Панамские офшоры нужны были для ухода от санкций

5 апреля, 23:18
Вольфганг Крах, главный редактор Süddeutsche Zeitung — немецкой газеты, с которой началось расследование «Панамские архивы», о том, как проводилось расследование, почему Panama Papers — это не «американский заговор»

Вольфганг Крах, главный редактор Süddeutsche Zeitung — немецкой газеты, с которой началось расследование «Панамские архивы», рассказал Елене Серветтаз о том, как проводилось расследование, почему Panama Papers — это не «американский заговор», есть ли в Германии и Франции свой Ролдугин и зачем еще нужны панамские офшоры.

RFI : Спасибо господин Крах, что согласились в эфире RFI поговорить о том, как проходило расследование, которое вы — Süddeutsche Zeitung и ваши коллеги из других медиа – провели. Французский прокурор Шарль Пратс уже отреагировал на «Панамские документы» и заметил то, что в расследовании не упоминаются граждане США и граждане Германии. При этом он в шутку заметил, что уклонение от уплаты налогов — это национальный спорт в Германии. Эта тема будет неоднократно подниматься в соцсетях, поэтому с нее сразу и начнем.

Вольфганг Крах: Начнем с того, что в настоящий момент мы опубликовали далеко не все, что у нас имеется. Поэтому прямо сейчас было бы слишком рано выносить какие-либо окончательные решения на этот счет. В большинстве случаев, когда мы что-то сообщаем и пишем о чем-то, мы не можем говорить и не говорим, что тот или иной человек не заплатил налоги. Мы просто знаем, что в большинстве случаев эти люди открыли такие компании. Потому что у нас нет инсайдов из немецкой налоговой полиции или из налоговых служб других стран. Мы знаем, конечно, из прошлого опыта, что в отношении многих из тех, у кого были оффшорные компании, например, в Панаме, позже в Германии были начаты расследования, а отдельные случаи даже дошли до суда. Т. е. в тех случаях мы знаем, что они нарушили закон. А что касается «Панамских документов», о которых мы пишем сейчас, в большинстве случаев мы этого не знаем.

Как можно расписать техническую часть работы, которую выполнили ваши коллеги? После утечки часть данных из панамской юридической фирмы Mossak Fonseca, занимавшейся регистрацией офшоров и трастов, через налоговиков Германии попала к вам?

Более года назад к нам обратился один источник, который (или которая) называл себя X. Он спросил нас, будем ли мы заинтересованы в некоторых данных. Мы согласились, и источник сказал, что будет готов ими поделиться с нами. Когда мы получили первые данные, мы поняли, что их объем просто огромен. Мы увидели, что данные касаются не только Германии, но и других стран — почти со всего мира. Мы тогда решили, принимая во внимание такой большой объем данных, что ими нужно поделиться с некоторыми партнерами. Например, с ICIJ в Вашингтоне, чтобы приступить к анализу полученных данных уже вместе с ними.

Если посмотреть на российскую часть «Панамских архивов», пусть даже без прямых обвинений, и представить такую же ситуацию, но в Германии. Какой бы, на ваш взгляд, в дальнейшем была судьба члена парламента Германии? Чье имя в таком контексте упоминалось бы в этих публикациях? Он или она сохранили бы свой пост?

Не уверен, что смогу точно ответить на этот вопрос. Все зависит от деталей и обстоятельств. Но могу сказать, что в Германии и во Франции нет подобных случаев, как в России. Поэтому не имеет смысла сейчас на эту тему много рассуждать. Их нет ни здесь, ни в Париже, поэтому не будем сравнивать.

Учитывая весь ваш опыт в журналистике и опыт Süddeutsche Zeitung в ведении журналистских расследований, было ли что-то в «Панамских архивах» такое, что лично вас по-настоящему удивило, чтобы вы сказали себе: «А вот это, действительно, круто».

Думаю, что самым удивительным для нас стал не тот факт, что теперь мы знаем о существовании всех этих налоговых райских уголков, и не тот факт, что сотни, тысячи людей открывали там свои офшорные компании. А то, что эти компании использовались для уймы разных вещей! Например, для того, чтобы обходить санкции ООН, США или Евросоюза. Мы увидим в ближайшее время, что в некоторых случаях эти офшорные компании использовались также и для продажи оружия и других преступных вещей. Это, с одной стороны, удивительно, а с другой — очень настораживает, когда понимаешь, что проблема офшорных компаний — это не только проблема ухода от налогов, это проблема, которая намного-намного шире.