Восхождение пехотинца

18 апреля, 21:21
Бывают люди столь лживые, что в их устах даже правда становится ложью....

От редакции: к нам обратился экс-руководитель Николаевской региональной дирекции Национальной телекомпании Украины (бывш. Николаевская областная гостелерадиокомпания, телеканал «Николаев», возглавлял с июня 2014 года), а ныне советник председателя Николаевской ОГА Ярослав Индиков с предложением опубликовать его статью об Общественном телевидении в целом, и о его руководителе Зурабе Аласании в частности. Учитывая, что материал занимает почти 50 страниц, он будет опубликован несколькими частями.

***

Бывают люди столь лживые, что в их устах даже правда становится ложью. Петр Чаадаев

Один знаменитый журналист начал статью о другом знаменитом журналисте так: «Передо мной стоит почти невыполнимая задача – написать о г-не Н., ни разу не употребив слова „гнида“». Ударный зачин долго смаковали. Михаил Веллер

Когда заходит речь об Общественном телевидении, мнения, в зависимости от аудитории, как правило, разделяются. Одни видят в нём едва ли не самую успешную реформу в Украине, другие не могут понять, как можно было суметь опустить рейтинги канала, и так не попадавшего со своими десятыми долями даже в статистическую погрешность. Чтобы разобраться, что же действительно происходит на НСТУ, нужно внимательно рассмотреть жизненный и профессиональный путь тех, кто его возглавляет и чем они на самом деле руководствуются. Не случайно ведь на их знамёнах гордо начертан лозунг: «Цінності вищі за фах!». Так в чём же состоят эти ценности и откуда они взялись?

Самозванцев нам не надо. Император буду я!

Как известно, Украина постоянно берёт на себя различные обязательства перед западом: тут и отказ от ядерного оружия, и повышение пенсионного возраста, и создание общественного телевидения. Последнее, по глубокому убеждению наших зарубежных друзей, достоверно знающих, что именно нужно Украине и украинцам для полного счастья, жизненно необходимо нам как инструмент производства и распространения честных новостей. Антиподом же НСТУ (Національної суспільної телерадіокомпанії України) была объявлена система государственного телерадиовещания, то бишь, институции, как бы не имеющей ничего общего с журналистикой высоких стандартов. А, напротив, созданной с единственной целью: оболванивать граждан посредством оголтелой пропаганды. Отказ от единственного общедоступного канала донесения именно государственной точки зрения до населения воюющей (и, скажем прямо, отнюдь не наносящей сокрушительных поражений противнику на полях информационных сражений) страны показался очень своевременным либеральным представителям западного мира, четвёртый год подряд искренне выражающим глубокую озабоченность ситуацией в нашей стране. Западные партнёры, всё ещё дискутирующие на тему, давать Украине летальное оружие или ограничиться палатками и сухими пайками, щедро выделили из своих государственных бюджетов астрономические суммы на полное и окончательное уничтожение системы Госкомтелерадио и создание на его руинах Нового, Независимого, Честного, Объективного, Единственно Правильного телевидения…

Для придания видимости общественной поддержки этой светлой идее всё на те же гранты был создан десяток организаций, объединяющих в своих рядах, в лучшем случае, сотню-другую человек, провозгласивших себя Медиаобщественностью и, ничтоже сумняшеся, присвоивших себе право и обязанность представлять интересы всех журналистов Украины и говорить от их имени. Хотя, судя по возрасту, значительная часть этих самозваных медиаобщественников, возможно ни разу и не слышала «Интернационала», по революционному мировоззрению они вполне органично могли бы начинать

Тарас Шевченко. Фото: http://stv.detector.media

свои круглые столы и конференции хоровым исполнением этого гимна. Так, директор Института Медиа Права Тарас Шевченко на весьма пафосном мероприятии, проходившем в одном из самых дорогих отелей Киева, заслужил благосклонные кивки западных спонсоров и сорвал аплодисменты присутствовавших в зале соотечественников – представителей институций, так же, как и организация господина Шевченко, давно и прочно сидячих на всевозможных грантах, заявив: «Усі без виключення працівники державного телебачення отруєні ідеологією злочинної влади, на яку вони працювали, і ні за яких обставин не можуть створити державницького медіапродукту, якого зараз потребує Україна. Тому необхідно негайно розігнати їх усіх та набрати на їх місця молодих полум’яних патріотів. Нехай вони нічого ще не вміють, проте вони щиро люблять Україну і, на відміну від цих яничарських запроданців, хочуть їй добра. Тож, з часом вони навчаться, а суспільство почекає, поки вони на місцях опановуватимуть професійні навички».

 

Ну, а в качестве локомотива этой «медиареволюции» невесть в каких кабинетах был назначен Зураб Аласания – бывший директор Харьковской облтелерадиокомпании. У многих и до сих пор вызывает недоумение этот персонаж, появившийся в медиапространстве постмайданной Украины, как чёртик из табакерки, и мгновенно заполонивший своими фотографиями, интервью, комментариями, угрозами, ультиматумами все мыслимые информресурсы. То и дело слышишь недоумённое: «Чей он?», «На кого работает?». Как ни странно, ответ далеко не столь прост, чтобы отделаться парой фраз. Тут без некоторой ретроспективы не обойтись. Так что запаситесь терпением и давайте-ка вместе совершим небольшую экспедицию в прошлое.

Человек ниоткуда

 

Зураб Аласания. Фото: http://media-objektiv.com

Биография Зураба Григорьевича Аласании, на первый взгляд, кажется историей этакого self-made man’а: колесил по миру в поисках себя, вербовался в Иностранный легион, писал картины, реформировал косную областную телерадиокомпанию, носился по бесконечным дорогам на верной «Ямахе», и, в конце концов, встал во главе всех прогрессивных сил страны и мира, взвалив на себя тяжкое бремя телевизионного реформатора-первопроходца… Впрочем, при более пристальном взгляде на этого сверхчеловека начинают возникать вопросы и лезть в глаза многочисленные несуразности. А те, в свою очередь, заставляют, как минимум, усомниться в достоверности многих фактов, из которых не слишком критично настроенные биографы и интервьюеры вот уже пятый год кряду лепят экзотический образ то ли одинокого конкистадора, то ли уж прямо Короля Артура, окружённого верными рыцарями – членами Правления НСТУ.

 

Начнём с того, что при самом тщательном изучении просторов Мировой паутины, никаких фактов, подтверждающих легионерский опыт Зураба Григорьевича, кроме его собственных сбивчивых рассказов о том, как он туда, было, завербовался, а потом сбежал, скитался где-то в Испании, но всё-таки вернулся с выкраденным из канцелярии Иностранного легиона паспортом в Украину, и здесь написал цикл статей о своих похождениях, найти не удалось. Ну, то есть, вы представляете себе картину: в середине девяностых, в Харьков приезжает окружённый романтическим флёром грузин, рассказывает в какой-то редакции о своих заграничных приключениях, получает заказ на серию рассказов о них, пишет, публикует… и дальше – пустота. Найти эти самые статьи или хотя бы односложные упоминания о них тех, кто их читал или редактировал, оказывается совершенно невозможным. Да что там – впечатления читателей! Ни в одной из версий биографии Аласании – ни на Википедии, ни на любом из многочисленных сайтов, ни в одном журнале, ни в одной газете ни словом, ни намёком не упоминается фамилия благодетеля – редактора, открывшего в выпускнике Харьковского инженерно-строительного института, демобилизованном сержанте Советской армии и без пяти минут легионере публицистическое дарование. Ладно, канула в Лету фамилия. Но, может быть, в своих бесконечных интервью Зураб Григорьевич мимоходом упомянул издания, где он начинал печататься? Да, в конце концов, при таком внимании к Великому Реформатору в каком-нибудь из редакционных архивов наверняка нашлась бы хоть одна завалящая статейка из того самого цикла, а уж найдись – непременно всплыла бы, не правда ли? Но нет – ничего, кроме растиражированных незатейливым методом копипаста, рассказов самого господина Аласании о своём чудесном преображении…

Проведите простенький эксперимент: наберите в Гугле, скажем, «картини Подерв’янського» -- получите десятки, если не сотни фотографий. Напечатайте в поисковой строке: «Картины Гитлера» - вуаля, любуйтесь акварелями Адольфа Шикльгрубера. Давайте найдём что-нибудь экзотическое… ну, вот, хотя бы любительские стишки Председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова (15.03.1990 – 04.09.1991), пописывавшего на досуге под романтическим псевдонимом Осенев. Сформулированный безо всяких затей запрос: «Лукьянов стихи» или «Осенев стихи» выдаст вам не меньше десятка страниц со ссылками. А теперь жадно припадём к первоисточнику… Ну, вот, хотя бы к биографической справке о Зурабе Аласания на «Журналистском клубе Харькова»: «В 1991 году уволился с работы. В течение нескольких лет работал в домашней студии, ряд графических и живописных работ в настоящее время находится в галереях и частных коллекциях Запада». Попытайтесь, следуя приведённым примерам, отыскать хоть мазок, хоть эскиз, карандашный набросок, листик из ученической тетрадки с рисунком плодовитого художника. Мне не удалось, как ни старался…

Впрочем, было бы бессовестной ложью утверждать, будто никаких следов журналистской деятельности молодого Зураба до его появления на Харьковском телевидении история не сохранила. Рукописи не горят, а если, типа, сгорели, то, возможно, их никогда и не было, как печатных воспоминаний о годичной муштре в учебке Иностранного легиона? В бесконечных кладовых Интернета без особого труда можно найти авторскую программу Зураба Аласании «Объектив-Обзор», выходившую на каналах «Симон» и «S-TET» в 2002 году. От того, что сегодня Аласания со своими подручными клеймит «джинсой», рябит в глазах: Глава ОГА Евгений Кушнарев, Владимир Шумилкин, мэр города Евгений Гриневич, вице-мэр, первый вице-премьер Украины Олег Дубина, Владимир Углов, вице-мэр, опять Кушнарев, и опять, и опять… На лице усатого красавца-ведущего – почтение, порой переходящее в подобострастие… Понимающе кивает Зураб в такт словам высокого руководителя, потом предлагает Кушнарёву посмотреть «пунктирный сюжет по вашей биографии»: «Комсомолец, спортсмен, отличник. Мастер спорта по гандболу, увлекается футболом, волейболом и рыбалкой.

Его непосредственный начальник – бывший первый секретарь городского комитета партии Константин Хирный сейчас возглавляет проектный институт.

Константин Хирный, бывший 1-ый секретарь горкома КПУ: «Я постоянно слышу упреки в свой адрес: вот ты воспитал Кушнарева! А я говорю, я не отказываюсь». По мнению бывшего шефа, Евгений Кушнарев прагматичный, универсальный политик. Его основная черта – умение выбирать главное».

Напомню: это авторская программа человека, без рассуждений увольняющего сотрудников только за упоминания в новостных сюжетах депутатов или, не приведи, Господи, мэра с губернатором (если, только, конечно, с ними не связан какой-нибудь скандал).

На какой основе возникла и развилась крепкая мужская дружба провинциального журналиста-самоучки Зураба Аласании и Арсена Авакова - «владельца заводов, газет, пароходов», занимающего 67 место в Топ-100 самых богатых людей Украины (журнал «Фокус» в 2008 г. оценил его состояние в 385 млн. долларов) – достоверно неизвестно. Однако того факта, что именно благодаря протекции Арсена Борисовича Зураб Григорьевич в 2005 году с приставного стульчика комментатора телеканалов «Симон» и «S-TET» перелетел в кресло генерального директора Харьковской облтелерадиокомпании, не отрицает и сам нынешний глава «UA: Першого». И эта его метаморфоза заслуживает отдельного исследования…

Усердный кувалдоносец

«Мы пришли. Они напугались. Мы - это три человека, включая меня. А дальше, «с помощью кувалды и такой-то матери» — процесс пошел», -- так описывает своё воцарение на Харьковском областном телевидении Зураб Аласания в самоупоённых мемуарах, вышедших в 2010 году на его собственном ресурсе МедиаПорт.

Поясним для непосвящённых: вплоть до 2014 года (то есть, даже после Революции Достоинства) должность генерального директора облтелерадиокомпании была номенклатурной. Попасть на неё без представления, подписанного главой облгосадминистрации, было невозможно в принципе (это условие было чётко прописано в соответствующем Законе). О том, насколько серьёзное место в иерархии областных управленцев занимал такой человек, свидетельствует хотя бы такой факт: в случае экстремальной ситуации, например, войны, техногенной катастрофы и т.п., руководитель ОГТРК должен был срочно эвакуироваться вместе с группой порядка 20 человек во главе с первыми лицами области в секретный удалённый пункт управления (оборудованный всем необходимым бункер на безопасном удалении от областного центра) и обеспечивать местное вещание оттуда. А зарплата генерального директора по курсу 2005 года составляла около 1000 долларов, при том, что остальные сотрудники сидели на минималке. Поэтому, когда вы слышите рассказы о том, что на ОГТРК ссылали, а уважающие себя профессионалы бегали от предложения занять должность руководителя, как чёрт от ладана, не верьте – рассказчик либо врёт, либо кокетничает. А скорее всего, и то, и другое сразу.

Трудно сказать, что нового в действительности принёс амбициозный 40-летний начальник, ещё вчера прозябавший на безвестной студии-продакшн, в свою новую парафию. Его собственные победные реляции входят в глубокое противоречие со свидетельствами очевидцев. Но одно безусловно: сладостный новый стиль руководства, расцветший ныне пышным цветом на НСТУ, формировался и проходил полевые испытания именно там, на Харьковской ОГТРК. ««Матерью» по первому времени

Владислав Грузинский

часто и охотно пользовался Владислав Грузинский, талантливый телевизионный продюсер, возглавивший дирекцию программ», - рассказывает Аласания. «Года идут, а мы всё те же»: господин Грузинский, возглавляющий сегодня на Суспільном службу новостей, разухабисто матерится в прямом эфире – во время Skype-конференций с сотрудниками филиалов, и тут же, так сказать, не отходя от кассы, увольняет «проштрафившихся» журналистов, потому что: «Какого… хрена вы показываете вашего губернатора – он у вас на Кадырова похож!» А пиар-менеджер НСТУ, обучая менеджеров и продюсеров (или, как сейчас предпочитают говорить на НСТУ, «менеджерок» и «продюсерок») из областей корпоративной культуре поведения, в ответ на их возмущение, что члены руководства Суспільного, кроют их по матери, беспомощно разводит руками: «Мы знаем об этих случаях и сейчас работаем над ними. Полагаю, что в ближайшее время мы сможем решить эту проблему…»

Впрочем, подобное обычно тяготеет к подобному, и принцип: «Как наверху, так и внизу» отлично прижился в пресловутом «Карандаше». Теперь уже никого в областных филиалах не удивляет, если в ответ на звонок в какой-нибудь из департаментов в трубке вместо «Алло» слышится: «Какого… хрена?» или: «Что… блин, надо?»

О тесном и плодотворном сотрудничестве нового руководителя с городской и областной властью ходили легенды. Пресловутый «Гепа» - Геннадий Кернес – настолько был обласкан чернявым красавцем, что наградил того почётным знаком «За усердие», о чём имеется гордая запись в официальной биографии нашего героя. Это, кстати, если верить той же справке, едва ли не единственная его профессиональная награда. Ещё одну – звание заслуженного журналиста Украины – он получил, благодаря представлению новоназначенного губернатора Харьковской области, в 2005 году, едва успев занять должность генерального директора Харьковской облтелерадиокомпании.

Справедливости ради следует заметить, что взаимная удовлетворённость секретаря Харьковского горсовета и гендиректора ХОГТРК, безусловно, меркнет на фоне любви последнего к своему главному патрону: «Вмешательство губернатора за все годы в работу и редакционную политику ОТБ заключалось... в производстве программы. Да-да, одной в неделю программы, на собственные средства губернатора и с его же собственным ведением в эфире.Должен сказать, что три года спустя он уже делал её как завзятый профессионал-телевизионщик...». Но любовь-любовью, а высокие принципы дороже, и Зураб Григорьевич всегда ставил их превыше всего, бесстрашно отстаивая в неравном бою: «В один из первых эфиров, еще на волне Оранжевой революции, он [Аваков] пришел в студию с партийным значком на лацкане. Я попросил его не делать этого. Он снял значок, и никогда больше ни с какой символикой на эфир не приходил. Как все просто, правда? Но было именно так». Герой, рыцарь без страха и упрёка!..

Да что там Аваков! Он саму Тимошенко с её депутатами строил так, что мало не покажется! Приходят к нему, бывало народные депутаты от «Батькивщины» на студию с просьбой предоставить им положенные ежемесячно 20 минут для отчёта перед избирателями, а он им так прямо, без обиняков, и рубит: «Эфир по Закону я вам, конечно, предоставить должен. А вот про время и форму там ничего не написано. Так что милости просим в 23.59. Поставим вам стул, включим в камеру – и делайте, что хотите в ваши 20 минут. Да, на ведущего нашего не рассчитывайте, про него в Законе ничего не сказано». Но то – Тимошенко, кто ж её боится, что от неё зависит? Зураб Григорьевич всегда знал, у кого настоящая сила. Вот, например, Виктор Янукович… (цитируем по всё тем же мемуарам): «...Вам спасибо, Зураб, — за открытый разговор. Я знаю, что вы тоже принципиальный человек — и как человек, и как журналист — я много об этом слышал...» Вы изменились с тех пор, Виктор Федорович? Я — нет. (Не воспринимайте как просьбу о помощи — отнюдь; это, скорее, такая форма сочувствия к Вашей планиде. Вечно фрондировавший харьковский телеканал пригласил Вас в прямой эфир в наихудшие для вас времена, когда Вы были преданы и брошены практически всеми, кроме самых близких. Только тогда за Вас всё решили международные политические мастодонты, а сейчас за Вашу команду это делают мелкие региональные бесы...)» [всё те же воспоминания 2010 года (дата написания и публикации в данном случае, имеет принципиальное значение)] Трогательно, аж слёзы наворачиваются, честное слово!..

С точки зрения опытного политика всё, конечно, правильно. Кто такая Тимошенко для Харькова? Приехала-уехала. А банк тут держат пополам оранжевый губернатор и бело-голубой облсовет. С ними и надо договариваться. Вот они и договаривались: «Запустив эту программу [с Аваковым], канал тут же предоставил «конгруэнтный» эфир соперникам — бело-синему облсовету. И все годы придерживался такой же паритетной политики».

Впрочем, насчёт встреч директора ХОГТРК с губернатором Харьковщины раз в неделю, и то в эфире телекомпании, показания харьковчан-современников отличаются кардинальным образом: «рабочий день директора ХОГТРК З. Аласания начинается с получения инструкций на планерке в кабинете губернатора».

И эта преданность не осталась без достойного вознаграждения. Губернатор-олигарх надёжно обеспечивал безопасный тыл своему услужливому выдвиженцу. Когда в 2007 году на телекомпанию с плановой проверкой прибыла КРУ, Зураб Григорьевич срочно отправился на больничный. Результаты проверки были столь неутешительными, что руководитель Госкомтелередио Александр Курдинович предложил Аласании оставить должность, написав заявление об уходе по собственному желанию. Но мысль о необходимости расстаться с мягким креслом, высокой зарплатой, внушительным статусом – всеми «плюшками», обеспечиваемыми номенклатурной должностью – оказалась столь несносной вчерашнему самодеятельному режиссеру с телеканала «Симон», что он вцепился в свои привилегии зубами. И сопротивлялся увольнению вплоть до переломного 2010 года. Почему переломного? Для кого? В первую очередь, для высокого покровителя Зураба Григорьевича. В 2005 году Арсен Борисович мог «строить», как мальчишку самого Юрия Витальевича: «Юрий Луценко, в ноябре 2005 года, будучи министром внутренних дел Украины, заявил, что Арсен Аваков в ультимативной форме требует оставить в покое членов его команды. «На днях мне позвонил главный милиционер Харьковщины и сказал, что губернатор поставил ему ультиматум: или он будет поднимать перед президентом вопрос о смене руководства МВД, или мы должны оставить в покое членов его команды, среди которых, кстати, немало взяточников… Этот выпад в свой адрес я, естественно, проигнорировал. Все коррупционеры для меня равны, к какой бы команде они не принадлежали», – сказал министр («Комсомольская правда в Украине», 1 ноября 2005 г.). А в феврале 2010 года в стране начался бело-голубой реванш (эх, не поддержал бы тогда, в 2005-м, «одинокого и всеми покинутого» Януковича всесильный корреспондент «Симона» Аласания, глядишь, и история пошла бы по другому пути!..). В октябре 2010 года Арсен Аваков попытался остаться во власти, приняв участие в выборах харьковского мэра. Но проиграл их и. о. городского головы Геннадию Кернесу. Губернаторское же кресло, нагретое сначала ющенковцем, а потом тимошенковцем Аваковым, занял убеждённый регионал Добкин. Эта рокировка случилась после того, как 3 февраля 2010 года внеочередная сессия Харьковского областного совета вынесла вотум недоверия Авакову как главе области с формулировкой «за использование административного ресурса во время подготовки ко второму туру президентских выборов». Ну, а к осени 2011 Арсену Борисовичу и вовсе пришлось прятаться в солнечной Италии: резкое политическое похолодание принесло с собой настоящую эпидемию для «оранжевых революционеров». А в январе 2012 новая власть и вовсе возбудила против него уголовное дело, обвинив в незаконном изменении целевого назначения и передаче в частную собственность 55 гектаров государственных земель стоимостью свыше 5,5 млн гривен в Песочине.

Вдруг выяснилось, что жаловаться больше некому. «Выдержав намеренную паузу в пару месяцев после выборов 2010-го, дабы не связывать одно с другим — я написал заявление об одностороннем расторжении контракта — теперь уже действительно по собственному желанию», - так повествует о своём прощании с ХОГТРК сам Зураб Григорьевич. И, понимая все обстоятельства, приведшие ко внезапному возникновению этого «собственного желания», нельзя не поверить в искренность Аласании: ведь действительно, куда логичнее желать самостоятельно уйти восвояси по-тихому, освободив место новому протеже нового губернатора, нежели ждать, пока результаты той самой проверки окажутся на столе у следователя…

В подполье

С 2010 по 2013 год в биографии Зураба Аласании опять наблюдается странноватый провал. Есть, например, упоминания о работе в его собственном агентстве «МедиаПорт». Как отмечал позднее он сам – это такое себе неформальное объединение по интересам, ресурс, наполняемый публикациями факультативно, в первую очередь, для тех, кто для него пишет, и их друзей. «В якийсь момент ми подумали собі: «А навіщо ми так мучимося? Навіщо нам боротися за збільшення аудиторії, коли на цьому не можна заробити?» Відтак ми почали робити «нечитабельний» продукт, якісний і нечитабельний. Нам стало байдуже!». Согласно е-декларации, поданной в феврале 2017 года, уставной фонд полностью принадлежащего ему ООО "МедиаПорт 19" составляет 29 тыс. грн., а у общественной организации ""МедиаПорт 20", которая принадлежит ему наполовину, он и вовсе равняется... 100 грн. Чистое хобби, не иначе… Впрочем, своего влияния на этот ресурс и сам Зураб Григорьевич не преувеличивает: ««МедиаПорт» всегда был вещью в себе. От меня там никогда ничего не зависело».

Как бы там ни было, даже самый пристальный поиск по интернету в период с 2010 по 2013 годы (да, честно говоря, и за всё время до 2010) не даёт оснований хотя бы с большой натяжкой причислить Зураба Григорьевича к властителям дум. Страницы бумажных и электронных медиа, эфиры телекомпаний, умудряющихся сохранять хотя бы крохи независимости в условиях всё ужесточающейся цензуры, пестрят яркими мыслями, острой публицистикой, смелыми журналистскими расследованиями, но ни строчки из этого не принадлежит Аласании. Буквально каждый день возникают новые имена, определяющие тон и драйв современной украинской журналистики, однако имя Зураб не мелькает даже на подтанцовках… Порой, где-нибудь на интернет-задворках можно заметить его, безопасно и осмотрительно, политически корректно, рассуждающего о бизнес-модели своего «МедиаПорта» - и ни в коем случае, ничего более. Никакой политики. Все, что происходит в стране под руководством Виктора Януковича и его подручных, господина Аласанию либо устраивает, либо он мастерски скрывает своё мнение на этот счёт: «В мои года не должно сметь свои суждения иметь».

В 2013-м вдруг он снова появляется на свету, войдя в число учредителей Громадського ТВ. Презентуя этот проект в Харькове, «отцы-основатели» заявляют о своём чистом альтруизме, верности высоким журналистским принципам и готовности работать за идею, пока сам народ не оценит их профессионализм и жертвенность, и не возьмёт на содержание, обезопасив таким образом от растлевающего влияния олигархов. И, надо сказать, что, по крайней мере, на первых порах так и получилось. Согласно официальному отчёту за 2013 г., деятельность телеканала финансово поддержали Посольство Королевства Нидерланды (793 тыс. грн), Посольство США (400 тыс.) и Международный Фонд «Возрождение» (88 тыс.). От частных лиц за это время поступило около 542 тыс. грн. Ну, вы помните, это когда доллар был ещё по 8…

Как говорится на сайте ain.ua, где и обнаружился финотчёт Громадського за 2013 год, «Наибольшую известность «Громадському» принесло освещение событий с Вильнюсского саммита и так называемого «Евромайдана». Прямые онлайн-трансляции и подробные репортажи журналистов телеканала дали возможность миллионам людей по всему миру наблюдать за происходящим в эти дни в Украине». Однако поиски в этом направлении также не поразят воображения внимательного исследователя: ни в одном из этих ярких репортажей обнаружить прямого или косвенного присутствия Зураба Аласании не удалось. Даже в публикациях из «полуфронтовой» редакции Громадського в феврале 2014-го (например, в этой) Зураб Григорьевич если и присутствует, то, вероятно, лишь в последних двух словах фраз наподобие такой: «телеканалом управляет программный совет из восьми человек, среди которых такие известные украинские журналисты как Мустафа Найем, Дмитрий Гнап, Роман Скрыпин, Сергей Андрушко и другие».

В общем, героические и трагические события на Киевском и Харьковском Майданах так и не обогатили сокровищницу отечественных медиа публикациями нынешнего пламенного и бескомпромиссного создателя Суспільного. Новейшую историю Украины в те дни писали совсем другие люди…

Совпаденьица

Столь причудливые зигзаги, отмечающие пики и провалы в публичной биографии Зураба Аласании, пожалуй, покажутся не столь уж необъяснимыми, если мы попробуем наложить их на подобный график другого известного человека – не идентичный, но в некоторых пунктах прямо-таки поражающий совпадениями. Речь об Арсене Авакове – политике, благодаря которому в 2005 году, никому тогда еще никому не известный провинциальный журналист Аласания отправился в космос на социальном лифте. И чье временное выпадение из обоймы decision maker’ов-тяжеловесов так точно, почти впритык, совпало с исчезновением его протеже из активной общественной и политической жизни страны (не забываем, что должность главы облгостелерадио всегда считалась именно политической со всеми статусными последствиями).

Вспомним: неожиданно влетевший в обойму высшей номенклатуры Харьковской области, не имевший ни руководящего, ни мало-мальски убедительного журналистского опыта (не говоря уж о профильном образовании) заштатный 40-летний комментатор Аласания не просто рулит коллективом численностью с небольшой завод, но ещё и сплёвывает сквозь зубы в сторону своего непосредственного руководства – председателя Госкомтелерадио, вознамерившегося уволить его по результатам проверки КРУ (запомните этот факт, он пригодится нам для сравнения уже совсем скоро). Более того, делает это в течение трёх лет. В аккурат до того момента, когда становится ясно: вознёсшему его на номенклатурные вершины покровителю уже не просто не светит место в когорте небожителей, а впритык поджимает необходимость перемещаться подальше от украинской Фемиды.

Всё! С этого момента единственным мало-мальски заметным выступлением Зураба Аласании можно считать жалобный призыв к доброму царю, окружённому гадкими придворными – новоизбранному президенту Януковичу – так и оставшееся без ответа напоминание о том, как хорошо когда-то было им вдвоём на гостеприимной Харьковской земле. После этого он даже о Кернесе с Добкиным выражается, тщательно подбирая слова и сдержанно подчёркивая вынужденное уважение к масштабу их личностей. Ну, или, если быть совсем точными – к личностИ. Геннадий Адольфович Кернес под пером Зураба Григорьевича Аласании предстаёт чуть ли не Мюллером из культового фильма: вражина, конечно, но каков масштаб, невозможно не восхититься!..

Однако в ноябре 2012 года Арсен Аваков обретает депутатскую неприкосновенность в лоне фракции Юлии Тимошенко. Вскоре он возвращается в Украину и развивает оппозиционную активность. А параллельно с этим вторым пришествием – надо ж такому случиться! – точно так же, воспрянув от общественно-политической летаргии, на публику осторожными шажками выступает. Зураб Аласания. Hromada TV обещает оказаться весьма перспективным проектом: и в плане грантов, и в смысле перспектив общения с посольствами и руководителями международных фондов. Ведь включённость в правильный контекст, помноженная на постоянное пребывание в орбите западных друзей украинской демократии сулит сладостную возможность «без драки попасть в большие забияки». Поэтому, пока коллеги по Громадському носятся по Майдану, обеспечивая стримы и, с колёс, готовя аналитику, Зураб Григорьевич, по-прежнему скромно избегая объективов и микрофонов (мало ли, как там ещё ситуация повернётся!..), проникновенно рассказывает зарубежным спонсорам о судьбах свободы слова, заколосившейся, было, в Украине под его предводительством, но, увы, попираемой ныне кованым сапогом злочинної влади.

И, тем не менее, было бы нечестно и несправедливо утверждать, что происходившее на Майдане совсем не волновало соучредителя «Громадського» Зураба Аласанию. Если верить его записям в Фейсбуке, он активно следил за событиями по телевизору и страшно переживал за происходящее. Его читали, лайкали, комментировали…

Проходит ещё совсем немного времени. Янукович бежит в Россию, зато Аваков становится героем Майдана и Министром внутренних дел. Бинго! Аласания уже не бочком, не на цыпочках, а, громко чеканя шаг, шествует на самую середину авансцены и с деланым смирением замирает в перекрестье софитов. Восторженная медиаобщественность неистовствует, выкрикивая его в цари. Зураб с достоинством кивает…

Первая ходка

Из истории известно: лучшее время для захвата власти и передела собственности и сфер влияния – междуцарствие или война. То есть то смутное время, когда народ и государство думают о том, как спасти страну от развала, защитить границы от внешнего врага. Тогда у тех, кто правдами и неправдами сумел окопаться в тылу, прикрывшись патриотическими лозунгами, вполне может выгореть их личный гешефт. Первая попытка кавалерийским наскоком уничтожить систему Госкомтелередио и на его месте, из его ресурсов учредить Общественное телевидение имени Аласании была предпринята весной 2014 года. Крым аннексирован, на Донбассе полыхает необъявленная война, волонтёры собирают экипировку для добровольцев… А в центре Киева, в шикарном отеле идёт международная конференция, посвящённая превращению «государственного телевидения в общественное». Высокопоставленные зарубежные гости важно рассказывают, что Украина просто обязана как можно скорее, вот прямо сейчас, не сходя с места, отказаться от единственного медиаресурса, способного на всю страну транслировать позицию воюющего государства. По всей видимости, именно факт, что, в отличие от олигархов, каждый из которых играет в свою игру на своём собственном канале, Госкомтелерадио имеет возможность консолидированного информационного вещания на всю территорию Украины, в том числе, и оккупированную, представлялся организаторам той конференции наиболее угрожающим для молодой демократии и украинской нации. И как раз во имя этой высокой цели государственное телевидение следовало немедленно, «без аннексий и контрибуций», передать в полное и безраздельное пользование весьма кстати вынырнувшему из политического небытия задушевному другу патриотичного харьковского олигарха, буквально месяц назад, 25 марта 2014 года, назначенному гендиректором Национальной телекомпании Украины. А кандидатуру Зураба Аласания на эту должность выдвинула как раз та самая медиаобщественность.

За несколько дней до этого кресло директора НТКУ было освобождено быстро, эффективно и без бюрократических проволочек: как известно, предыдущий глава НТКУ Александр Пантелеймонов был вынужден написать заявление об увольнении 18 марта под физическим давлением и угрозами со стороны ворвавшихся к нему в кабинет нескольких народных депутатов от ВО "Свобода". Поводом для этого, по словам нардепа Мирошниченко, послужил показ отрывка обращения президента России Владимира Путина к Федеральному собранию по поводу Крыма. Так что об уходе Пантелеймонова никто особо не жалел, а избивших его депутатов не осуждали, а даже благодарили…

Уже через пару месяцев после назначения Аласания весело рассказывал детям – слушателям журналистской школы газеты «День» – о стратегической сущности замысла, в котором ему оказалась отведена ключевая роль: «Сейчас государство слабо — нет единого центра принятия решений. Пока оно придет в себя, а это произойдет уже вскоре, мы должны использовать это время, чтобы сделать свободное телевидение, — свободное от олигархов и от государства. И это — единственное, для чего я пришел на должность» .

Правда, в тот раз лобовая атака не удалась. Вероятно, рассчитывая на то, что, утомлённые длинными и часто противоречивыми выступлениями зарубежных экспертов, участники не станут вчитываться в текст предложенной им на подпись резолюции и подпишут её, не глядя, организаторы включили в неё пункт о радостном массовом самоубийстве. Иными словами, этот документ должен был официально засвидетельствовать, что все собравшиеся единодушно решили ликвидировать всю вертикаль Госкомтелерадио и немедленно начать процесс превращения её в структуру Общественного телевидения. Но в текст вчитались. Назрел большой скандал, грозящий вырваться наружу. Дабы его избежать, наспех собранная редакционная группа отправилась переписывать пресловутую резолюцию. А медиаобщественность с Зурабом Аласанией во главе чётко и недвусмысленно обозначила свои позиции. Блицкрига не вышло. Началась «странная война».

Игорь Розкладай

Интернет сегодня пестрит, в основном, пространными интервью Зураба Григорьевича с афористичными сентенциями вроде: «Государственная система вообще дышать не дает». Однако, в 2014-2015 годах Зурабу Григорьевичу дышалось полной грудью. Достаточно вспомнить одну из рабочих встреч по обсуждению документов, регламентирующих работу вновь создаваемого общественного телевидения, в которой принимали участие специально приглашённые для этого директора областных телерадиокомпаний. В конечном итоге, результаты этой работы вылились в принятие Верховной Радой 19 марта 2015 года Закона «Про внесення змін до деяких законів України щодо Суспільного телебачення і радіомовлення України». В ответ на вопрос, обсуждались ли разработчиками Закона предложения и замечания, внесённые руководителями ОДТРК на предыдущей встрече (заметьте: не «были ли приняты?», а всего лишь, «обсуждались ли?»), юрист института Медиа права Игорь Розкладай просто и честно ответил: «Нет».

- А почему?

- Потому что я, как налогоплательщик, считаю, что вы все не нужны, так как неэффективно расходуете государственные деньги.

Естественно, единственной альтернативой неэффективным директорам в глазах Игоря Розкладая, упоминавшегося выше Тараса Шевченко и прочих медиаобщественников был и остаётся поныне Зураб Аласания.

Между прочим, сам Зураб Григорьевич прекрасно понимал тогда, равно как понимает сейчас, истинную цену отнюдь не бескорыстным народным радетелям за общественное благо. Знает, причём по личному опыту, кто именно эту цену готов заплатить. Равно как и ясно отдаёт себе отчёт, зачем действительно он пришёл сначала на НТКУ, а потом в НСТУ. Вот очень показательный фрагмент из его диалога с небезызвестной Натальей Влащенко:

Влащенко: Наши медиаактивисты выработали такой агрессивный тип поведения. Они получают гранты и создают некие стандарты, и все, кто не хочет жить по этим стандартам, против них развязывают целые кампании. Не кажется ли тебе, что все стандарты давно прописаны в Уголовном кодексе, в бизнес-логике и в уставах отдельных компаний?

Кто регулирует деятельность CNN со стороны? Профессиональные диалоги – это одно, а другое дело - навязать свои взгляды на медиа: что говорить, что не говорить.

Аласания: Гранты, доноры – это дохлая модель, потому что она развращает. Она не дает думать, а как выжить самому. А морали читают и люди с улицы, которые никакого отношения к медиа не имеют. Это потому, что мы сами это не регулируем. У меня вот есть ужасные "профспилки".

Это люди, которые готовы никогда ничего не делать, но держаться за свои права. Права – да, а обязанности – нет. Поэтому я бы, как директор, как управленец, взял бы весь канал в рабство. Это была бы идеальная модель.

При каждом удобном случае Зураб Григорьевич подчёркивает, что никогда не был политиком сам, и не желает иметь с ними ничего общего: «С политиками вообще нельзя иметь дело, никогда и ни в чём. Это люди, которые живут сиюминутными интересами, не держат ни своего слова, ни своих обещаний», «В политике, Саня, "законных методов" не существует. И да, если ты гад — то ты хороший политик». Но, как утверждают психологи, в других мы особенно ненавидим то, что в действительности подсознательно не приемлем в самих себе. Поэтому всё, что когда бы то ни было говорилось Аласанией о политиках и его отношении к ним, по сути, является автохарактеристикой. Да и будем откровенны: далеко не всех политиков он так уж не выносит на дух. Некоторых он даже сам берётся пиарить в программах руководимого им канала. В лучших своих харьковских традициях. «Даже не знаю, как описать. Редко присутствую до конца во время записи программы, не хватает для этого времени. Иногда встречаю гостя, если знаком; из вежливости довожу до студии, сдаю с рук на руки ведущему, далее — дело техники.

Но вчера, практически ночью... залип. Сидел в темноте студии, внимательно слушал, хихикал, сердился, спорил, поддерживал, ругался в обе стороны, соглашался, освистывал... всё, конечно, про себя. Потому что за столом диалог вели настоящие, каждый в своём деле, профи.

Сегодня, в 21.40, дебют и премьера на канале Перший Національний. Мустафа Найем и Арсен Аваков». (06.09.2014)

Да только ли Аваков? Старая любовь, говорят, не ржавеет, так что и давнему своему знакомцу Кернесу Аласания с готовностью предоставляет эфир и – более того – беспокоится, чтобы эфир этот увидело как можно больше народу: «Если кто всё ещё интересуется интервью Mustafa Nayyem с Геннадием Кернесом — то на hromadske.tv оно выйдет сразу по окончании сегодняшнего эфира. То есть, примерно в 22.20». (28.01.2014)

Но это всё, конечно, исключение. А так-то: «Единственное мое преимущество в том, что я никогда с политиками и с политикой не заигрывал. Никак и ни с кем. И не буду». Ну, а если где-то всё-таки и остаются двойные стандарты, так то ведь для друзей, для них можно… Например, вот так: «Я всегда говорил и говорить буду: пропаганда и журналистика – это разные вещи. Будь прокляты времена, когда журналисту приходится выбирать – быть гражданином или профессионалом. Здесь мы расходимся во мнениях с моим близким другом Мустафой Найемом. Он пошёл в политику, что я приветствую изо всех сил. Это честно – ведь он ушёл из журналистики, не желая решать внутренний конфликт у себя в башке». Сказано 30 октября 2014 года. То есть, выходит, что в эфире НТКУ в прайм-тайм даже не один, а целых два политика умиляются друг другом, а ненавидящий само понятие «политика» непримиримый Зураб собственноручно устраивает им паблисити?

Ну, раз устраивает, значит, знает зачем. Ведь настоящие политики всегда именно так и поступают. Тем более, что и награда за такую гибкость гарантированно находит героя. «На Кабмине принимаем многострадальное постановление - образование "Національной СУСПІЛЬНОЙ телерадіокомпанії України" путем слияния кучи постсоветского орг-мотлоха. Зураб Аласания работает над функционалом и потому доволен, что получил карт-бланш! Поздравляю его и всех нас. Дорогу осилит идущий! PS: Кто не знает - татуировка Зураба указывает на принадлежность к высшей касте хунты, дающей право на двойное нормативное количество рабов», -- с гордостью отчитывается на своей странице в Фейсбуке… кто бы вы подумали? Сам Арсен Аваков!

Да что там Министр внутренних дел! Когда требуют обстоятельства, татуированный байкер, обычно предпочитающий стиль Tom of Finland, готов надеть дорогой костюм и отправиться в самое логово зверя – в кабинет Президента! «Президент Украины Петр Порошенко дал интервью генеральному директору Национальной телекомпании Украины Зурабу Аласании. Об этом он сообщил в своем Facebook.

По словам Порошенко, в интервью обсудили актуальные вопросы.

"Считаю, что власть должна больше общаться с обществом, объясняя свои действия. Решил начать с себя. Убежден, что это должно стать не только доброй традицией, но и обязанностью как для президента, так и для правительства и парламента", – написал он. Интервью с Порошенко выйдет сегодня на "Первом национальном" в 22.00». Происходит это 9 марта 2015 года. Пока ещё никто не делит денег, никто не подаёт в суд на государство («Я серьезно обсуждаю вопрос подачи иска против правительства. Хотя члены Наблюдательного совета говорят мне, что не нужно этого делать, ведь это плохой прецедент» – май 2017), пока никого не увольняют за появление в эфире депутатов и мэров с губернаторами, пока не рассылают директив в областные филиалы с категорическим запретом любого сотрудничества с действующей властью, пока ещё не поставили в сетку вещания программу Майкла Щура, где он еженедельно глумится над Порошенко… Пока ещё не пришло время. Политика, понимаешь...

Ну, а раз ложь, цинизм и демагогия – главные инструменты политика, то говорить на публике нужно то, что именно в этот момент хочет услышать именно эта публика. И то, что соответствует конкретному политическому моменту, разумеется. Помните, поучения Зураба Григорьевича студентам школы журналистики в 2014? А вот тот же Аласания в 2016: «Я что-то должен отдавать стране, а для фронта я слишком старый. Тогда об этом было стыдновато говорить, потому что там люди гибнут, там стреляют, а я знаю, что это такое. Теперь, после полутора лет, мне уже не стыдно. Тут стреляют гораздо больнее – в голову, в печень, в сердце, в твоих родных – стреляют комками грязи. Я считаю, что достойно делаю свою работу, мне не стыдно за то, что не защищал страну там, я делаю это здесь». Ну, насчёт «знаю, что это такое» - пожалуй, стоит вытащить из памяти историю с Иностранным легионом и бегством оттуда, когда пришло время ехать с учебного полигона на настоящую войну. Тогда не сложилось, а больше ни в одной биографии Зураба Григорьевича никаких упоминаний об обстоятельствах, предполагающих подобное знание, не обнаруживается. Но звучит, безусловно, красиво. И очень убедительно, особенно для тех, кто без руки или ноги вернулся с фронта, где щитом стоял между российскими агрессорами и всеми, кто здесь, в тылу, может лишь красиво рассуждать о войне и своём отношении к ней. И для тех семей, куда уже никогда не вернутся их мужья, отцы и сыновья. И уж конечно, куда красивее, чем рассуждения о необходимости воспользоваться вынужденной слабостью действительно воюющего государства…

В то же время, сложности господина Аласании с самоидентификацией, с одной стороны, создают определённые неудобства, а с другой – обеспечивают все необходимые основания для собственного безопасного существования: «Да, тяжелые времена для страны, у меня самого стоит тяжелейший вопрос, кто я в первую очередь – журналист или гражданин страны… Меня коробит при слове «государство». Как гражданин, я знаю, что государство существует для ущемления моих прав. Хотя юридически оно существует для того, чтобы защищать мои права, на практике всегда происходит наоборот. Государство – инструмент подавления индивидуума… Патриотизм, гражданская позиция — прекрасно. Но не надо путать страну, патриотом которой ты являешься, и государство, власть. Этим в разное время болеют все, включая Би-би-си. С ним была проблема во время Фолклендской войны, когда я увидел, что идолов не бывает. Британия остаётся для них Британией, как бы она ни была неправа». Вероятно, именно этими убеждениями руководителя НСТУ объясняется неумолимая статистика: программы, посвящённые участникам боевых действий, ветеранам и волонтерам, занимают в эфире Суспільного лишь… три сотых процента, уступая с огромным отрывом даже ахметовской «Украине»…

Впрочем, проблема личной самоидентификации в Украине беженца из Сухуми Аласании – это его проблема и проблема его психоаналитика. А вот проблема с идентификацией переданного ему в практически бесконтрольное управление канала, существующего за счёт государственного бюджета, это уже проблема каждого налогоплательщика, как точно заметил Игорь Розкладай, по совершенно случайному стечению обстоятельств, входящий в Незалежну медійну раду вместе с Зурабом Аласанией.

2014 и 2015 годы прошли у Зураба Григорьевича в рассказах всем и каждому о том, какой он умный, решительный и прогрессивный. И ещё – во всё учащающихся жалобах на не любящее его Государство. Не было сайта, журнала или телеканала, не опубликовавших интервью с ним. Совсем как у забытого ныне Роберта Рождественского: «Теперь твои портреты на тетрадях, на клюкве в сахаре и на конвертах». Все попытки его новых подчиненных на местах и в Киеве получить от него ответ, какова стратегия Общественного телевидения, кто является целевой аудиторией канала, какие направления и темы следует развивать, на какие образцы, в конце концов, ориентироваться, упирались в непробиваемую стену молчания. Хотя и на это у Аласании был готов ответ, который он давал не сотрудникам НТКУ, а интервьюерам, всё ещё видящим в нём надежду и опору Нового Телевидения. «Я и сейчас не могу сказать, что смотрю [Первый Национальный] часто. Зато прицельно. Прежде всего новости. Я в этом понимаю, хотел бы разбирать каждый сюжет. Но до этого мне надо было завоевать доверие сотрудников. Полгода я даже не заикался о том, что они делают. Как только поняли, что да, пришёл коллега, который в чём-то разбирается, а не парашютист, теперь потихоньку могу влиять». Не правда ли, странноватое заявление в свете постоянных рассказов Зураба Григорьевича о полной свободе журналистов-новостников от любых влияний? Более того, об абсолютной недопустимости какого бы то ни было влияния на них? И всё это – лишь очередная ложь, которую легко могли бы опровергнуть те самые сотрудники, к доверию которых он апеллировал, но, увы, отнюдь не очевидная тем, кто в этой кухне не варился лично. На любые вопросы, касающиеся контента, на любые просьбы поделиться соображениями о качестве программ, выходящих в областях, директор неизменно отвечал: «Мы вам ничего говорить не собираемся. Вы работайте. А мы за вами наблюдаем и делаем выводы. Какие? Приедете на конкурс – тогда узнаете…» Несколько визитов в наиболее близкие от Киева облтелерадиокомпании, как оказалось, и не предполагали конструктивного общения с коллективами. Выспренные лекции о высокой миссии Суспільного перемежались безапелляционными заявлениями о полном несоответствии провинциальных журналистов и – в особенности! – их руководителей Истинным Стандартам Журналистики и, как следствие, отсутствием благодати для вхождения в Царствие Аласании.

Точку в этом затянувшемся параде тщеславия попытался поставить Союз журналистов Украины. 21 апреля, на своём Пленуме НСЖУ утвердил обращение к премьер-министру Владимиру Гройсману с требованием инициировать отставку Зураба Аласанию с поста гендиректора НТКУ. Зураб Григорьевич старался не только сохранить лицо, но и то ли бравировать, то ли угрожать: «Эта организация (НСЖУ) для меня ничего не значит. Она не имеет ни веса, ни толку в моих глазах. Я вообще не принимал их обращение во внимание. Это уже десятое письмо, которое они пишут, просто раньше никто из моих коллег на него внимания не обращал, а сейчас почему-то обратили. Они такое пишут тоннами. Они не являются субъектом, принимающим решения, тем более кадровые. Они не имеют отношения ни к НТКУ, ни к общественному вещанию», «Меня никто не увольняет. У меня есть контракт, уволить меня может только премьер-министр. А зачем премьер-министру сейчас это нужно? Он же не ненормальный. Он только-только пришел на должность. Вмазываться в эту историю сейчас им сейчас – себе дороже. Думаю, что никто из разумных политиков сейчас в это вмешиваться не будет. А нет, я знаю одного ненормального, который бы мог вмешаться – это господин Томенко [нардеп Николай Томенко]. Этот может вмешаться во что угодно. Но ни один действующий политик не пойдет на это – общественное мнение не даст им забрать у них будущее общественное вещание". За него попробовал заступиться старый друг и покровитель – Арсен Аваков написал у себя на Фейсбуке: «Зураба Аласанию хотят уволить в отместку за размещение критических программ. И кампанию атаки на него развернули из-за этого. Не за глобальные "ошибки реформирования", а за всевозможные "Схемы", "Версии" и другие расследования, которые он допускает в эфире бывшего УТ-1. Стоит говорить правду, без жеманства замаскированных строчек какого-то пленума НСЖУ. Невзирая на то количество яда, что вылито этими программами и на меня лично, так поступать нельзя, это путь к диктатуре номенклатурных решал!» В этом же комментарии он отметил, что как член Кабинета Министров не будет голосовать за подобные решения.

Безусловно, объяснять обращение Пленума НСЖУ политическими интригами, а не упавшими ниже 1% рейтингами канала, имеющего 97% покрытия, было куда удобнее, чем признать собственную управленческую и человеческую несостоятельность. А отсутствие какого бы то ни было контакта с сотрудниками, высокомерие и неприкрытое хамство объяснять сложностями переходного периода. Для соблюдения исторической правды следует отметить что дважды Зураб Григорьевич всё-таки обращался к своим «нижестоящим коллегам». И оба раза – с истеричными угрозами. В первый раз – в 2015-м, когда разослал письмо директорам облтелерадиокомпаний, отчаявшимся дождаться ответов от своего руководителя, и собравшимся, чтобы самостоятельно обсудить своё будущее. Их всех Аласания записал в заговорщики и заявил, что и они, и каждый, кто поддерживает контакты с этими отщепенцами, будет уволен при первой же возможности. Второй раз случился в марте 2016, когда из-за несвоевременно подготовленного руководством НТКУ бюджетного паспорта сотрудники телекомпании на протяжение двух месяцев не могли получить зарплату. Естественно, в коллективах начался ропот. Аласания снизошёл до поста в Твиттере: «Директори філій замість того, щоби пояснювати людям, що відбувається, радісно валять все на НТКУ та кляту реформу Суспільного (не всі, але деякі). «Почую кожного», - так, це загроза». Кто-то, может быть, назовёт это самодурством или диктатурой, но зачем? Ведь сам Зураб прямо и честно дал определение своим отношениям с коллективом. Это просто рабство.

В одном Аласания оказался прав: ронять международный престиж Украины, устраивая скандал с зарвавшимся директором НТКУ, Премьер-министр не стал. Но надолго Зураб Григорьевич в директорском кресле не задержался. Столкнувшись с необходимостью подготовки Евровидения и поняв, что взвалить такую ответственность он на себя не готов, Аласания в очередной раз растиражировал надрывные жалобы на правительство, недодавшее ему денег, и 1 ноября 2016 подал в отставку по собственному желанию с должности гендиректора НТКУ. Кризис, назревавший их стараниями, достиг апогея. «Евровидение-2017» оказалось под угрозой срыва, чего явно и добивался Зураб Григорьевич. Не лишним будет упомянуть, что параллельно с подготовкой «Евровидения» в это время шла интенсивная работа по реорганизации НТКУ в НСТУ, что предполагало ежедневный контакт из каждой из областных телередиокомпаний, вошедших в структуру Национальной Телерадиокомпании Украины. И всем этим должен был заниматься руководитель Первого Национального. Тот самый руководитель, который предпочёл красиво уйти. Уйти, надеясь вернуться уже на всё готовое. Впрочем, загодя задуманного, тщательно спланированного и, казалось бы, безупречно подготовленного взрыва не произошло. Общее руководство процессом реорганизации НТКУ в НСТУ взял на себя глава Госкомтелередио Олег Наливайко, временно исполняющим обязанности главы Правления ПАТ НСТУ стала заместитель генерального директора по финансово-экономическим вопросам Анна Бычок. В качестве антикризисного менеджера к подготовке и проведению «Евровидения-2017» был привлечён Павел Грицак. Эта команда, сформированная буквально в считанные часы, не только блестяще справилась с задачей, но и сумела сэкономить для бюджета более 135 млн. грн.

Реванш

Отсиживаясь в сторонке, пока проходило Евровидение, дабы избежать столь пугавшей его ответственности: «Мало того, что психологическая ответственность удвоилась, теперь к ней добавилась ответственность уголовная. Весом в десятки миллионов евро!», Зураб Григорьевич времени зря не терял. Интернет-издания этого времени пестрят развёрнутыми интервью, как много он сделал для общества, как оно, общество, оказалось не готово к свалившимся на него переменам, какой ужасный совковый коллектив ему достался, как всех этих динозавров надо разгонять, и как злобное и косное государство мешает его подвижническому труду.

За этими приятными трудами время пролетело незаметно, и уже 10 апреля 2017 Наблюдательный совет НСТУ выбрал Зураба Аласанию руководителем Национальной общественной телерадиокомпании Украины. Правда, по рассказам тех, кто непосредственно принимал участие в процедуре выборов, представители всё той же медиаобщественности буквально висели на спинах у членов Наблюдательного совета, контролируя каждое движение авторучек в бюллетенях. Это обстоятельство даже послужило поводом для обращения в суд одного из членов совета. «Голосування за кандидатуру голови правління ПАТ «НСТУ» відбувалося в умовах стеження за волевиявленням її членів, без забезпечення окремого приміщення для заповнення бюлетеня, та у присутності сторонніх осіб. Зазначені обставини виключили можливість анонімності при голосуванні, а відтак, вільного волевиявлення голосуючих. Наведені обставини виключають дотримання законодавчо встановленого принципу незалежності управління та поточної діяльності товариства, а також конституційного принципу таємності голосування».

Любопытно хотя бы вскользь пробежаться по требованиям, которые предъявлял Наблюдательный совет к кандидатам, и ожиданиям, возлагаемым его членами на победителя.

Сергей Таран: «Суспільне мовлення має запровадити нові принципи роботи в самому колективі. Журналісти всередині НСТУ мають відчути, що в них є свобода слова. Ми очікуємо, що на СМ уперше будуть нові стандарти у відносинах між журналістами й редакцією. Вперше телеканал почне роботу не з нуля, а з величезного мінуса. Перед суспільними мовниками стоїть багато завдань, які зможе виконати людина, яка вміє творити дива. Ми очікуємо, що знайдемо таку людину, тому запрошуємо менеджерів, сміливих і чесних людей, взяти участь у конкурсі».

Татьяна Лебедєва: «Важливо, щоби гроші, які так важко дістаються суспільному мовленню, не стали бюджетом проїдання, а були витрачені на трансформації, радикальні зміни, інакше 2018 рік теж треба буде починати якщо не з мінуса, то з нуля. Тож, Наглядова рада має знайти й обрати першокласного кризового менеджера».

Звучит, здорово, кто же станет возражать против таких установок! Правда, вся деятельность господина Аласании на этом посту в течение трех лет, увы, давала слишком мало оснований для подобных надежд (если, разумеется, не считать его победоносных интервью, занимавших бОльшую часть его рабочего времени), но, видимо, сумел он задеть какие-то глубинные струны в душах членов Наблюдательного совета, так что пальму первенства они присудили человеку, о недоверии которому ещё недавно заявил и Национальный Союз журналистов Украины, объединяющий в своих рядах свыше 20 000 членов, и коллектив Национальной телерадиокомпании Украины.

Надо сказать, что претензии первичной профсоюзной организации НТКУ к своему директору были вполне конкретными: «реорганизация канала, которая фактически началась с приходом нынешнего руководства, ведется непрофессионально, недемократично, с нарушением законодательства и отсутствием открытого социального диалога. Сокращается число программ собственного производства, отсутствует открытое обсуждение программной политики и концепции канала, системно нарушается закон «Об охране труда», в частности, увеличиваются объемы работ с одновременным уменьшением оплаты, и даже температурный режим в рабочих помещениях не выдерживается».

Впрочем, если принять во внимание ключевые тезисы из многочисленных интервью Зураба Аласании, раздаваемых им в уютных ресторанах и кафе, а не в холодном директорском кабинете, то всё, что так возмутило профсоюзы, вполне вкладывалось в концепцию реформ, гордо сформулированную им самим: «Меня называют тираном? Будет еще хуже». Еще до своего бесславного ухода из НТКУ в 2016, Аласания постоянно сетовал, что ему, прогрессору и реформатору, сильно не повезло с народом. И если Лучший друг советских физкультурников когда-то ответил председателю Союза писателей СССР Александру Фадееву, решившему пожаловаться на отбившихся от рук мастерах изящной словесности, «Других писателей, товарищ Фадеев, у меня для вас нет. Работайте с теми, что есть», то Зурабу Григорьевичу в этом плане полностью развязали руки. Буквально первым его шагом стало объявление о массовых сокращениях. Каждый второй работник НТКУ должен быть уволен, а бОльшая часть из тех, кто останется в орбите Суспільного, будут работать на контрактах, то есть временно и без каких бы то ни было гарантий со стороны телекомпании. Так что, в общем, вполне можно понять, что столь раздражавший его злонамеренной непонятливостью «народ» директор начал вымораживать ещё в свою первую ходку.

Кстати, по рассказам очевидцев, едва вернувшись в директорское кресло, Аласания в полном соответствии с армейским принципом: «Мне не нужна твоя работа, нужно, чтобы ты мучился», немедленно потребовал от журналистов, работавших в киевском офисе НСТУ, чтобы в течение 8-часового рабочего дня, они, независимо от температуры в рабочих помещениях, сидели всем скопом в общей редакции с единственным компьютером, а обедали организованно, в течение 40 минут. При этом в 22-этажном «Карандаше» закрыли столовую, сдав взамен площади в холле коммерческим кафе. Существенная забота о коллективе, если учесть, что в радиусе трёх километров от здания НСТУ нет ни одного заведения общественного питания. Сотрудникам немедленно срезали все доплаты вплоть до голых окладов, и при этом людям, чья зарплата скукожилась до 4-5 тысяч грн. в месяц, стали недвусмысленно намекать на необходимость немедленной смены гардероба, дабы соответствовать некому новому дресс-коду. Но всё это, конечно, не было проявлением чистого садизма. Аласания ни разу не мстил коллективу, попытавшемуся меньше года назад отвергнуть его. Отнюдь! Во всём этом сквозил точный бюрократический (или, как теперь модно говорить на Суспільному, «ейч-ар») расчёт. И назывался данный, хладнокровно спланированный комплекс мер «Немецкой системой». Или – чтобы было понятно – одновременным выдавливанием большого количества «лишних людей» путём создания им невыносимых условий взамен честного, но затратного, долгого и слишком уж заметного официального сокращения.

Любой, кто хоть раз побывал в «Карандаше», не мог не обратить внимания на пионерские речёвки на украинском и английском языках, развешанные во всех коридорах. Самая приметная из них: «Цінності вищі за фах». Именно по этому принципу – разделения его ценностей – Аласания и стал подбирать себе команду. На конкурсах и собеседованиях у претендентов спрашивали: «Вы понимаете, что руководитель должен быть безжалостным? Вы лично готовы к решительным мерам?» Безоговорочно согласившиеся получали шанс. Задумавшиеся или попытавшиеся пуститься в рассуждения, выбывали из гонки не по своей воле.

Не стоит, однако, опасаться, что в результате тотальной оптимизации по «немецкой модели» небоскрёб UA: Першого станет пугать посетителей и уцелевших после чисток сотрудников мерзостью запустения. Как известно, при том, что в течение января-марта количество сотрудников НСТУ по областям будет сокращено практически вдвое, в «Карандаше» (22 этажа, 3 гектара земли, 14 миллионов гривень в год на содержание – отопление гигантских пустых коридоров, электричество, лифты, воду, уборку и т.д.) с рабочими местами всё в порядке. Только собираясь в директора, Аласания нещадно критиковал Госкомтелерадио за раздутость штатов и непомерность площадей, занимаемых этим ведомством на двух этажах здания на Крещатике, 26. Дабы продемонстрировать собственную, так сказать, альтернативную, скромность, он часто повторял, что содержать такую махину, как небоскрёб Первого Национального, где, помимо прочих архитектурных фантазий имеется… два бассейна, экономически самоубийственно для телекомпании нового типа. Поэтому он намерен сдать его в аренду, а сам с командой переберётся в скромный коворкинг поближе к центру. Теперь уже речь о переезде не идёт. В здании работает… ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ СОТРУДНИКОВ И 41 ДЕПАРТАМЕНТ. Причём, лишь мизерная часть из них – журналисты, операторы и монтажёры. Неудивительно, что по словам самого Аласании, собирающегося судиться с государством из-за недоданных ему денег, 90% из 776 млн. грн., выделенных НСТУ из государственного бюджета, пойдут на зарплаты.

На фоне всего происходящего особенно показательным оказалось возмущение Зураба Григорьевича пунктом в его контракте, предусматривающим, где именно он, как директор, должен находиться в течение рабочего дня. «В контракте, к примеру, прописано, где именно я должен сидеть. То есть если я не буду сидеть на Мельникова, 42 с 9 утра до 18 вечера, это будет считаться нарушением. Вы будете смеяться – прописан даже перерыв на обед, один час. Думаю, они просто содрали готовый контракт с какой-нибудь там «Укрпочты». И в самом деле, как же тогда, спрашивается, раздавать интервью и заседать в президиумах? Для исключения этой дискриминационную нормы Аласания немедленно подключил юриста. Тем более, что на юридическое обслуживание (и не кем-нибудь, а прославленной фирмой «Василь Кисіль і партнери» тоже имеется европейский грант, так что можно ни в чём себе не отказывать).

В общем, напутствие члена Наблюдательного совета Сергея Тарана о том, что Общественное вещание должно внедрить новые принципы работы в коллективе, Зураб Аласания принял близко к сердцу. Не забыл он и о необходимости дать журналистам НСТУ почувствовать, что у них наконец-то появилась долгожданная свобода слова.

«Стоп! Цензура…»

В полном соответствии c ожиданиями общества, на новом телевидении стали закладываться «новые стандарты во взаимоотношениях между журналистами и редакцией». Для начала под маркой борьбы с лезущей не в дверь, так в окно «джинсой» ввели жёсткую цензуру в новостях. «Джинсой» теперь считается любое позитивное упоминание о каком бы то ни было действии власти любого уровня – хоть сельского схода. Любое доброе дело для города и области может совершаться только безымянными доброхотами. Скажем, сюжет о том, что Николаевский глинозёмный завод, много лет подряд выделяющий деньги на реставрацию картин в художественном музее им. Верещагина, передал для включения в экспозицию несколько восстановленных полотен – безусловная скрытая реклама. Название предприятия-благотворителя можно упоминать только за деньги и в отдельном рекламном блоке.

Ну, и, само собой, революционная целесообразность тоже никуда не делась. Не зря ведь на фейсбучной странице директора НСТУ отключены комментарии, и лишь он сам, в ручном режиме, может позволить кому-то из друзей печатно выразить восторг по поводу очередной сентенции Реформатора. Так что и в новостях Суспільного не место плюрализму. Рассказывать, допустим, о пикете Львовского филиала не просто не желательно, а категорически запрещено. А о том, что ввиду увольнения более чем трёх тысяч сотрудников по системе НСТУ, руководство филиалов приглашает на студию чиновников Службы занятости, чтобы те рассказали вышвыриваемым на улицу людям, какие документы им необходимо иметь при себе для оформления пособия по безработице, необходимо не только снять сюжет, но и в обязательном порядке разместить восторженный пост на личной странице в Фейсбуке.

Микола Вересень

О том, «как это делается на НСТУ», очень красочно рассказал недавно и Микола Вересень, программой которого 31 октября 2016 года Аласания гордо отчитывался о работе, проделанной на посту директора, решит ещё раз опубликовать что-то вроде этого: «…з невідомої причини була знята з ефіру програма «Вересень»… Відзнявши програму з Ройтбурдом в його майстерні, наскільки я міг зрозуміти, всі були задоволені, включно з так званими продюсерами. Але у вівторок цього тижня, тобто за день до початку зйомки наступної програми, ті самі продюсери, які були в захваті від знятої програми, повідомили, що в ефір вона не піде.

На мою думку, будь-яка твереза людина не буде робити будь-що, що може бути викинуто в сміття без серйозних пояснень. Моя колега Олександра, на моє питання, чому, як вона думає, програма спочатку сподобалась, а потім не сподобалась, припустила, що це через наявність пляшки сухого білого восьмиградусного вина. Мої оплески, дорогий друже, і моє ж запитання: чи мушу я тебе тепер називати Єгор Кузьмич Лігачов? І чи будуть взагалі показувати будь-коли на Суспільному якісь алкогольні напої?

Ну а далі, як каже Сергій Рахманін: «Класика жанру» – продюсери сказали, що тепер до зйомок треба затверджувати сценарій. Тобто писати, що на 3-й хвилині, я повертаюсь ліворуч, а на 18-й вимовляю фразу «Кушать подано». Згадую, що колись давно аналогічні обставини примусили мене покинути програму «Табу» і «Без Табу» на каналі «1+1».

А ще продюсери казали, що сценарій є норма для таких каналів, як «Інтер» і «Україна». І ось тепер я в роздумах, невже саме ці канали є прикладом і взірцем для Суспільного?

Будь-ласка, прошу тебе, нікому про це не говори, але затвердження попереднього сценарію має назву цензура».

Вообще, о Фейсбуке и том, как в НСТУ используют его влияние на формирование общественного мнения, стоит поговорить особо, уж очень это показательно, очень уж в духе торжествующей свободы слова. Ведь, в конце концов, именно ради ее бесповоротного главенства в каждой программе Суспільного и – что куда важнее – в сердцах и душах журналистов НСТУ, а со временем и всего украинского общества и затевалась эта революционная реформа!

Зайдите-ка на страничку Зураба Аласании и для начала восхититесь всенародной любовью к этому творцу Бесцензурного Телевидения: любой его пост украшен десятками восторженных комментариев. Вот такими, например: «Зурабі Григорович, хочу вам подякувати за українське ТБ. UA : КРИМ+UA : Перший+UA культура. Дуже вам ДЯКУЮ. ОСОБЛИВО UA: Крим, де ідуть супер якісні природничі програми, по типу Viasat Nature+National Geographic+Discovery Channel+Discovery Science+ Viasat History. Це ВАЖЛИВО, це потрібно українцям, це ЯКІСНО. Висока якість трансляції фул HD, якісне зображення, якісний ЗВУК, якісний переклад. Як цього ЗАВЖДИ не вистачало українського ТБ. Ці якісні західні ТБ програми ніколи не потрапляли у ПРОВІНЦІЙНЕ українське тб. Це була ознака ЕЛІТНОГО центрального телебачення у РОСІЇ. Воно так зберігалось до Вас. Коли ви запустили цей контент для УКРАЇНЦІВ. на ЦЕНТРАЛЬНОМУ телебаченні. але вже в УКРАЇНІ!!!. Дякую вам за програми МАКАРОВА. Дякую вам за КЛАСИНУ і українську АВТЕНТИЧНУ музику, дякую вам за ІНТЕЛЕКТ і якість. Дякую вам за Марафон до 100 років героїв КРУТ. Дякую вам за ЯКІСНЕ Центральне телебачення УКРАЇНИ!! ТАК ТРИМАТИ!».

Ну, а теперь попробуйте сами что-нибудь написать. Особенно что-нибудь критическое. Ну, как? Получилось? То-то. Зураб Григорьевич сам решает, кого наделять правом публичного о(б)суждения мыслей, коими он решил осчастливить человечество, а кого – в игнор без разговоров. Так что всё его персональное представительство на Фейсбуке – своеобразный клон давнишнего съезда сепаратистов в Северодонецке: проклятия «козлам, которые мешают нам жить», сопровождаемые бурными продолжительными аплодисментами, переходящими в овацию.

С таким же успехом можете, как зритель, попробовать поделиться своим мнением о передачах UA: Першого. Ну, вот, хоть по поводу системно насаждаемого двуязычия. Решил Зураб Григорьевич на своей странице пропиарить сериал «5baksiv». У народа стали возникать вопросы, почему, дескать на Первом Национальном главные герои говорят на «русско-украинском».

Закончилось всё быстро и предсказуемо: сначала «Сам дурак!», а потом: «Все несогласные, добро пожаловать в бан!».

Вообще, любые критические замечания или даже просто недоумённые вопросы по поводу руководимого им медиаресурса, не просто сильно раздражают господина Аласанию, а буквально провоцируют его агрессивное хамство, явно укреплённое убеждённостью в собственной безнаказанности. И тут уж не до приличий или даже до международного престижа Украины. Если же принять во внимание, что, согласно корпоративной политике НСТУ, любой пост любого сотрудника Суспільного на личной страничке в любой из соцсетей должен полностью и безоговорочно выражать и поддерживать политику «UA: Першого», то нет никаких оснований считать любое из высказываний руководителя НСТУ всего лишь проявлением издержек его собственного воспитания, а не выражением политики телерадиокомпании.

В январе 2015 года председатель Украинского общества г. Люблин Григорий Куприянович вынужден был обратиться к тогдашнему Премьер-министру Украины Арсению Яценюку с письмом, копия которого была вручена чрезвычайному и полномочному послу Украины в Польше Андрею Дещице. Вот выдержки из него.

«Вельмишановний Пане Прем’єр-міністре,

з великим жалем мушу звернутися до Вас у справі поведінки Генерального директора Національної телекомпанії України Зураба Аласанії. У соцмережі Фейсбук він дозволив собі недопустимі – як з перспективи елементарної культури, так і політичної позиції – висловлювання на адресу відомого польського журналіста Павла Боболовича та громадянки України Наталки Панченко.

Журналіст Павел Боболович, який перебуває зараз в Україні і висвітлює в польських мас-медіа захист України від російської агресії, в Новорічну ніч висловив здивування, що на першому Національному каналі українського телебачення важко почути українські пісні, а домінує російськомовний контент. Наталка Панченко запитання, висловлене П. Боболовичем у цій справі, переадресувала Зурабу Аласанії. Відповідь Генерального директора Національної телекомпанії України була несподіваною і недопустимою. Дозволю собі процитувати її фрагмент: «А це просто мерзота. Людина на ім'я Pawel Bobolowicz, яка пише "чи в новорічну ніч на першому національному можна почути пісні українською мовою? Чи тільки російською?" — це мерзота, яка свідомо і навмисно розпалює міжнаціональну ворожнечу. Наступне питання від такої мерзоти буде: "чи президент України може привітати українців в новорічну ніч українською? Чи тількі кримськотатарською?"». Безкультурними були також формулювання скеровані З. Аласанією самій Н. Панченко.

Будучи Генеральним директором Національної телекомпанії України, він не висловлює лише свої приватні погляди, але й позицію установи, якою керує і, певної мірою, української держави.

Факт, що такі хамські (оскільки бракує інших слів, щоби це описати) фрази зустріли саме Павла Боболовича, викликає особливе обурення і змушує до різкого протесту. П. Боболович – це не лише польський журналіст, який уже більше року об’єктивно, сумлінно, з великим співчуттям і розумінням до українців, висвітлював події Революції гідності та російську агресію проти України, знаходячись на передовій, ризикуючи своїм життям та здоров’ям. Вже за це він заслужив велику вдячність і повагу з боку українців та України.

Мені, як українцеві, який все своє життя прожив у Люблині – рідному місті Павла Боболовича, та голові української громадської організації, яка гуртує частину українців у цьому місті, соромно, що такі зневаги зустріли цю заслужену для України Людину з боку українського державного службовця, завданням якого було формувати медійний простір України, створювати дійсно українське національне телебачення і творити позитивний імідж України у світі.

Відповідь З. Аласанії в мережі Фейсбук на запитання про недостаток українського в українському національному телебаченні засвідчує, що він, мабуть, не лише особа невідповідна на цій посаді. Треба також зробити висновок, що він особа, яка надалі поневолена постсовєтським менталітетом, яка не може зрозуміти, що українці мають право на життя у своєму власному культурному просторі, в якому українська культура є присутньою повною мірою, а також, що він особа неспроможна функціонувати в умовах демократичного суспільства, де громадяни мають право висловити критику дій держслужбовців і ті не повинні їх за це зневажувати».

Попробуйте самостоятельно поставить простенький эксперимент: задайте, если сумеете написать что-то в комментариях к фейсбучным постам Зураба Аласании давно вертящиеся на языке у многих вопросы. Например, возможно ли, что все сотрудники реформируемой телерадиокомпании так безоблачно счастливы, отчётливо понимая, что обещанный им фантастический рост зарплат в два и более раз – это не что иное, как разделённые между оставшимися вещички вчерашних товарищей, «лишних ртов», от которых безжалостно избавились, чтобы не резали глаз контрасты вознаграждений за «надзусилля» -- по 172 800 грн. ежеквартальной премии каждому (!) члену Правления, 230 400 грн. – лично Аласании, и 30% доплаты к зарплате в 6 тысяч у среднего сотрудника филиала? Может ли быть, что Правление НСТУ воплотило в жизнь давнюю мечту жителей каждой области Украины, когда сначала прибрало к рукам частоты и студии облтелерадиокомпаний, а потом ужало местное вещание до ежедневных двух с половиной часов – час на новости, час на утреннее шоу и 40 минут на прямоэфирные «поболталки» - «Тему дня», лишив журналистов и режиссеров филиалов возможности для творческого самовыражения, заставив вместо этого, чтобы не лишиться лицензии, слишком уж откровенно нарушая её условия, крутить по сотому разу старьё из пока ещё не уничтоженных архивов? Спросите об этом и чём угодно подобном – о том, о чём предпочитают не говорить Зураб Григорьевич и его команда «молодих та завзятих», и засеките с секундомером, сколько мгновений пройдет до того, как вам навсегда запретят доступ к откровениям очільника Суспільного…

Корни и крона

Но ведь не вчера началось это хамство, эта мессианская вера в собственную непогрешимость. Не зря ведь то у самого Аласании прорываются мечты о рабовладении, то, совсем по Фрейду, на эту же тему шутит хорошо знающий его Арсен Аваков. Вот, например, давняя история, упоминаемая во всех биографиях Зураба Григорьевича одной строкой и практически одними и теми же словами: «В апреле 2006 года из-за разногласий с одним из соучредителей медиа-группы Александром Давтяном коллектив медиа-группы «Объектив» прекратил выпускать свои продукты на канале «Simon»».

Вот как объясняет эти драматические разногласия Зураб Аласания: «Нами было предложено Александру Давтяну, как одному из основных учредителей, подписать соглашение об информационном невмешательстве — иначе говоря, о невмешательстве в редакционную политику Медиа-группы. Но к согласию мы так и не пришли. Как результат — 46 заявлений об увольнении». С чего это вдруг, спрашивается, возникло это «предложение, от которого невозможно отказаться»? Аласания объясняет через газету «Вечерний Харьков»: «Владелец ТРК "Симон", имеющий 75% в уставном фонде медиа-группы "Объектив", бизнесмен Александр Давтян вошел в структуры местной власти, став членом исполкома Харьковского городского совета. Данный шаг "ставит под сомнение дальнейшую независимость редакционной политики медиа-группы". Что ж, очень прогрессивно. Уже тогда относительно молодой харьковский журналист Аласания, не ведая об уготованном ему великом реформаторском будущем, закладывал принципы Суспільного. Правда, стоит упомянуть, что, эмоционально обвиняя своего «друга и коллегу», как он сам называл А. Давтяна, в давлении на редакционный коллектив, Зураб Григорьевич категорически отказывался говорить о фактах. «Хоть застрелите меня, коллеги, но фактов от меня сегодня не добьетесь! Я не желаю рассуждать, как каждый из нас в этом городе строит отношения с владельцами. Мы - не «белые вороны» среди вас…».

Но, как говорили древние: «Audiatur et altera pars». Или, в соответствии с принципами Римского права и со стандартами Настоящей Журналистики: «Да будет выслушана и вторая сторона». Итак, слово Александру Давтяну:

«В середине апреля 2006 года состоялось собрание коллектива МГ «Объектив» с участием ее учредителей, на котором коллектив МГ «Объектив» обратился к основному учредителю Александру Давтяну с предложением (а фактически — с требованием) подписать соглашение о невмешательстве в редакционную политику медиа-группы.

На состоявшемся вскоре (в том же составе) втором собрании Александр Давтян согласился с указанным требованием и выдвинул встречное условие, чтобы обязательство о невмешательстве в редакционную политику распространялось не только на него лично, но и на остальных учредителей, включая З. Аласания. После этого коллектив МГ «Объектив» взял небольшой тайм-аут на обдумывание, и через несколько дней был назначен срок проведения третьего (последнего) собрания, на котором предполагалось достижение окончательных договоренностей к взаимному удовлетворению сторон.

На последнем собрании коллектив МГ «Объектив» объявил о своем увольнении, тем самым подтвердив неприемлемость для себя (а точнее — для З. Аласания) условия Александра Давтяна. Основным аргументом, прозвучавшим со стороны МГ «Объектив» в пользу грозящей им в будущем несвободы слова, было то, что Александр Давтян «вошел в новую городскую власть», находящуюся в сфере влияния Партии Регионов, став членом исполнительного комитета Харьковского городского совета. И «вроде как» это не может не сказаться на работе МГ в смысле вмешательства в редакционную политику (это все-таки предположение или уже утверждение? А где же факты?)

Здесь возникают вполне естественные и закономерные вопросы:

1. Почему подобных предположений у коллектива МГ «Объектив» не возникло, когда З. Аласания стал директором ХГОТРК, подчиненной не только, но, наверное, прежде всего «оранжевому» губернатору Харьковской области?..

3. Почему то, что бывший главный редактор еженедельника «Объектив-Но» (подготовкой которого занимался до увольнения коллектив МГ) Н. Стативко, став пресс-секретарем губернатора Арсена Авакова, регулярно посещала Зураба Аласания в бытность его директором МГ, не являлось угрозой независимости ее редакционной политики?

4. А разве не сказывалось на «независимости» редакционной политики МГ то, что З. Аласания под свои проекты (далеко не всегда реализованные) неоднократно просил и брал солидные суммы денег у различных крупных харьковских бизнесменов, в том числе представляющих (а в некоторых случаях и возглавляющих) областные организации различных партий (что в Харькове ни для кого не тайна)? Можем ответить: еще как сказывалось и практически сразу же отражалось на редакционной политике наших «независимых» из медиа-группы. (А как же иначе: обязательства перед большими людьми за взятые большие деньги надо-то отрабатывать в эфире).

И так далее, так далее, так далее… Сомнительная и какая-то однобокая аргументация у наших журналистов и их шефа.

В качестве необходимого комментария

1. «Справедливость» требования коллектива МГ «Объектив» о полном невмешательстве в редакционную политику со стороны одного учредителя (А. Давтяна) и сохранение такой возможности без малейших ограничений для другого (З. Аласания) очевидна для любого мало-мальски рассудительного человека.

2. Зураба Аласанию всегда устраивал только полный, всеобъемлющий и тотальный контроль за деятельностью МГ «Объектив». Ничего предосудительного — ведь он директор, сам полностью выбирающий методы и средства организации деятельности компании. Но такая же ситуация сохранялась и в течение того полугода, когда он уволился из МГ «Объектив» и стал директором ХГОТРК.

3. А о чем говорят заявления об увольнении всех сотрудников, не написанные каждым от руки, а распечатанные на принтере, куда каждый только вписал фамилию и поставил подпись? Только опять об общеизвестном: в составе уволившегося коллектива есть несколько приближенных и сильно обязанных Аласания людей, которых он брал на работу, с первых дней «кормил с рук» и обеспечивал дополнительными «довольствием и пайками». В результате они и являлись верными и преданными проводниками его идей (а по сути — комбинаций) и агитаторами внутри достаточно многочисленного коллектива МГ, поддавшегося на спланированную провокацию своего фактического шефа.

Вот только кто они — эти коварные учредители и где они — эти свободолюбивые журналисты? Если кого и можно в этой ситуации обвинить в коварстве, так это З. Аласанию, который цинично использовал всех в своих личных интересах и интересах тех, кто за всем этим стоит (похоже, и здесь «торчат уши» нашего губернатора).

Как красиво они уходили

Проводимая в настоящее время (но еще не завершенная) инвентаризация в МГ «Объектив» уже показала отсутствие некоторых единиц дорогостоящей техники. А чего стоят выдранные из компьютеров «по живому» дисководы, снятые и унесенные телефонные аппараты?!

Ну и на десерт: уволившимися сотрудниками медиа-группы был украден интернет-сайт компании. По заданию Аласания один из уволившихся сотрудников, а именно администратор сайта, заранее перерегистрировал его на другую организацию.

На все нелицеприятные вопросы о ситуации с имуществом директор МГ «Объектив» А. Синицын неоднократно заявлял (при свидетелях), что директором он (ранее бухгалтер) числился только формально, занимался исключительно ведением финансовых документов и отчетности, а фактически полностью руководил организацией все это время ее бывший директор Зураб Аласания.

Напоследок

Но не все задуманное пошло по его плану — у него не получилось самое главное: оставить телеканал «Simon» без профессионально сделанных ежедневных новостей. Он и его подчиненные всегда очень высокомерно и надменно относились к своим не менее (а иногда и более) профессиональным коллегам, работающим как на телеканале «Simon», так и вне его. Поэтому и недооценили возможности и потенциал своих коллег. Так что медиа-группа «Объектив» не умерла — она есть и будет работать, хотя и с обновившимся кадровым составом (да и то не полностью).

Пройдет время, оно все расставит по своим местам. Мы получим ответы на те вопросы, на которые сегодня у нас ответов еще нет. И мы, и все остальные увидим, где находится тот остров свободы (а может, теплое место?), который с завидным упорством ищет З. Аласания».

Невольно позавидуешь выдержке и настойчивости Зураба Григорьевича: одиннадцать лет шлифовать свои ноу-хау, чтобы в 2017, доведя их практически до совершенства, продемонстрировать свои наработки уже не одним только харьковчанам, а сразу всей стране!..

Вот ведь, как в воду глядел Арсен Аваков, толкуя значение татуировки на затылке своего любимца…

«Откуда деньжишки? Из Фонда, вестимо!»

Есть такая еврейская поговорка: «Деньги любят слёзы». Проверенная веками. Поэтому, в общем-то, не удивительно, что по каждому удобному поводу и даже безо всякого повода Зураб Аласания плачется о вечной нехватке денег, недоданных ему злобным государством. И подчёркивает свой вклад в общее дело: «Вот конфеты стоят на столе — это на мои деньги. Потому что у нас не предусмотрены представительские расходы. Это мелочь, но когда, например, у новостей не хватает бензина, мне плевать на такие условности. Вот я, вот мой кошелёк».

Выдавил из эфира самую рейтинговую программу – шоу Савика Шустера, по официальной, неоднократно озвученной версии, не сойдясь с ним взглядами на политику и журналистские стандарты. Дескать, на НСТУ нужен не скандал, как у Савика, а вдумчивый, пусть и нудный, разговор о сути. Взамен не появилось ничего нового. Причина? Всё та же: государство зажало деньги. «Я надеялся сделать программу, которая была бы по масштабам такой же — подчёркиваю, по масштабам, не по смыслам и не по содержанию. Попытался играть в красивую, чистую игру с государством. Спонсирование государственной компанией государственной же компании, вклад в демократию, чёрт вас подери. Не получилось».

Странновато, конечно: с одной стороны, государство – воплощение всего враждебного, нечто по определению чуждое любому уважающему себя журналисту. С другой, не даст это самое государство денег – и на качественный контент можно не рассчитывать. Ну, что ж тут поделаешь – такая у руководителя НСТУ позиция. Зато и областным филиалам, где местное вещание срезано дальше некуда, и, хоть количество сотрудников сокращено не меньше, чем вдвое, но ни обещанного повышения зарплат не произошло, ни денег на производство новых программ не появилось, всегда можно указать на истинного виновника их гордой нищеты. Помните, как Зураб Григорьевич нервничал и сыпал угрозами, узнав, что ненавистные ему директора объясняют двухмесячную задержку зарплат в начале 2016 года не злокозненностью государства, а халатностью собственного руководства? С тех пор схема не изменилась. Виновник любых неприятностей назначен, и сомнения в истинности этого догмата однозначно караются увольнением.

И надо сказать, что народ охотно верит в зраду зрадную. И не пытается задавать вопросы. А те, кто пытается, долго в составе «молодой команды» не задерживаются. Но, как говорил папаша Мюллер: «Что знают двое, то знает свинья». Так что, пожалуй, самое время ознакомиться с ещё одним человеческим документом.

Итак, слово очевидцу и непосредственному участнику событий. Не по наслышке зная методы команды Зураба Аласании, используемые, чтобы дискредитировать оппонентов, он предпочёл не называть своего имени. История о том, как и за какие деньги созидалась программа «Це вже ЧереЩур»…

«1. Проект вироблявся за підтримки ГО "Фундація Суспільність", яка в свою чергу отримала цільові кошти «InterNews” (в рамках проекту "У-медіа") на виробництво вечірнього шоу на соціально-економічну тематику. Проект мав бути реалізований протягом другої половини 2017 року.

Ось фрагменти Договору. В ньому прописана роль НСТУ:

«Проект «У-Медіа» підтримує Фундацію «Суспільність» (ФС) у роботі з Національною суспільною телерадіокомпанією України (НСТУ) та телеканалом UA:Перший, щоб розвити сильного та такого, що заслуговує на довіру, суспільного мовника, що був зареєстрований 19 січня 2017. Реформа суспільного мовлення – вирішальний крок для розвитку демократії і прозорості в Україні. ФС та НСТУ сфокусуються на трьох взаємопов’язаних напрямках під час імплементації цього проекту:

1) Виробництво інноваційного телешоу для обговорення важливих економічних, політичних, соціокультурних реформ в Україні…

ФС разом із UA:Перший створить 7 інноваційних 26-хвилинних програм із попередньою назвою «ЧерезЩур ПостШоу» [пізніше кількість було збільшено до 11]. Назва може змінюватися у процесі виробництва. Технічно шоу стане кроком вперед від теперішнього сатиричного шоу Майкла Щура (псевдонім телевізійного журналіста Романа Вінтоніва) з назвою «#@)₴?$0 з Майклом Щуром», виробництва НГО «Українське ТБ Торонто» для суспільного мовника (прем’єрний показ) та Каналу 24 (повтор). Метою «ЧереЩур ПостШоу» стане допомога аудиторії у роботі з потужними масивами інформації, а також покращення медіаграмотності та навиків критичного мислення, щоб люди могли відрізняти фейки, неважливі новини від об’єктивної інформації. «ЧерезЩур ПостШоу» подаватиме глядачам щотижнево історії загального інтересу у сатиричній манері. Розвиток політичної, економічної та соціальної ситуації будуть обговорені у студії з ведучим Майклом Щуром та двома гостями (політиками, посадовцями, зірками та експертами) у сатиричній манері через призму тижневого порядку денного в Україні. Аудиторія (20-25 відібраних глядачів) будуть присутніми у студії, однак ФС та «UA: Перший» у процесі створення шоу визначаться з форматом взаємодії з ними.»

Так було прописане завдання в Договорі між Інтерньоз та ГО "Фундація Суспільність".

2. Фінансова участь ГО "Фундація Суспільність" в частині виробництва «ЧереЩур» обмежувалася виробництвом графічного оформлення, декорацій програми та витратами на технічне забезпечення (освітлювальне обладнання; мультимедійне обладнання; лебідки та конструкції; камерне обладнання; звукове обладнання).

3. Витрати на технічне забезпечення становили 9 490 долларів США (курс 25,8 в першому транші) на кожну з 11 програм.

4. Участь НСТУ у виробництві програми «ЧереЩур» була частково визначена в угоді між Інтерньоз та ГО "Фундація Суспільність". Гроші в Суспільність надійшли в червні. В серпні виробництво програми не зрушило ні на крок. Нові керівники забігали, захвилювались та запросили мене запустити проект в якості Виконавчого продюсера. Читаючи надані мені для ознайомлення документи, одразу виникло питання: чи не є тиском на Суспільного мовника (точніше на формування ним програмної концепції) згадування певних форматів та зобов'язань в угоді між іншими організаціями. Але ж то є донори, на них дихати бояться. Я зробив припущення, що ця угода є результат прямих домовленостей Зураба з донорськими організаціями і в середині серпня включився в роботу над проектом.

5. Пілотний випуск програми «ЧереЩур» було відзнято 11 жовтня 2017 року. В ході роботи над пілотом були представлені сценаристи, відбір яких провів особисто Вінтонів як керівник проекту. Ще до початку відбору сценаристів Вінтонів озвучив визначену ним вартість їх роботи – 2 000 долларів за випуск. Рішення керівника проекту та члена Правління не оскаржувалось. Натомість, результатом роботи сценаристів в рамках пілоту залишився незадоволеним (рівно як вся творча група). Причина незадоволення не стосувалася творчого наповнення - визнаю це компетенцією керівника та ведучого проекту. Але результат своєї роботи сценаристи надали в сирому вигляді (російська мова, непораховані хронометражі). На вимогу привести результат роботи в належну форму сценаристи відповіли агресивною відмовою. Сценарій доводився до ладу силами НСТУ.

6. Після запису пілотного випуску з Вінтонівим відбулася приватна розмова, в якій я повідомив його про те що за якістю виконання робіт сценаристами їх вартість виглядає завищеною, а, оскільки жодних тендерів не проводилось і визначення підрядника було здійснено особисто Вінтонівим, це виглядає як зловживання. Наступного дня Вінтонів повідомив мені своє рішення продовжувати виробництво без моєї участі.

Це, власне, преамбула для розуміння експозиції.

До кінця року боло відзнято та вийшло в ефір 11 випусків програми відповідно до грантового Договору.

З подивом дізнався про проведення ось цієї закупівлі:

Ніхто з членів команди, що забезпечувала виробництво пілотного випуску, не бачив концепції шоу як такої. Договір носить ознаки фіктивного.

Сумнівним є також визначення вартості концепції. Наприклад, вартість концепції економічного тижневика на замовлення НСТУ становить 20.000 грн.

Так то ж цілий Економічний тижневик! Цікаво, концепція ЧереЩур хоч існує?

В жовтні-грудні керівництвом НСТУ було проведено ще декілька закупівель:

(https://goo.gl/TZKh8t)

(https://goo.gl/176Zaq)

Якщо порахувати, то в частині сценаріїв загалом було оплачено 8 програм: пілотний випуск, новорічний випуск та 6 програм в рамках Договору з Сайковим Олександром Вікторовичем. Мені здалася дивною дата підписання договору з Сайковим (360.000 грн за 6 програм) - 21 грудня 2017 року. На цю дату всі програми ЧереЩур були відзняті. Я графік відслідковув. Так можна: прийняти роботу, а потім підписати договір? Чи просто зливали гроші?

Також можна побачити різну вартість сценаріїв. В чому різниця?

А 26 грудня був укладений ще дивніший договір з Фізичною особою - підприємцем Шиповським Дмитром Валерійовичем (189.000 грн).

В договорі можна знайти калькуляцію, що включає в себе:

1. Постановочне спецосвітлення та постановка камер 25.000 грн (нагадаю, технічне забезпечення вже профінансоване з донорських коштів)

2. Монтаж та запис звуку «Черещур» 50.000 грн

3. Технічне продюсування «Черещур» 60.000 грн (це що таке?)

4. Оренда реквізиту «Черещур» 30.000

5. Залучення акторів масових сцен «Черещур» 18.000 грн (Це також цікавий момент: в пілотному випуску масовка-гості були безкоштовними. Мені відомо, що після мого відсторонення НТСУ почало платити масовці по 100 грн. Можливо це саме ці гроші? У пана Шиповського, напевно, і договори з людьми є?)

6. Забезпечення райдером гостей програми «Черещур» 6.000 грн».

На очереди ещё несколько любопытных документов, но, прежде чем перейти к ним, давайте перечитаем ещё раз фразу: «чи не є тиском на Суспільного мовника (точніше на формування ним програмної концепції) згадування певних форматів та зобов'язань в угоді між іншими організаціями. Але ж то є донори, на них дихати бояться». И вспомним некоторые тонкости относительно обстоятельств появления в эфире «UA: Першого» ряда журналистских расследований о «рюкзаках Авакова», «российских корнях Наливайченко» и т.п. Иными словами, тех программ, которые Зураб Григорьевич регулярно приводит в подтверждение того, что «Аваков мне друг, но истина дороже». Так вот, ни одна из этих передач не создана журналистами «UA: Першого». Эти расследования сняты на грантовые деньги Дмитром Гнапом и, согласно договору с теми самыми донорами, на которых на НСТУ «дохнуть боятся», должны транслироваться в эфире «UA: Першого». Отнюдь не бесплатно. Ну, а своими силами «молодая команда» Зураба Аласании с теми же персонажами снимает совсем другое кино. Но об этом чуть позже…

Оно, конечно, «Гранты, доноры – это дохлая модель, потому что она развращает. Она не дает думать, а как выжить самому», но ведь денег-то всегда очень хочется. И побольше!.. И доноры со своими грантами успешно продолжают развращать живущих идеями реформаторов. Согласно официальному отчёту финансовой «прокладки» Зураба Аласании – благотворительного фонда «Поддержки создания и развития общественного телевидения и радиовещания Украины», только в виде благотворительной помощи НСТУ с 29.05.2014 по 07.02.2017 получил $1 524 906,80. Более полутора миллионов долларов! Стоимость производства минуты программ, выходивших сначала на Общественном телевидении, колебалась между 39 и 1200 долларами. Среди главных благотворителей – «Рада Європи; ВВС Media Action; Інтерньюс Нетворк/США; Deutsche Welle Akademie; Фонд Розвитку ЗМІ/Посольство США; ЮНІСЕФ; Європейський фонд на підтримку демократії; NIRAS-MyMedia».

Не станем рассуждать о том, слышали ли в областях о том, сколько может стоить работа журналистов при столь щедрой международной поддержке. Спросим сами себя: видели ли мы в эфире «UA: Першого» хоть что-нибудь, о чём можно было бы с уверенностью сказать: «этот продукт безусловно стоит таких денег!»?

Давайте снова обратимся к первоисточнику. На этот раз – к протоколам заседания Наблюдательного совета НСТУ. А если точнее – к бурным дискуссиям о суммах, ежеквартально причитающихся лично Зурабу Григорьевичу и членам его Правления за проявленные «надзусилля». Увлекательнейшее чтение, не оторваться!..

Итак, протокол № 16 от 08.11.2017. Вот два из четырёх пунктов повестки дня:

1. Про затвердження Положення про преміювання Голови та членів правління ПАТ «НСТУ».

2. Про встановлення премій членам правління та Голові правління за результатами роботи в ІІІ кварталі».

Дальше – только цитаты.

«Про затвердження Положення про преміювання Голови та членів правління ПАТ «НСТУ».

«Володимир Яворівський висловив думку, що розрив між оплатою праці правління і інших працівників ПАТ «НСТУ» є величезним.

В’ячеслав Козак підтримав позицію Володимира Яворівського і назвав різницю в нарахуванні зарплат і премій між журналістами і членами правління просто шокуючою. Він підкреслив, що такий розрив деморалізує людей. За його словами, окремі журналісти, які працюють в прямому ефірі, стверджують, що отримують лише по 5000 грн, разом з тим Наглядова рада розглядає преміювання правління на суму 172 000 грн. Він звернув увагу на значний обсяг недофінансування суспільного мовлення і попросив роз’яснити логіку таких рішень.

Зураб Аласанія повідомив, що з 2 квітня 2018 року вводиться в дію новий штатний розпис, де значно збільшенні посадові оклади всім працівникам [имеется в виду тот самый «раздел имущества убиенных товарищей» -- увеличение зарплат «выжившим» сотрудникам за счет средств, освободившихся в результате массового сокращения по всей системе НСТУ]. Він базуватиметься на основі вже оновлених Наглядовою радою Умов і розмірів оплати праці».

«Дарія Карякіна висловила думку, що премія не може бути однаковою для всіх. Нарахування премії не має бути автоматичним, а на підставі звітів»

«Тетяна Лебедєва поставила на голосування пропозицію Ігоря Хохича додати до Положення пункт 9 в такій редакції: «Розміри премії визначаються відповідно до досягнених результатів за поточний період та не можуть перевищувати розмірів, визначених пунктом 5».

Голосування: За – 4, проти – 0, утрималися – 8 (Т.Аврахов, В.Бринзак, Є.Глібовицький, Д. Карякіна, Т.Лебедєва, В. Міський, С. Остапа, Н. Скрипка)

Рішення не прийнято».

«Ігор Хохич зауважив, що в звітах членів правління не розмежована робота, яка складає їхні посадові обов’язки, та «надзусилля», за які має відбутися преміювання.

Євген Глібовицький зауважив, що Наглядова рада свідомо встановила невисокі за ринковими мірками оклади для голови та членів правління, маючи намір завдяки преміям наближати зарплату до ринкового рівняТепер недоцільно порушувати цю логіку, принаймні до моменту перегляду балансу між окладом та премією у заробітній платі голови та членів правління.

Юрій Макаров звернув увагу, що надзусилля – це зі старим штатом і апаратом, в умовах недофінансування, за півтора квартали фактично повністю перезапустити мовлення двох теле- та трьох радіоканалів. Якщо питання стоїть в демонстрації ще якихось надзусиль, то він готовий відмовитися від будь-якого преміювання [Истории не известны случаи, когда член Правления НСТУ Юрий Макаров отказывался от премий за незадокументированные «сверхусилия»].

«Вадим Міський озвучив подання Голови правління про преміювання членів правління в розмірі трьох посадових окладів та вніс пропозицію про преміювання голови правління в розмірі трьох посадових окладів та запропонував не заслуховувати звіт голови правління, так як на попередньому засіданні Наглядової ради Голова правління доповідав про стан реформування і проведену роботу».

Ігор Хохич зазначив, що він готовий голосувати за призначення 100% премії тільки голові правління та члену правління Інні Гребенюк. У звітах інших членів переважно описані процеси, які відображають виконання членами правління функціональних обов’язків та немає суттєвих досягнень, за які мають нараховуватись премії.

В’ячеслав Козак висловив здивування однаковим розміром премій, 100% від окладу, усім членам правління. На його думку, не можуть всі працювати однаково, тому доцільно варіювати розмір премії – комусь 100%, комусь 50%, комусь 10%, а дехто взагалі на премію не заслуговує. Він зауважив, що кожен робить різний внесок в розбудову Суспільного, тому премії повинні відрізнятися. Він підкреслив важливість впровадити чітких критеріїв оцінки ефективності роботи.

Дарія Карякіна висловила зауваження, що у звіті Романа Вінтоніва згадується також діяльність за кінець ІІ кварталу [то есть, к оплате предъявлены «сверхусилия», уже оплаченные по итогам второго квартала]».

Вирішили: …встановити премію за результатами роботи у третьому кварталі 2017 р. Голові правління ПАТ «НСТУ» З. Аласанії в розмірі 3-місячного посадового окладу (230 400 грн).

Голосування: за – 11, проти – 0, утрималися – 1 (Л. Малазонія).

Рішення прийнято.

Вирішили: …встановити премію за результатами роботи у третьому кварталі 2017 р. члену правління ПАТ «НСТУ» Гребенюк І.І. в розмірі 3 місячного посадового окладу (172 800 грн).

Голосування: за – 11, проти – 0, утрималися – 1 (Л. Малазонія).

Рішення прийнято».

По остальным членам Правления голосование разнообразием не отличалось. Каждый получил свои 172 800 грн. Чтобы никому не обидно было… Наблюдательный совет с этим не стал спорить.

Однако, возможно, мы просто завидуем чужому успеху? Или не понимаем сути той титанической работы, платить за которую каждому члену Правления НСТУ, не говоря уж о его председателе, нужно куда больше, чем получают Президент Премьер-министр, и Генеральный прокурор, вместе взятые? Взглянем на то, как сами получатели этих премий описывают свою работу за три месяца. Начнём с гордого и обидчивого Юрия Макарова. Отчёт за IV квартал 2017 года. Текста немного, можно привести его полностью, дабы избежать обвинений в манипуляциях.

«1. Проведено повний аудит контенту телеканалу «UΛ: КУЛЬТУРА» та радіо «КУЛЬТУРА».

2. Замінено керівний склад телеканалу та радіо КУЛЬТУРА, проведено кадрову ротацію з метою зміцнення кадрового потенціалу телеканалу «UΛ: КУЛЬТУРА».

3. Розпочато поступовий ребрендинг телеканалу «UΛ: КУЛЬТУРА», виготовлено міжпрограмку та перевдягнено окремі програми.

4. Ведеться подальша ревізія контенту каналу «UΛ: КУЛЬТУРА» й, головним чином, ТО «Культура».

5. Розроблено принципово іншу концепцію мовлення каналу «UΛ: КУЛЬТУРА» на основі горизонтальних прямоефірних лінійок, з цією метою перебудовується АСБ-6 під потреби прямоефірного наскрізного мовлення з 7.30 до 23.00 (від березня 2018 р.).

6. Підготовлено до запуску програми тем театру, архітектури, історії повсякденності, сучасного мистецтва, академічної музики.

7. Вперше силами ПАТ «НСТУ» відзнято повноцінне реаліті-шоу про підлітків – соціальних активістів. Отримано 156 годин матеріалу, ведеться монтаж. Ефір перших 9 випусків – у новому напівсезоні (березень 2018 р.) на «UΛ: ПЕРШИЙ».

8. Підготовлено до пітчинґу та подальшого виробництва формати нових просвітніх програм за умови їхнього фінансування. 7 форматів готові до запуску.

9. Іде робота з переводу виробництва частини програм на outsourcing з метою оптимізації ресурсів.

10. Розроблено програму на тему інклюзивності людей з особливими потребами. Запуск – березень 2018 р.

11. Запущено у виробництво серію документальних фільмів, присвячених історії та культурі національних меншин України.

12. Проводиться подальша оптимізація кадрів у рамках існуючих творчих об’єднань.

13. Ведуться переговори з іноземними культурними інституціями в Україні з метою надання для показу на каналах «UΛ: ПЕРШИЙ» та «UΛ: КУЛЬТУРА» кінокласики Польщі, Німеччини, Франції, Британії. Узгоджено надання першого пакету фільмів із Польським інститутом ім. Адама Міцкевича.

14. Розроблено концепцію перетворення Дому звукозапису на культурно-просвітній центр «Суспільна філармонія» – спільно з керівництвом розважального напряму та керівництвом ДЗЗ.

15. Проведено переговори з керівництвом КІМ ім. Р. Глієра та Міжнародного конкурсу молодих піаністів пам’яті В. Горовиця з метою переведення заходів конкурсу на майданчик ДЗЗ на постійних засадах і в зв’язку з цим надання одного концертного роялю «Steinway» в розпорядження ДЗЗ.

16. Оскільки робота напряму ведеться на перспективу, значна частина зусиль знайде своє втілення в новому сезоні».

Похоже, талантливый писатель Юрий Макаров большую часть времени потратил впустую. Таких гонораров – 172 800 грн. за страницу текста, больше смахивающего на протокол о намерениях, не принёс бы ему ни один бестселлер…

А вот сверхусилия Александры Кольцовой в её собственном изложении. Отчёт за всё тот же IV квартал 2017 года. Тут текста ещё меньше. Приводим без купюр.

«В період з 27.11 до 05.12 в рамках роботи конкурсної комісії проведено 223 співбесіди з претендентами на посади менеджерів та продюсерів філій ПАТ «НСТУ» [Вы не поверите: никто из тех претендентов на должности менеджеров и продюсеров, с которыми удалось пообщаться, во время собеседований не видел Александру Кольцову даже на горизонте. Впрочем, все эти мероприятия записывались на видео и, пожалуй, не составит труда провести элементарную сверку].

Розважальний напрям

Проведені і тривають роботи із забезпечення трансляцій та висвітлення Кубку світу з біатлону та Олімпіади (кастинги ведучих, конкурс коментаторів, розробка концепції студії) (телевізійний та digital продукт).

Відбулася трансляція фіналу Дитячого пісенного конкурсу Євробачення – 2017 з м. Тбілісі (Грузія).

Відбувся перший етап перевипуску оновленого проекту «Фольк-musiс» та «Фольк-musiс. Діти». Вироблено кілька програм.

Вироблено цикл програми «Роздягалка». Програма на ревізії на час Олімпіади. У рамках програми проведено фотосесію українських спортсменів для мерчандайза програми, здійснюється робота зі створення digital-матеріалів для сторінки проекту.

Вироблена новорічна програма-концерт.

Відзнятий матеріал концерту «Відкривай Україну».

Записані аудіо-номери для digital-проекту «Фольк-musiс». Здійснено кілька фондових записів фольклорної музики для радіо «Культура».

Структурні зміни – добрано команду у розважальний напрям.

Менеджери спортивного напрям пройшли навчання (тренінг DW).

Відбулась участь у конференції «Роль національних парламентів у покращенні незалежності та плюралізма у медіа» (м. Будапешт, Угорщина).

Оновлена програма «Фольк-musiс» у грудні демонструє зростання рейтингу телеперегляду».

Ну, в общем, понятно, что обычные для любого телевизионного руководителя обмены телефонными звонками, e-mail’ами, прайс-листами – рутинный процесс закупки фильмов, со свойственной господину Макарову поэтичностью названный ПЕРЕГОВОРАМИ (хорошо, хоть не саммитом), поездка за казённый счёт в Венгрию, или махание платочком вслед менеджерам, отправляющимся в соседний кабинет на тренинг по грантовой программе – это именно та работа, которая не покрывается заоблачными зарплатами и требует дополнительного финансового поощрения.

Однако в конце 2017 года член Наблюдательного совета НСТУ Алексей Панич заявил о решении не выплачивать членам Правления годовых премий. А вместо этого выплатить максимальные премии за IV квартал. Замотивировано это было в лучших традициях оруэлловского «Министерства правды»: «З огляду на скрутну фінансову ситуацію, правління компанії попросило Наглядову раду не розглядати питання про премії голові і членам правління за підсумками року. І це, я вважаю правильно. Замість цього, премії голові і членам правління за підсумками четвертого кварталу ми затвердили, причому в максимальному розмірі, передбаченому контрактами». Так что и по сей день остаётся тайной – то ли они все вместе собирались вдобавок к и без того регулярно и бесперебойно получаемым вторым окладам, заплатить себе ещё 12, то ли решили, что те, кому адресовано это подкупающее своим альтруизмом послание, не смогут самостоятельно умножить 4 на 3…

Как бы там ни было, но исторический протокол заседания Наблюдательного совета, свидетельствующий о бескомпромисссной борьбе реформаторов-бессребреников за государственные деньги, заслуживает занесения в анналы истории.

Протокол заседания Наблюдательного совета ПАТ «НСТУ» № 17, 26.12.2017.

Бодрый отчёт о массовых сокращениях, деликатно названых «кадровой оптимизацией»: «Кадрова оптимізація: станом на 1 жовтня штатна чисельність складала 7318,25 одиниць, на 20 грудня - 6574,75 одиниць, планується, що з 2 квітня штатна чисельність складе - 4087 одиниць» (Из оставшихся на всю страну 4 тысяч, тысяча девятьсот - сотрудники киевского «Карандаша»).

Ну, а дальше то, ради чего, собственно, и собирались:

«Про встановлення премій Голові та членам правління ПАТ "НСТУ" за результатами роботи у IV кварталі 2017 року.

Зураб Аласанія поінформував про відмову голови та членів правління від преміювання за підсумками роботи за рік у зв’язку з недостатнім фінансуванням ПАТ "НСТУ".

Тетяна Лебедєва поінформувала, що надійшло подання від голови правління про встановлення премій членам правління за результатами роботи у четвертому кварталі 2017 р. в розмірі:

- Вінтоніву Р.І. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.);

- Гребенюк 1.1. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.);

- Кольцовій О.А. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.);

- Макарову Ю.В. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.);

- Никоненку Р.Ю. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.);

- Чернотицькому М.М. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.).

Вадим Міський запропонував встановити премію голові правління за результатами роботи у четвертому кварталі 2017 р. в розмірі 3-місячного посадового окладу - 230 400 грн.

«Тетяна Лебедєва поцікавилася чи потребує обговорення встановлення премій голові та членам правління за результатами роботи у IV кварталі 2017 року.

Лаврентій Малазонія заявив, що такі великі премії для членів правління НСТУ є неприпустимими. Особливо у той час, коли належним чином не преміюються працівники НСТУ, роботою яких пишається правління НСТУ та які безпосередньо працюють над виробництвом нових телепроектів: журналісти, оператори, редактори та інші. За його інформацією вони отримують мізерні кошти. На думку Л. Малазонії, звіти членів правління на 90% складаються з переліку виконання їхніх посадових обов’язків, які вони мають виконувати за контрактом і за які вони отримують зарплатню. На його думку, це не коштує 172 тис 800 грн кожному».

Зураб Аласанія підкреслив, що не варто продовжувати на НСТУ комуністичну традицію з урівнялівкою заробітних плат [то есть, по 172 800 грн. каждому, не зависимо от… длины отчета – это не уравниловка, а рыночные отношения!] на що Л.Малазонія зауважив, якщо мова іде про таке порівняння, то точно не варто робити із правління "політбюро ЦК КПРС" із величезними преміальними преференціями. З. Аласанія поцікавився, чи не варто на думку Л. Малазонії йому свою премію роздати працівникам компанії, на що отримав від нього ствердну відповідь і обіцянку проголосувати за преміювання З. Аласанії.

[А сейчас, внимание, вишенка на торте: афористичное объяснение, зачем именно НСТУ нужны государственные миллионы!Тарас Аврахов звернув увагу Л.Малазонії, що премії не є його особистими грошима, на що Л. Малазонія зауважив, що це кошти платників податків.

Не нужно быть Нострадамусом, чтобы предсказать результат:

«Тарас Аврахов висловив зауваження, що при призначенні премій Наглядова рада має виключити суб’єктивну думку. Він вважає, що правлінням проведена велика робота, яка заслуговує на призначення премій.

Олексій Панич зауважив, що на його думку робота правління відповідає реалістичним очікуванням від них.

Вирішили: …встановити премію за результатами роботи у четвертому кварталі 2017 р. членам правління ПАТ "ІТСТУ" в розмірі:

- Вінтоніву Р.І. - 3 місячного посадового окладу (172 800 гри.);

- Гребенюк I.I. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.);

- Кольцовій О.А. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.);

- Макарову Ю.В. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.);

- Никоненку Р.Ю. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.);

- Чернотицькому М.М. - 3 місячного посадового окладу (172 800 грн.).

Голосування: За - 9. Проти - 1 (Л. Малазонія).

Утрималися - 2 (Д. Карякіна, О. Павліченко).

Рішення прийнято.

Вирішили: …встановити премію за результатами роботи у четвертому кварталі 2017 Голові правління ПАТ "НСТУ" 3. Аласанії в розмірі 3-місячного посадового окладу (230 400 грн).

Голосування: За - 10, проти - 0, утрималися - 2 (Д. Карякіна, О. Павліченко).

Рішення прийнято».

Те, кто решит, что персональное благосостояние господина Аласании и его команды высокоэффективных рефоматоров складывается исключительно из заоблачных премий, выписываемых Зурабом Григорьевичем и благосклонно утверждаемым щедрым Наблюдательным советом, действующим по озвученному Тарасом Авраховым принципу: «Не своё – не жалко». Отнюдь. Источники их доходов многочисленны и разнообразны. И на парочке из них стоит остановиться поподробнее.

Выше мы упомянули о внешне безобидном благотворительном фонде «Поддержки создания и развития общественного телевидения и радиовещания Украины», через который прогонялись миллионы донорских долларов на создание выскохудожественных программ Общественного телевидения и написание высокосодержательных концепций для него же. У человека непосвящённого может возникнуть естественный вопрос: «А зачем нужен ещё какой-то фонд? Разве доноры не могут напрямую, целевым назначением, переводить НСТУ деньги под конкретные проекты?». Но об этом спросят люди, не искушённые в… освоении грантовских средств. А представителям пресловутой медиаобщественности, объединившимся в Независимый медийный совет, и уже много лет существующим если и не исключительно, то уж точно преимущественно на деньги щедрых грантодателей, хорошо известно: для наилучшего усвоения спонсорских средств их следует предварительно перемешать в общей бочке. А условным хозяином этой «бочки» должен быть человек лояльный, нелюбопытный и неразговорчивый. Словом, свой человек.

Игорь Кобеля (в центре)

И таким человеком – так называемым «подписантом» благотворительного фонда, то есть, официальным лицом, визирующим все входящие и – особенно – исходящие финансовые документы, стал Игорь Кобеля, руководитель Черновицкой областной организации партии Валентина Наливайченко «Справедливость». Уже сам по себе этот партийно-финансовый факт в свете демонстративного и неустанно публично декларируемого Зурабом Аласанией дистанцирования от любых политиков и партий выглядит достаточно любопытно. Но это только начало…

 

Игорь Кобеля был поставлен присматривать за грантовыми деньгами НСТУ имени Аласании отнюдь не случайно. Решающую роль в этом назначении сыграл факт покровительства со стороны Александра Лиева – человека, рассказ о котором явно заслужвает отдельной главы. Но прежде чем перейти к ней, пройдёмся вскользь по послужному списку этого неразлучного тандема.

Интересы господина Лиева, о котором Зураб Аласания еще в 2014 году говорил, как о выдающемся управленце, который будет заниматься в «Карандаше» всеми административными делами, а 5 июля 2017 года назначил его исполнительным директором ПАТ «НСТУ», широки и разнообразны: от туристического бизнеса до мукомольной промышленности. И повсюду за ним, не смущаясь географией (от Черновицкой ОГА до Антимонопольного комитета Севастополя), кочует верный и политически подкованный Игорь Кобеля.

В 2013 году убеждённый «регионал» Александр Лиев становится министром курортов и туризма Автономной республики Крым. Игорь Кобеля оказывается начальником управления в этом министерстве.

В 2015 году 21-летний Кобеля становится исполняющим обязанности главы правления ГАК «Хлеб Украины». Этот факт удивительным образом совпадает с тем, что его покровитель Лиев в это же время оказывается советником министра аграрной политики Алексея Павленко. И доверенный человек, которого можно поставить «на потоки», весьма кстати снова оказывается под рукой. Очень скоро он оказывается в руководстве фирм, занимающихся продажей и переработкой зерна (зернотрейдеры ООО «Трейд Інкорпорейтед» и «Українська мукомельна компанія»).

Кроме того, он – соучредитель общественной организации «Чернівецький міжнародний інститут охорони та збереження культурної спадщини», замешанной в громком скандале с задержанием сотрудниками СБУ начальницы отдела охраны культурного наследия Черновицкого городского своета Елены Пушковой на взятке. Чиновница попалась на вымогательстве 700 долларов. И получение этой суммы было лишь одним из эпизодов. По словам правоохранителей, Пушкова регулярно требовала и получала от черновчан деньги за «решение вопросов». Именно в кабинете возглавляемой Игорем Кобелей организаци и происходила передача взятки, послужившей основанием для ареста чиновницы горсовета.

И, наконец, после того, как Александр Лиев, отзанимавшись туризмом и мукой, пересаживается в кресло исполнительного директора ПАТ «НСТУ», верный Игорь Кобеля тут же меняет профиль и становится экспертом в области финансирования общественного телевидения. После его окончательного ухода на партийную работу, директором Фонда стала Анна Десятова, бывший заместитель коммерческого директора НСТУ, а ныне – исполнительный директор основанной Александром Лиевім «Ассоциації гостинності».

И уж вот тут-то и партийные пристрастия, и партийные деньги, и давние связи начинают играть решающую роль. Чаще всего – крайне далёкую, а то и прямо противоположную тем целям и задачам, которые ставят перед собой зарубежные доноры, отправляя на развитие Общественного телевидения в Украине через фонд, контролируемый вчерашним «регионалом» Александром Лиевым и сегодняшним «справедливовцем» Игорем Кобелей…

Команда. Друзья, однопартийцы и просто отверженые

Среди многочисленных речёвок, украшающих стены здания на Мельникова, 26, найдётся и такой: «Україна як команда». Зураб Григорьевич вообще очень любит говорить о команде и о том, что «НСТУшные своих не сдают». Вот, как например, в истории с показом в эфире «UA: Першого» карты Украины без Крыма. Вице-премьеру Вячеславу Кириленко, потребовавшему назвать фамилии виновных, он ответил без обиняков: «Прізвища щоби що? Він хоче чого? Розп’яти, розвести багаття, щоб спалити людину, чи що він хоче? Він ніякого відношення не має до суспільного мовника. Суспільний мовник є незалежним і жодного втручання у свої справи ми не потерпимо. Якщо прийде до нас компетентний орган, захоче провести слідство – він отримає всю допомогу… Ми не будемо здавати людей назовні. Це неправильно. Люди мають знати, що вони захищені».

Честное слово, впору стоя алодировать такому мужеству. Если бы не одно «но»… В этой ситуации, речь идёт о ком-то из тех почти двух тысяч сотрудников, что сидят рядом с ним в «Карандаше». Ну, и ещё, конечно, можно предпложить, что дело там далеко не в чисто механической ошибке, и, назови Зураб Григорьевич имена причастных к этой геополитической новации в эфире Суспильного, как бы эти самые причастные не сболтнули лишнего…

А вот вам другая история. В 2017 году в эфире Волынского филиала НСТУ 28 апреля, в день начала операции «Висла», не появилась свечка в углу экрана. Ну, не так, конечно, чтобы совсем уж не появилась, упаси Боже! Нет, чьё-то пытливое око обнаружило, что этот знак скорби (которых в те месяцы появлялось в избытке, чуть ли не еженедельно, по самым разным поводам) отсутствовал… с 0 часов до 7 утра! Нацрада погрозила НСТУ пальцем за это нарушение – объявила предупреждение, хотя, прояви Зураб Григорьевич в том случае хоть немного той же твёрдости, что он продемонстрировал в истории с картой, и до предупреждения не дошло бы. Однако об этом вопиющем медапреступлении не кого-нибудь, а самого директора Волынского филиала Ольги Кулиш тут же было сделано множество гневных заявлений, эта чудовищная политическая ошибка, практически диверсия, была должным образом преподнесена и на сайте «Детектор медиа», управляемом представителями уже известной нам «медиаобщественности». Там же можно прочесть, что «Глава правления НСТУ Зураб Аласания и пять членов правления Александра Кольцова, Юрий Макаров, Родион Никоненко, Николай Чернотицкий, Роман Винтонив на заседании единогласно проголосовали за то, чтобы наложить на директора филиала (директора исполнительного) «Волынская региональная дирекция» ПАО «НСТУ» Кулиш Ольгу дисциплинарное взыскание в виде выговора».

Член Правления Николай Чернотицкий немедленно прокомментировал это решение в том смысле, что, разумеется, позорное пятно, посаженное Ольгой Кулиш на всё НСТУ можно смыть лишь увольнением, и на конкурсе менеджеров и продюсеров филиалов НСТУ у руководителя Волынского филиала практически нет шансов.

Конечно, в данном контексте уместно было бы вспомнить не только «Украину без Крыма», но и затяжное посылание директором Харьковской ОГТРК руководителей Госкомтелерадио, вознамерившихся получить от него заявление об уходе по собственому желанию после того как финансовая безупречность их подчинёного была поставлена под серьёзное сомнение в результате проверки КРУ… Но тут, конечно, сравнение будет некорректным: ведь как ктогда, так и сейчас Арсен Аваков был заботливым покровителем Зураба Аласании, а не какой-то там Ольги Кулиш!

Впрочем, для того, чтобы перестать быть членом команды руководителя НСТУ совсем не обязательно было заслужить выговор. Из 26 директоров сначала облтелерадиокомпаний, а потом областных филиалов НСТУ по итогам конкурса (напомним заявление Аласании в кругу «старых» директоров: «Конкурс я провожу для того, чтобы избавиться от тех, кто мне не нужен. Тех, кто нужен, я и без конкурса назначу») работу получили только трое. Причём, один из них – руководитель Ужгородского филиала, одного из лучших в системе, через два месяца уволился сам: не смог смриться с тем, во что усилиями сверху превращается компания, бывшая гордостью Закарпатья и образцом для подражания многих коллег.

Очень показателен был сценарий разговора с подавляющим большинством представителей «старой гвардии». Те, кто, несмотря на недвусмысленные сигналы из Киева о том, что им всё равно ничего не светит, всё-таки подали документы на конкурс менеджеров и продюсеров филиалов, рассказывали, что ни о планах по реформированию сетки вещания, ни о собственном видении кадровой политики в филиалах с ними практически не говорили. Зато Зураб Григорьевич задавал им один и тот же вопрос: «Чего вы так держитесь за эту должность? Чего так вцепились в это кресло?». В устах человека, в своё время начавшего с руководством Госкомтелерадио настоящую войну, чтобы удержаться в кресле директора Харьковской ОГТРК, подобные формулировки звучали более чем знаково. Ну, а главным обвинением для практически всех «бывших» без исключения было… сотрудничество с властью. Любая лояльность или хотя бы просто объективность к Президенту ли, губернатору ли или к мэру, не говоря уж о любых депутатах, что бы хорошего они ни делали, для города, области или страны, с точки зрения Зураба Григорьевича является непростительным проявлением джинсовости и должна караться немедленным и безоговорочным отлучением от Общественного телевидения. Руководитель, прошедший в Харькове отличную школу под руководством губернатора, делающего на областном телевидении собственную передачу, безусловно, знает, о чём говорит…

Впрочем, не ко всем своим сотрудникам, имеющим за плечами опыт сотрудничества с органами власти или даже личного пребывания в ней руководитель НСТУ испытывает классовую ненависть. И среди исключений подлинной звездой в короне Суспільного сияет уже знакомый нам бывший министр туризма АРК Крым Александр Лиев. Его Зураб Григорьевич страстно желал, начиная, как минимум, с 2014 года.

В общем, действительно, Аласания не кривит душой: криминала за Лиевым (по крайней мере, официально доказанного) нет. Ну, а что до политических убеждений, то тут главное, чтобы ни в коем случае не испытывал симпатий ни к Президенту, ни к Премьеру. По крайней мере, к ныне действующим. К бывшим – это сколько угодно. Вот чудесное видео из ещё украинского Крыма, в котором член Александр Лиев, член Политсовета НДП в 2004-2006 г.г., а с 2010 по февраль 2014-го член Партии регионов, доверенное лицо кандидата в Президенты Виктора Януковича, стоя на фоне красно-бело-голубых флагов и мирно прогуливающихся перед крымским парламентом «ночных волков», проникновенно рассуждает об особом пути автономии. Есть там фразы воистину афористичные: «Причина проблем - страх крымчан перед заявлениями новой власти навести порядок. У Майдана рулило чувство гнева. А здесь - чувство страха. Дурные ли мы, что начали ни с того, ни с сего бояться? Нет, не дурные. Раз боятся, значит, есть тому причины». А вот и «материализация» этих страхов: «Это касалось физических угроз большинству людей, которые когда-то голосовали за Януковича». Ну, и, разумеется, подо всем этим есть серьезная геополитическая и нейробиологическая основа: «Для нас выбор между востоком и западом очевиден: конечно, мы ментально русские!», ну, и во всём, что, в конечном итоге, случилось в Крыму, конечно же, виноват Киев: «Надо просто услышать, что говорит Крым. У нас всего лишь один вопрос вынесен на референдум: о расширении полномочий. Закон о языках депутаты Верховной Рады приняли быстро, но до сих пор, несмотря на кризис в Крыму (?!), они не внесли ни одного закона, чтобы удовлетворить наши чаяния и требования. Проблему может решить легализация референдума, то есть, проведение его совместно с украинской властью, какая бы она ни была, и расширение полномочий Крыма…». Это запись от 4 марта 2014 года… Обратите внимание, это очень важно: речь идёт о том самом «референдуме под дулами автоматов», давшем России формальные основания для заявлений о желании большинства жителей Крыма отделиться от Украины. И член правительства АР Крым Александр Лиев – его активный организатор и пропагандист.

А вот фрагменты интервью Александра Лиева «Украинской правде» 10 апреля 2014 года.

Итак… «"Зеленые человечки" всех напугали, потому что сначала подумали, что это пришли из Киева захватывать и что начнется война. Потом началась стадия отрезвления, которая оказалась в итоге заблуждением, будто бы это пришла российская помощь по защите интересов Крыма. И я в этой фазе видел рациональное зерно, потому что слушал, о чем говорят Константинов, Аксенов и, в конце концов, Путин, говоривший, что нет речи об отсоединении Крыма».

«А вы из ПР вышли?

– Не столько я из нее вышел, сколько партия ушла от меня. Партия регионов ликвидировалась в Крыму, и станет "Единой Россией". Но я ж не буду вступать в "Единую Россию"».

«…В определенный момент это стало очевидным, когда было заявлено, что Крым будет присоединяться к России.

В тот момент я сложил с себя полномочия, провел прощальную пресс-конференцию, написал внятную концепцию развития туризма в условиях революции, встретился с новым министром – нормальный европейский процесс, из всех происходящих в то время в Крыму. Передал ему документы, уговорил людей не уходить и остаться с новым министром, потому что ему надо на кого-то опираться, он же не сильно ориентируется в этих делах».

«– Еще раз к вопросу о вашем выдворении из Крыма. Вы же не проявляли антироссийскую позицию? Почему вас признали предателем Крыма?

– Я думаю, побоялись, что я займусь активной политической деятельностью в Крыму.

– Какой политической деятельностью? У вас были такие планы?

– У меня таких планов не было. Но некоторые члены президиума, принимавшие это решение, в разговоре со мной сказали: "Тебя сравнили с Навальным". Хотя я собирался оставаться жить в Крыму, подумывал о бизнесе, рассматривал возможность дальше работать в Киеве на госслужбе – но такого плана точно не было».

То есть, теперь два и два складываются: Лиев отнюдь не покинул Крым по собственным идеологическим соображениям, скорее, из чьей-то, скажем так, «электоральной осторожности». Ну, а, коли так уж карта легла, то пришлось, чтобы попасть на работу в структуру, приглянувшуюся, так как «Зураб Аласания предложил мне такой вот вариант, поскольку он не имеет политического окраса. Зураб поддерживает равноудаленность от всех структур и групп, и для меня это стало принципиальным моментом», сдержанно кивнуть в поддержку слов своего нового начальника, рассуждающего о патриотизме своего нового сотрудника... Ну, насчёт равноудалённости от структур и групп мы ещё поговорим, а сейчас – слово самому Александру Лиеву:

«– Новое крымское правительство – это надолго?

– Это правительство точно ненадолго. В Крыму все как в анекдоте про Дона Педро. Знаете?

– Нет, расскажите.

– Красавец Дон Педро приезжает в город, об этом пишут все газеты, а он такой, что ни одна женщина перед ним не может устоять. И он с удовольствием не пропускает ни одной. Один мужик читает об этом в газете, звонит жене, она не берет трубку. Приезжает домой – а там Дон Педро. Стоит перед его женой, снимает костюм – ну, полный красавец. И тут раздевается его жена, а под бельем такой целлюлит... Муж и говорит: "Как же неудобно перед Доном Педро!"

Я сейчас чувствую себя приблизительно так, как это ни комично. Потому что то первое впечатление, которое получили от крымской власти московичи, останется у них надолго. Некоторые из этих первых лиц даже в Рязани не были, а тут они прибыли в Крым и встретились с сегодняшними кадрами – и увезут результат этого общения в Москву.

Вряд ли у них останется впечатление от них, как от больших профессионалов, искренне любящих свою родину. Хотя есть крымчане очень мудрые, мои идеологические гуру, но их нет в сегодняшнем правительстве.

Неудобно, как же мы некрасиво ложимся под Москву...»

Ну, и резюме:

«– Ну, может, удастся еще Крым вернуть?

– Я фантазер, но не настолько».

Кстати, любопытно проследить, в каких условиях протекало блаженное неведение Александра Лиева по поводу того, что же действительно происходит в Крыму. Вот фрагмены из его Фейсбука:

То есть, если кому-то непонятно: Аласания использует ситуацию, «когда государство слабо», чтобы оседлать Первый национальный, а его заместитель Лиев рассуждает о том, что, пока на Майдане «беркут» расстреливает людей, Крыму самое время отхватить себе ещё кусок полномочий, и организовывает сепаратистский референдум…

Впрочем, далеко не все крымчане, читающие страницу Александра Сергеевича, смотрят на действительность через те же розовые очки, что министр туризма. Вот их комментарии под этим постом:

Уже сегодня, в должности одного из руководителей крупнейшей телерадиокомпании Украины, Александр Лиев сетует: «Крым постепенно стирается не только с “повестки дня” украинских властей, но даже из новостных блоков украинских СМИ». И тут остаётся только воскликнуть: «Что да, то да!». На НСТУ его умудрились стереть с карты Украины в буквальном смысле…

Вернёмся, однако, к столь милой сердцу вчерашнего регионала Лиева «равноудалённости от структур и групп».

Его семейная «структура» - портал Zruchno.Travel (собственником является его жена, а сам Александр Сергеевич получает там зарплату) – теперь активно пиарится в эфире НСТУ. А его протеже Игорь Кобеля, возглавляющий фонд, через который прокачиваются спонсорские деньги, предназначенные Суспільному, более чем тесно вовлечён в «группу» Валентина Наливайченко «Справедливость». К слову, в недавнем прошлом Кобеля – заместитель коммерческого директора на UA: Першому. Так что финансово-политические связи с господином Лиевым (последний в это время как раз работал заместителем генерального директора НСТУ, да и появились они там практически одновременно) он, можно сказать, сохранил в целости и сохранности. О том, насколько именно «Справедливость» близка нынешнему руководству НСТУ, свидетельствует как финансовый, так и контент-анализ.

Некоторое время назад PR-департамент Суспільного с гордостью и размахом распространил новость о том, что НСТУ категорически отказывается от политической рекламы. Увы, даже микроскопическим шрифтом в этих сообщениях не указывалось, что для некоторых, особенно близких сердцу руководства компании партий всё-таки сохраняются исколючения. Откроем финансовый отчёт партии «Справедливость». 13.10.2017 и 8.11.2017 – поступления в 16200 и 5445,54 грн. Это физическое лицо Игорь Кобеля финансирует партию Валентина Наливайченко. А вот ещё две суммы: 6 120 грн. (6.10.2017) и 2 640 грн. (2.10.2017) – это уже партия «Справедливость» оплачивает услуги Житомирского и Днепровского филиалов НСТУ. Снова совпаденьица?

Трудно найти кого-то из руководства «Справедливости», кто под тем или иным предлогом не покрасовался бы в программах НСТУ. Например, единственным кто, оказался достоин представить весь дипломатический корпус Украины по случаю профессионального праздника в программе «Доброго ранку, Країно!», стал уже давно бывший работник МИДа, но зато очень даже действующий советник по международным вопросам движения «Справедливость» Маркиян Лубкивский (https://goo.gl/PmVx2m). Если же говорить о самом партийном руководителе підписанта фонда «Поддержки создания и развития общественного телевидения и радиовещания Украины», то на «чуждом любым влияниям» НСТУ к нему относятся с особым трепетом. Вот, например, как его представляют во всё той же передаче «Доброго ранку, Країно!»(8.12. 2017): «Під час трагічних подій у серпні 1996 року, у Норвегії, коли на архіпелазі Шпіцберген сталася найстрайшніша у Норвезькій історії авіакатастрофа, у наслідок якої загинуло, на жаль, понад 140 українських гірників, він виконував ключову роль у співпраці між норвезькою та українською владою і сім’ями українських гірників на етапі ідентифікації тіл загиблих, розслідування та подолання наслідків цієї катастрофи. Він – це Валентин Наливайченко, лідер руху «Справедливість», колишній голова Служби безпеки України».

Вот он же – в бескомпромиссной «Складній розмові» (1.11.2017): «Чесність, професіоналізм, відповідальність. На кожен виклик українців політики відповідають новою політичною силою. Хто ж сьогодні є демократичною опозицією? Говоримо про це із Валентином Наливайченком, колишнім очільником Служби безпеки України, лідером партії «Справедливість»».

Не откажите себе в удовольствии, посмотрите, как самозабвенно вылизывают журналисты Суспільного человека, о теснейших связях которого со спецслужбами России, о финансовой нечистоплотности которого в эфире всё того же НСТУ, но только в рамках грантовых, а потому неприкосновенных журналистских расследований рассказывал Дмитро Гнап, проанализируйте слова и дела руководителей Общественного телевидения Украины, и вопросы: «Кому это выгодно?», «Кто заказывает музыку?», «Кто виноват?» отпадут сами собой. Правда, по-прежнему остаётся открытым вопрос: «Что делать?»… Но это уже тема для совсем другого исследования.