Ад, каким мы его знаем. За что нам нравится Босх

25 августа, 12:23
Художник Иероним Босх известен как создатель ужасающих образов демонов и чудовищ.

Художник Иероним Босх известен как создатель ужасающих образов демонов и чудовищ. Но, возможно, его неправильно понимают. Босх умер 500 лет назад. Это и стало поводом для Музея Северного Брабанта (что в Хертогенбосе, родном городе художника) организовать грандиозную выставку* его работ.

Впечатляющая экспозиция включает 17 из 24 сохранившихся произведений мастера, а также еще шесть картин, созданных в его мастерской.

Кроме того, на выставке, которая вызревала девять лет, представлены 19 из 20 его рисунков, дошедших до наших дней.

«Это очень значительное количество, - говорит с понятной гордостью Шарль де Моой, директор музея. – Крайне редкий случай, когда удается собрать вместе так много произведений художника, жившего 500 лет назад».

Хотя выставка не может похвастать самой амбициозной из работ Босха, написанным маслом на дубовой доске триптихом «Сад земных наслаждений» из музея Прадо в Мадриде, она являет зрителю многие друге шедевры, дающие не менее богатую и оригинальную пищу для глаза.

Парадоксальный реалист

Ерун ван Акен - такое имя будущий гений получил при рождении - появился на свет около 1450 года в семье художников в Хертогенбосе, что в переводе означает «Герцогский лес». (Его семья происходила из Аахена в Германии )

Под псевдонимом Босх (от сокращенного названия родного города - Ден Бос), взятом, как полагают, примерно в 1480 году, он заслужил славу художника, который преимущественно изображал видения преисподней.

Неистовство адских созданий, изображенных на одной из частей триптиха «Сад земных наслаждений», назвали «пожалуй, самой знаменитой сценой из загробного мира во всем западном искусстве».

На многих из его морализаторских композиций кишмя кишат ужасающие демоны и монстры, мучающие и терзающие тщедушных грешников из рода людского.

Каждое из его чудовищ, будь то мерзкие земноводные твари или уродцы с крыльями как у летучей мыши – это противоестественная и в то же время убедительная комбинация несовместимых со здравым рассудком элементов, которые могло сплавить воедино только горнило творческого воображения мастера.

Вопреки всякой логике, Босх конструировал сверхъестественные сущности и дьявольские уродства на своих картинах из легко узнаваемых частей тел животных и предметов повседневного обихода – бочек, кувшинов, ложек и воронок.

И что удивительно, по словам де Мооя, «Босх писал, как реалист».

Возьмем в качестве примера картину «Искушение святого Антония» из музея в Канзас-Сити, штат Миссури. Авторство Босха недавно было заново подтверждено нидерландскими экспертами из Проекта по исследованиям и реставрации наследия Босха**. (В рамках этой фундаментальной научной программы весь массив произведений Босха был подвергнут тщательному анализу за период в несколько лет, предшествовавших выставке.)

Итак, на переднем плане справа мы видим нескольких демонов, в том числе некое существо в балахоне с капюшоном и с ложкой в зубах, благовоспитанно сидящее за круглым столом, покрытом белой скатертью.

Ниже и левее суетится крошечное создание с перевернутой воронкой на голове, вооруженное кривой саблей.

Эти мелкие твари напоминают одомашненных эльфов и чертиков, беснующихся на кухне.

В этом конкретном случае созданные Босхом демоны карманного размера выглядят скорее симпатичными и забавными, а вовсе не страшными. Такое часто встречается у этого художника.

Похоже, что он и сам приходил в восторг от своих удивительных созданий, а также от вида пламени и запаха серы.

«Веселый человек»

«Люди часто спрашивают, был ли Босх пессимистом - ведь он так часто изображал ад, - рассказывает де Моой. - Но я считаю, что он был веселым человеком. Только посмотрите, как ему нравится изображать странности жизни».

Есть, однако, нечто такое, что не просматривается в экспозиции блестящей выставки в Музее Северного Брабанта – это то влияние, которое оказал Босх на западное искусство и культуру последующих эпох.

В свое время Босх, как говорится, женившийся на деньгах, был успешным и популярным художником, который вращался в высших сферах общества.

Его покровителями были сильные мира сего - например, Филип Красивый, герцог Бургундский и король Кастилии.

На протяжении всего XVI века его стиль имитировали бесчисленные подражатели.

В 1593 году король Филип II перенес «Сад земных наслаждений» в заложенный им дворец Эскориал под Мадридом

Тем более удивительно, однако, то, что при всей славе, окутывающей имя Босха сегодня, его специфические образы ада впали в немилость через несколько десятилетий после его кончины.

Постепенно искусство Босха стало восприниматься как старомодное.

Единственной европейской страной, где он не был забыт, оставалась Испания. В 1593 году король Испании Филип II Габсбург перенес «Сад земных наслаждений» в основанный им резиденцию под Мадридом - монастырь, мавзолей и дворец в Сан-Лоренсо де Эскориал.

В прочих местах только возрождение интереса к искусству Средневековья во второй половине XIX века вернуло творчество Босха из забвения.

Поначалу его причисляли к так называемым фламандским примитивам, ранним нидерландским живописцам, работавшим в XV и XVI веках.

«После эпохи романтизма наступило время огромного интереса к Средним векам, - объясняет де Моой. – Тогда Босх воспринимался как один из фламандских примитивов, хотя и не лучший из них».

«Странности жизни»

С пришествием эпохи современного искусства в XX веке люди стали смотреть на Босха свежим взглядом.

Так, его репутацию восстановили сюрреалисты, поскольку они восхищались его смачной манерой изображения «странностей жизни».

«Сюрреалисты считали, что Босх был первым «современным» художником, - продолжает де Моой. – Сальвадор Дали изучал произведения Босха и называл его своим предшественником».

Высказывалось даже предположение, что странное нагромождение камней, напоминающее лицо, на знаменитом полотне Дали 1929 года «Великий мастурбатор» написано по мотивам похожего образа, который просматривается в пейзаже в левой панели триптиха «Сад земных наслаждений».

«Как и Босх, Дали был совершенно реалистическим художником, чья творческая фантазия видоизменяла изображаемые им вещи», - отмечает де Моой.

Он говорит и о том влиянии, который оказал Босх на других художников-сюрреалистов, таких как Рене Магритт и Макс Эрнст.

Предполагается, что источником вдохновения для Дали при создании картины 1929 года «Великий мастурбатор» послужил «Сад земных наслаждений»

«Сюрреалисты превращали нормальное – в ненормальное, так же, как поступал Босх. В конечном счете, они взяли на вооружение только одну часть наследия Босха: они не приняли его религиозное послание, но восхищались созданными им причудливыми, оригинальными формами».

Позднее, в 1960-е годы, когда пышным цветом расцвели свободная любовь и психоделия, творчество Босха снова вошло моду.

В те времена судорожное, разнузданное совокупление, которому предавались похотливые грешники на его картинах, оказалось особенно востребованным.

На Босха стали смотреть как на своего рода "прото-хиппи", пророка контркультуры. В нем (безосновательно) видели еретика.

Конечно же, XX столетие стало великим веком кино. Немало кинематографистов черпали вдохновение в творчестве Босха.

В их числе Терри Гиллиам («Монти Пайтон», «Бандиты времени», «Бразилия», «12 обезьян», «Братья Гримм» и другие ), называющий себя страстным поклонником Босха, и Гильермо дель Торо («Мутанты», «Лабиринт фавна», Багровый пик»).

Джордж Лукас говорил, что фантазиями Босха навеяны его образы пришельцев в кинофраншизе «Звездные войны».

Босх стал образцом для подражания, на который ориентируются разработчики компьютерных игр в жанре фэнтези.

Легко понять, почему Босх продолжает будоражить наше воображение: апокалипсический настрой его картин находится в резонансе с духом нашего времени – эпохи глобальных конфликтов и международного терроризма.

И все-таки де Моой убежден, что есть и иная причина непреходящей популярности Босха.

«Хаос нашего времени – это только часть общей картины, - полагает он. – Но я думаю, что его громадный творческий заряд вдохновляет также молодых людей».

«Во всех сферах культуры, но особенно в изобразительном искусстве, люди пытаются искать новые формы. Всякий раз, когда художнику удается найти что-то новое, это потрясает нас».

«Босху удалось в реалистической манере создавать новые формы, и поэтому сотни, если не тысячи молодых художников, идут сегодня по его стопам», - считает директор Музея Северного Брабанта.