противоборство началось сразу же после задержания. К зданию суда, где решался вопрос о мере пресечения, потянулись высокостатусные защитники Насирова, включая парламентариев, но туда же в несопоставимо большем количестве потянулись и киевляне. Судья, вопреки требованиям высокостатусных, принял решение о заключении под стражу, назначив для освобождения из-под нее залог в размере 100 миллионов гривен, т.е. около четырех миллионов долларов. Насиров вносить такую сумму отказался, но добрые люди внесли ее за него. Идет следствие, но в том, что оно будет доведено до суда и, если будет, стоит ли ожидать его справедливого решения, в Украине очень многие сомневаются.

Высокостатусные – в том числе, и некоторые близкие к президентской администрации - делают все, чтобы не был создан прецедент наказания одного из них. Помня о толпе, собравшейся у здания суда, когда выносилось решение о мере пресечения, они отдают себе отчет и в том, что в обществе есть силы, желающие совсем другого. И потому пытаются обеспечить общественным ресурсом и Насирова – украинская ассоциация дзюдо единогласно и под аплодисменты избрала его своим председателем. Многое, очень многое в этом деле на кону – и для украинской власти, и для созданных антикоррупционных структур, и для бенефициаров постсоветской коррупционной системы. И для тех, кто намерен создать прецедент, и для тех, кто опасается его допустить.

Внимательно наблюдают за всем этим и в Евросоюзе. Там отдают должное антикоррупционному эффекту таких шагов украинских властей, как реформирование энергетической и банковской систем, а также системы госзакупок. С пониманием относятся и к трудностям привлечения к ответственности коррупционеров, защищенных влиятельными группами интересов. Но при этом ждут прорыва системной обороны и надеются, что он произойдет.