Памятник немецкой коррупции

6 марта, 19:24
Сегодня утром сменился уже четвертый кризисный управляющий строительством BER ( фото), столичного аэропорта и самого скандального долгостроя Германии.

Одновременно правящий бургомистр Берлина оставил место главы наблюдательного совета BER.

Все это означает, что и пятый с 2012 года перенос открытия аэропорта будет пролонгирован. И скорее всего, даже к концу 2018 года из BER не начнут летать.

Какое-то проклятье повисло над новой берлинской авиагаванью с момента первого переноса сроков открытия! Энергичные, опытные. решительные, волевые менеджеры приходят туда героями-спасателями, а уходят потерявшими лицо неудачниками.

Я даже не стану называть вам фамилию нового шефа BER, берлинского городского чиновника, потому что уверен - нет смысла ее запоминать. Если уж такой титан как Hartmut Mehdorn, реформатор Deutsche Bahn и кризисный управляющий Air Berlin, ушел из Шенефельда с опущенной головой, то вряд ли эта задача по плечу обычному чиновнику.

Вот уже почти пять лет популярный сайт ведет, как говорится, в прямом эфире подсчет стоимости этого удивительного и абсолютно ненемецкого проекта. Если вы туда зайдете, то увидите, что он уже обошелся нам в 5.13 миллиарда евро, почти вдвое больше запланированных на него 11 лет назад расходов. И каждый день новые миллионы стучат в окно земельных касс: ведь уже пять лет стоят пустыми отели, магазины, автопрокаты, рестораны и кафе одного из крупнейших аэропортов мира, "работает" нанятый и обученный его многочисленный персонал, дряхлеет некогда современное оборудование...

Сегодня эта сумма возросла еще и на 800 000 евро компенсации прежнему управляющему за досрочно разорванный с ним контракт!

Мистика какая-то, а не объект! Возможно, злые духи ГДР, на территории которой разместился BER, вредят гигантской новостройке, как погубили когда-то великую карьеру канцлера Вилли Брандта, чье имя носит аэропорт-долгострой. Кстати, шеф спецслужбы Штази, заславшей к Брандту в близкий круг агента, чей провал привел к отставке четвертого канцлера ФРГ, в 90 -е лично извинился за этот поступок перед Брандтом.

Кто же и когда извинится перед нами, берлинцами, за все это позорище, о котором нам годами приходится со стыдом рассказывать своим гостям?