Журналистская этика как ходовой товар

Выборы это всегда время удивительных историй, именно этому событию и посвящена публикация случайно всплывшей черной бухгалтерии ПР, разоблачающей продажность некоторых публичных лиц.

Признаюсь, новость про публикацию бухгалтерских книг Партий Регионов меня никак не возмутила, и не порадовала. Компромат определенно имел свойство быть просроченным, а потому наверняка он был старательно вычищен дабы скомпроментировать лишь тех, кого необходимо убрать со своего пути участникам предвыборной гонки.

Сама подача материала, надутая его сенсационность, да и выбор издания для публикации лишь подтверждали мои сомнения о заказухе .

Почему я имею право так думать? Я вам расскажу.

Когда полтора года назад я отчаявшись найти однодумцев сам запустил проект FAKEOFF ко мне неожиданно стали проявлять интерес разного рода странные личности.

В основе своей это были журналисты, которые предлагали сотрудничество, но совсем не на бесплатной основе. Мне было и правда интересно, что именно они мне предлагают, плюс, призналось льстило, что обратились с таким предложением именно ко мне.

Материалов было много, были и совсем свежие, были и порядком просроченные, были и правда интересные материалы, были и рядовые, рутинные. Цены были разные, от более чем доступных до смешных, но так как я изначально покупать ничего не собирался, покидали меня торговцы правдой ни с чем.

Я не помню в какой именно момент, но в моем сознании возникла мысль, которая мучила меня, которая не давал покоя. Вопрос, который я никак не решался задать.

Намеревался, но понимая, что ответа не будет не задавал.

Пока не встретил персонажа, который предложил себя в партнеры проекту, опять же обосновывая свое участие пакетом мощных компроментирующих материалов.

Вот у него я и спросил: Скажите, а почему вы просто не можете опубликовать имеющийся у вас материал? У вас же есть собственный ресурс, вы в конце концов журналист, и ваша прямая обязанность освещать события из нашей жизни непредвзято и открыто ?

На что он мне ответил: А зачем? Информация имеет куда большую ценность, если она не опубликована, и в большинстве случаев зарабатывает журналист именно благодаря тому, что он не озвучил известные ему факты !

Дальше он объяснил мне, что основной рецепт кухни современной журналистики - это банальный шантаж. Что журналисты зарабатывая себе авторитет борца с коррупцией чаще всего монетизируют его именно шантажируя фигурантов громких дел, обещая им не выставлять на показ общественности известные им данные.

Но это если мы говорим о действительно крупном заработке.

Если речь идет о рутинной работе на авторитет, или же выполняет заказ как раз на слив , то понятно от публикации никто не воздерживается, наоборот, материалам придают налет максимальной скандальности, неоднократно анонсируют их выход, а потом выбрасывают в оговоренное время.

Признаюсь я был ошарашен, но кивал гривой и делал вид, что полностью разделяю точку зрения моего рассказчика, так как, понятно, сказать ему о том что он в подонок я не мог.

Почему?

Да потому что я был благодарен ему. Он открыл мне глаза на истинный порядок вещей в сфере журналистики.

Если я раньше наивно предполагал, что долг журналиста - излечить общество от его недостатков и других скверных качеств, вовремя указав на его болезни, не дав им развиться. То оказалось, что все наоборот!

Журналист наоборот, придерживая информацию, делает все для того чтобы болезнь развилась максимально, поразив все общество. Зачем? Потому что тут, как и в случае с медициной есть свой шкурный интерес. Запущенную болезнь нельзя будет вылечить простым вмешательством, ее необходимо будет лечить долго и стоимость такого лечения будет просто космической, а потому принесет врачевателю немалую выгоду.

ПРликс

В свете приведенного выше взгляда на вещи, любое острое журналистское расследование смотрится несколько иначе, согласитесь.

Факты, оставаясь фактами, начинают приобретать другой, завуалированный ранее смысл.

И первый вопрос который хотелось бы задать касательно амбарных книг ПР, это вопрос как называемым правоохранителям, тому же Трепаку, о какой этике, морали, долге и чести думал этот персонаж, скрывая от журналистов и правосудия эти данные?

Чего он ждал? Выгодного момента или выгодного предложения? Прежде чем предложил эти материалы известному журналисту?

Или он как Наливайченко,, который заявил что у него очень много компромата, только после того как он его сняли с должности?

Почему он не отдавал его в производство находясь на должности?Решил придержать? Дали лучшую цену за молчание?

Дозировка компромата

Интересно как получается, материала не так и много, но те крупицы которые дали, по словам журналистов составляют лишь 3% от имеющегося в наличии компромата.

Почему его дали так мало?

Почему журналисты не решились раскрыть данные целиком и полностью или выставить на обозрение?

Возникает подозрение, что пролили свет лишь только на факты которые удобны тебе или твоему заказчику.

Или публикация части материала прозвучала как прямая угроза - обещание, что если с владельцем компромата не найдут общий язык, то остальная часть материалов тоже станет достоянием общественности?

С чем связана такая порционность? Почему опубликованы только 3 процента, по какому принципу формировалась эта выборка?

Как отбирались данные попавшие в опубликованные?

Или же журналистам дали эти проценты на пробу? Кто-то желает посмотреть: как пойдет компромат, подымется ли он в стоимости?

Что будет выгоднее: передать его журналистам целиком или потерять его снова?

Время публикации

Дорога, как говорят, ложка к обеду.

Почему компромат опубликовали именно сейчас? Из-за желания Григоришина, ставшего на днях гражданином Украины, начать войну компроматов в свете его желания занять свое место в политике? Или просто публикация компромата должна дать понять тем,кто решил заявить о себе на довыборах, что их не пропустят. Что если они пойдут дальше - в эфир выльются тонны компромата?

Вообще интересно, Лещенко утверждает, что материалы эти ему были известны еще в начале мая. Так почему он тянул?

Почему материал не был подан сразу в тот же момент, когда тебе его передали?

Он ждал решения сверху? Ждал утверждения кандидатуры на довыборы?

Определялся с именами тех на ком было бы можно заработать за непубликацию части компромата, где речь пойдет о участниках довыборов?

Ценность компромата

Прежде всего, когда журналист получает такие данные, он должен понять, что те кто передал их преследует какую-то конкретную цель. Что у него нет никаких ни патриотических ни альтруистических побуждений.

Тот, кто передал его желает получить личную выгоду, и то что визуально кажется, что материал поможет бороться с коррупцией в Украине, на самом деле вряд ли соответствует действительности. Мало того, скорее всего данные изустно подготовленный фейк.

Как пишет блогер Бурбеза Григорій: Никого не смущает тот факт, что подписи коррупционеров стоят подряд, что в принципе невозможно !

Не станет ни один из них идти на такую глупость, чтобы делать публичными данные о получении денег. Или же поступать так, чтобы его братья по цеху узнали его цену, его стоимость.

Продажные политику имеют цену, но информация о их стоимости тоже ценна, а тут прямо получается прайс-лист услуг по продаже родины!

Знает ли это Лещенко? Думаю да.

Именно поэтому были опубликованы данные о проплате Украинской Правде за баннеры, этим ходом журналисты пытались показать свою непредвзятость, ну и конечно хотели легитимизировать все остальные данные.

Вывод:

То что СБУ передало малую толику информации через журналистов в эфир на самом деле не большая победа над коррупцией. На самом деле они обязаны были давно передать эти материалы в прокуратуру или расследовать сами дабы правосудие восторжествовало.

Скорее всего данное расследование ничем не закончиться, как и аналогичный проект Дениса Бигса Yanukovychleaks, который вместе со всеми документами благополучно захоронили под горой состоящей из щедрый пожертвований фигурантов.

Говорить правду сегодня иногда не только очень страшно, но иногда и очень сложно.

Говорить полуправду, или полуложь - аморально и преступно, но весьма востребовано нашим обществом, обожающим популистов.

Мы отвыкли от правды, и еще долго будем платить за ложь, которую нам выдают за правду.