Абецадло або ukrajins'koju lehše

30 января, 13:50
Почему украинскому языку нужно переходить на латинницу?



Первый раз с настоящей украинской латинкой я столкнулся в конце 90-х в богемной львовской кнайпе «Під синьою фляжкою». Меню там было на немецком и украинском. Только украинский был подан в латинском варианте Їречека (интересно, как бы это оценили активисты украинизации сферы обслуживания сегодня).



Я подумал, что это не более, чем попытка соригинальничать, пока не взялся за эту тему более тщательно. Оказывается, что существовало (и существует) даже несколько полноценных систем записи украинского языка латиницей.

На основе польского алфавита в 1834 г. свою систему (которая получила название «абецадло») предложил этнограф Иосиф Лозинский. Мотивы у него были самые благородные – приблизить русинов к европейской культуре и цивилизации и помочь им выйти из дебрей церковнословянщины. Но в то время украинская галицкая интеллигенция переживала период любви ко всему российскому, и идея заглохла. Интерес к этой системе время от времени появлялся в той части Украины, которая находилась под российской оккупацией. Тот же Драгоманов даже «Кобзаря» издал на абецадле.



Вторая волна азбучной войны поднялась в 1859 году. Латинизировать украинский язык взялся чешский филолог Иосиф Їречек. За основу брался чешский алфавит. Может быть реформа оказалась бы удачной, если бы за нее не взялся губернатор Голуховский, которого в принципе украинцы не любили. Да и москвофилы к тому времени еще никуда не делись.



В итоге, когда дело дошло до рассмотрения у «ясновельможного цісаря» ив «австрийском генштабе», который в это время занимался придумыванием украинцев и украинского языка, то реформа ограничилась тем, что из алфавита выбросили несколько церковнославянских букв и твердый знак, оставив кириллицу.



Латинка вновь напомнит о себе только в 20-х годах ХХ в. 1923 появляется статья Сергея Пилипенко «Odvertyj lyst do vsix, xto cikavyt'sja cijeju spravoju», автор которой отмечает: «tverdo perekonanyj, ščo unifikacija al'favitiv je nemynuča sprava — i to ne tak dalekoho majbutn'oho. Ljudstvo maje odnakovo pysaty, aby men'še vytračaty času na oznajomlennja z ynšymy movamy». В 1927 году на Всеукраинской конференции правописания у сторонников перехода украинского языка на латиницу не хватило одного голоса, а в 1933 году была проведена печально известная реформа, целью которой было максимально сблизить украинское правописание с русским (кстати, большая часть тех изменений действительны и сейчас).

Не вызывает сомнения тот факт, что кириллица обнаружила значительно меньшую жизнеспособность по сравнению с латиницей и, если латиница благодаря распространенности английского языка в той или иной степени знакома почти всем людям на планете, то кириллица большинству незнакома вовсе. К сожалению, на практике такое различие не выделяет язык среди других, а только отталкивает ее потенциальных носителей, уже не говоря о том, что степень соответствия международным стандартам влияет на интерес к культуре в целом.



Стремление идеологов украинской латиницы, безусловно, подкрепляются и иностранными тенденциями. Так, в Сербии, несмотря на то, что официальным алфавитом остается кириллический, в быту сербы нередко используют именно латиницу. История хорватов еще более драматична: переход на латинскую систему записи спас их от языково-культурной экспансии вышеупомянутых сербов. Почти все языки народов Средней Азии, к которым была применена принудительная русификация, перешли или постепенно переходят на латиницу. Даже в Беларуси, где языковая политика слишком сомнительна как для европейского государства, в плане приспособления латиницы и ее дальнейшего употребления сделано значительно больше, чем в Украине: например, ее можно увидеть на официальных схемах в минском метрополитене.

Часто приходится слышать о том, что вместе с кириллицей Украинцы потеряют свою самобытность. Действительно, украинский язык выглядит привычнее, если для его записи использовано именно кириллицу, но разве есть основания считать ее украинским аутентичным алфавитом? На самом деле она приблизительно на столько же аутентична для нас, как и церковно-славянский язык, для которого этот алфавит был создан. Поэтому за позицией противников перехода украинского языка на латинницу просматривается борода московского попа.