Арийская кровь зовет!

1 декабря, 16:29
"В сердце русского человека издревле борются две струи крови: одна - арийская, славянская - зовет его к деянию, к борьбе за право личности, за достоинство человека, тянет его на Запад, к будущему; другая струя - туранская, монгольская - она влечет к бездейственному подчинению чужой воле, внушает веру в непоколебимость прошлого и китайское обожание предков, которые у вас рабы, она вас тянет на Восток, к прошлому"...

Признаюсь, когда я прочитал данные слова, я не угадал автора:

"В сердце русского человека издревле борются две струи крови: одна - арийская, славянская - зовет его к деянию, к борьбе за право личности, за достоинство человека, тянет его на Запад, к будущему; другая струя - туранская, монгольская - она влечет к бездейственному подчинению чужой воле, внушает веру в непоколебимость прошлого и китайское обожание предков, которые у вас рабы, она вас тянет на Восток, к прошлому"...

Как бы вы не старались, но не получится этого и у вас.

Это отрывок из письма Горького, которое было адресовано Василию Ивановичу Брееву – нижегородскому книготорговцу и издателю, председателю нижегородского отдела "Союза русского народа" (черносотенцу).

Первая раз оно было опубликовано в парижской газете „Будущее" (L'Avenir), выходившей под редакцией В. Бурцева: в 1912 году.

По абсолютно непонятной причине, опубликовали его и СССР, в 1934 году. Правда в весьма ободранном цензурой виде. 

Тем не менее, предлагаю вам ознакомиться с полной версией письма. Отрывки вырезанные кремлевской цензурой я выделил жирным.

"Спасибо Вам, В. И., за Ваше письмо и добрые Ваши пожелания мне!

Читал я письмо это и думал: как жаль, что Вы — монархист — как это не идет к Вам, человеку сильной воли!

„Думать иначе" — не могу, ибо монархизм вообще кажется мне заблуждением, а для России — особенно пагубным.

Почему? Да прежде всего — потому, что, если люди признают над собою единоличную власть себе подобного и вручают ему неоспоримое право распоряжаться их жизнью, свободой, имуществом так, как он хочет,—это значит, что люди отказываются сами от себя, от своей воли и разума и как-бы зарывают в землю таланты свои. В этом отказе от себя можно даже усмотреть некоторую хитрость очень дурного качества: подчиняя свою волю целиком кому-то другому, человек отказывается отвечать за свои поступки: я, дескать, это не своею волею мерзости против бога и людей совершаю, а так мне свыше приказано хозяином моей жизни, монархом, которому я подчинился вполне и который отвечает за все, что я делаю.

Более того: наделяя человека неограниченной свободой распоряжаться судьбами миллионов людей, Вы как-бы творите земного бога, непогрешимого в своих поступках, и даете этому, Вами созданному, богу власть искажать и отменять законы бога небесного, в бытие коего Вы столь горячо веруете.

У нас в России, например, совершенно вычеркнуты из жизни заветы бога: „не убий" и „не укради".

Почему для России особенно вреден принцип монархизма?
Вы сами признаете, что народ русский „не крепок духом", и я соглашусь с Вами в этом, — крепость духа вырабатывается при условии свободной деятельности человека, при существовании определенных целей в будущем; — мы лишены первого и, в большинстве, не сознаем необходимости для нас второго.

Обойдя в свое время почти всю Русь, чтобы понять дух родного народа, вдумываясь в его полуязыческие представления о боге, в творчество его духа, как оно выразилось в былинах, песнях, сказках, поговорках, я везде видел одно и то же: слабость воли, шаткость и неустойчивость мысли, отсутствие твердо-намеченных целей, живых забот о будущем, печальную склонность к расплывчатой мечтательности и туманному философствованию на восточный манер...

Всё это - наши национальные черты, одинаково свойственные людям всех сословий: посмотрите внимательно и Вы увидите, что Обломов не только тип русского барина - это тип вообще русского человека; среди купцов, мужиков, чиновников Вы найдете сколько угодно лентяев Обломовых.

Известно, что „яблочко от яблони не далеко падает” и Вы напрасно обвиняете русскую интеллигенцию в нигилизме, анархизме и прочих грехах: русский мужичок придумал анархизм раньше Бакунина и принял нигилизм задолго до Писарева; — обратите внимание Ваше на секту бегунов или странников, подумайте над их учениями. Так что русская интеллигенция — плоть от плоти русского народа, если говорить о ее недостатках: а ее достоинства, с величайшими мучениями выработанные ею, таковы, что наша интеллигенция, по героизму своему и сделанной ею работе, явление совершенно исключительное в истории Европы, и только ей Вы обязаны тем, что еще не вполне азиаты.

Возьмите для примера Ваши организации „истинно-русских людей": Вам начальство мирволит, предоставляя полную свободу действий, а вы не можете собраться в стройную партию с ясной и определенной программой действий, раскололись на несколько течений, обвиняете друг друга в кражах общественных денег. А в Москве у вас вон как плохо: до 30 отделов закрыто, а около 40 накануне закрытия, якобы „по недостатку средств".

И всюду ваши организации бессильны, распадаются и распадутся, потому что—что вы, монархисты, умеете и можете делать, кроме устройства погромов? Разве вы думаете о том, как спасти родину от пагубной сумятицы, разрушающей ее: от невежества, пьянства, голодовок и всеобщего озверения, росту которого служат столь усердно ваши единомышленники, вкупе с правительством, кое в большинстве своем состоит из людей национально чуждых вам, — из тех самых иноземцев, против которых вы, „истинно русские", ратоборствуете? Люди вы жалкие, малограмотные, невежественные, истории своей страны, потребностей и запросов русского народа вы не знаете и вообще ничего не хотите знать, желая только одного — покоя во что бы
то ни стало. А главное — вы народ безвольный, именно за это писатель Лесков — не революционер, как вам известно, а националист — называл вас „сором славянским" и „дрянью родной”.

Вы, считая себя представителями "истинно русского народа", представляете собою ту его часть, в крови которой наиболее тяжело и густо выражено начало азиатское, восточное, влитое в кровь и мозг России монголами, усиленное рабством во время крепостного права.
Вы еще не изжили эту монгольскую и рабью кровь, и вам давно пора знать, что, благодаря именно вашему существованию, Россия все еще полуазиатская страна, что ваша "русская душа" насыщена фатализмом - восточной верою в неодолимость судьбы, пагубным сомнением в силе человеческого разума и воли, восточным пассивным подчинением силе стихии.

В сердце русского человека издревле борются две струи крови: одна - арийская, славянская - зовет его к деянию, к борьбе за право личности, за достоинство человека, тянет его на Запад, к будущему; другая струя - туранская, монгольская - она влечет к бездейственному подчинению чужой воле, внушает веру в непоколебимость прошлого и китайское обожание предков, которые у вас рабы, она вас тянет на Восток, к прошлому.

Вот эту пассивную, отравленную монголизмом и Востоком часть русского народа, которая становится все ничтожнее количеством, вы и представляете.

И принцип монархизма принят вами не потому, что вы глубоко продумали его и ясно видите преимущества монархии над теми формами правления, которые выработал живой и деятельный Запад; вы только потому принимаете его, что вы полуазиаты, люди не сознающие своего человеческого достоинства, лишенные веры в силу человеческой воли, в творческую силу разума. Вам кажется, что, подчиняясь монарху, вы этим снимаете с себя ответственность за свое отношение к себе самим и своему ближнему; позволяя управлять собою как угодно, вы думаете, что это оправдывает вас пред своей совестью и вашими детьми.

Не оправдает: будущее презрительно посмеется над вашей глупостью и сурово осудит вас за жестокость и за подлости ваши.

Вы похвалили меня за мои книги, — уверен, что вы, читая, не поняли их: я всегда писал и пишу об одном — о том, как вредно пассивное отношение к жизни, как необходимо для нас деятельное отношение к ней; о том, что мы, русские, слишком много и очень плохо философствуем, а работаем — скверно и мало. Что нам надо бороться с тем, что привито нам востоком и что это свойство нас погубит, если мы не победим его в себе.

Но - как Вы видите - и монголы, в лице Японии и Китая, перестраивают жизнь свою по-арийски, принимая опыт Европы, а Русь, благодаря лени и невежеству людей, Вам подобных, и своекорыстной деятельности бездарных насильников, стоящих во главе правительства, - ныне осталась позади монголов. Это не может не грозить нам великими несчастиями, ибо мы стоим рядом с ними и перенаселенный Китай, устроив свои дела, ринется на нас, чтобы отомстить нам за те несчастия и унижения, которые нанесены ему многократно политикой русского правительства.

"Все люди и везде одинаковы", - пишете Вы. Так ли?

На мой взгляд, между вами и японцами довольно заметная разница: или вы запамятовали, как были биты ими? Не меньшая разница между вами и немцами, которые тоже скоро побьют вас и которым давно не ведомо - что за болезнь - тиф, столь обычный у нас; они забыли об этом,
потому что живут в чистоте, а не в грязи и потому, что их крестьяне не издыхают с голоду.

Серьезная разница между вами и французами, у которых вы по уши в долгу и которых, вероятно, продаст ваше правительство в трудную для них минуту.


Нет, между Россией, представленной вами, и Европой — существенная разница: ведь не русский капитал эксплуатирует богатства Франции, Англии, Германии, а, наоборот, эти три страны постепенно захватывают в свои руки богатства России на Урале, на Дону, в Сибири, на Каспии и на Кавказе.

А вы, моргая слепыми глазами, болтаете о разных пустяках и хвастаетесь „широтой русской души", да любуетесь, как вас обирают.
Лесков, уже названный мною, сказал однажды: — „Лет через 50—100 мы так опротивеем всем, что будем иметь дело с европейской коалицией. Придут немцы, какие-нибудь новые норманы и завоюют нас".

Господа, монархисты и "патриоты" — вы подумайте над этими словами! — Очень похоже, что время, предвещаемое ими, недалеко и едва ли не наступает оно.

Страна, вся в крови и грязи, где агенты полиции убивают министров, где до оговору провокаторов тысячи, людей идут на виселицу, в каторгу, в тюрьмы, где в тюрьмах и участках возобновлены средневековые пытки, где человек не стоит ни гроша и люди избиваются тысячами, страна, в которой самоубийства молодежи приняли характер эпидемии, а маленькие дети, играя в „военный суд", вешают друг друга, — эта страна, разумеется, вполне способна вызвать к себе отвращение Европы и даже более серьезные чувства, чем отвращение, ибо, в конце концов, она может явиться очагом заразы, угрожающей всем здоровым людям.

Но — оставим в стороне „отвращение", вам, как людям, лишенным чувства собственного и национального достоинства, — это слово ничего не говорит и никаких струн в полумертвой вашей душе не задевает.

Но не кажется ли вам, "патриоты", что Европа, а особенно ближайшие соседи России — немцы смотрят с удовольствием на это гниение и разложение нашей страны — на процесс, которому вы столь усердно служите? Не кажется ли вам, что бессилие России приятно и выгодно кое-кому, ибо приближается момент, когда здоровые и не привыкшие стесняться люди придут к вам запросто и скажут:
— „Ну, ребята, довольно безобразничать! Это нам надоело. Ясно, что без варягов управляться вы не можете, к самодеятельности не способны и что для вас необходима крепкая хозяйская рука, которая сумела бы водворить у вас хороший порядок. Вы в этом диком состоянии более опасны для европейской культуры, чем в свое время был опасен Китай, а потому мы решили разделить вас по-братски, как вы когда-то безвинно разделили Польшу — разделить и заняться вашим воспитанием".

И разделят, как делят Персию, будут делить Турцию и как, очевидно, люди здоровые и сильные намерены поступать с теми народами, которые, отстав от арийской культуры, не умея или не желая принять ее, мешают правильному ее росту и развитию.

Предположим, Василий Иванович, что это шутка, но позвольте поставить Вам несколько вопросов в вашем „патриотическом" духе: объясните мне, почему прусские короли отсоветовали Александру III и Николаю II ввести на Руси коренные политические реформы?

Почему Пруссия все время последовательно толкает русское правительство на Дальний Восток, в Азию, и вот снова не без влияния добрых соседей у нас думают об аннексии Маньчжурии.

Не потому ли, что выгодно иметь у себя под боком государство, культурно слабое и неспособное к сопротивлению, и нет ли такого расчета: увязнем мы в Азии лет на сто в войне с Китаем, истощим свои силы, ослабим его и, таким образом, выгода удваивается; Россия — измучена и отодвинута в даль "желтая опасность", которою немцы давно пугают Европу, с прямым расчетом испугать прежде всего Россию? А пока мы будем связаны по рукам и по ногам борьбою в Азии, — Германия займет в Европе положение гегемона, укрепится и уже тогда — водворит у нас хорошие порядки.

Почему Николай II, обещав Георгию Сербскому защиту против Австрии, когда она собиралась аннексировать Боснию-Герцеговину, изменил своему слову, и захват славянских земель - совершился, несмотря на то, что Россия много раз поливала кровью своих солдат Балканский полуостров?

Не потому-ли, что это могло бы помешать выходу Австрии в Эгейское море и что вообще решено не пускать Россию к Европе, не позволять ей близости со славянами Запада?

Почему у вас, г.г. „патриоты", излюбленные ваши герои — Гершельманы, Штакельберги, Ренненкампфы и другие, им же несть числа, так плохо дрались с японцами и так хорошо, так жестоко и усердно били русский народ?
Видите, как "национально" и "патриотически" ставлю я вопросы?

Почему остзейские немцы, бароны, в большинстве своем играют в русской истории определенную роль слуг по найму, обязанность которых держать русского человека за горло?

Занялись-бы вы, г.г., русской историей и—особенно — историей внешней политики. Это ознакомит вас с отношением любимых вами монархов к русскому народу и его интересам, - это даст вам интересный материал для речей в 1913 г.

Вы кричите: Россия для русских! Долой инородцев!

Если вы хотите и можете осуществить этот гордый лозунг, — начинайте!

Позвольте указать вам семью инородцев, наиболее вредную для России, — семью, которая на протяжении сотни лет слишком безжалостно истощает нашу страну и трижды за сто лет доводила ее почти до национальных катастроф. Я говорю о потомках голштинского принца Карла Ульриха, который царствовал в России под именем Петра III, и жены его цербстской принцессы Софии Августовны, тоже царствовавшей — под именем Екатерины II.

Петр III, "русский царь", — не стесняясь своих подданных « очень плохо говоря на русском языке, называл себя „ верным слугою прусского короля" и становился на колени перед его статуей. Он начал царствование с того, что почтительно возвратил немцам город Берлин и все немецкие земли, завоеванные солдатами при Елизавете.

Екатерина, убив его и царя Ивана, раздарила русский народ в рабство помещикам, при ней русские мужики бежали тысячами: за границу, а она приглашала немцев, сажая их на лучшие земли южных степей и Поволжья. Она же первая впутала русский народ в борьбу французов со своим правительством, защищая не столько принцип монархии и интересы Людовика XVI, сколько интересы и владения родных ей мелких немецких князьков.

Павел и Александр I, продолжая эту вредную русскому народу и всей Европе борьбу за старые формы разрушавшейся монархии французской, вызвали, в конце концов, разорительное нашествие французов в 12 году. Это была первая катастрофа, кончившаяся, сравнительно, благополучно для немецких царей на русском престоле только потому, что русский мужик и солдат не поняли, кто истинный виновник нашествия французов.

Безумный царь Павел, который сошел с ума потому, что не знал, кто его отец и не был уверен в своих правах на трон, выжигал целые села, когда один из мужиков не снимал перед ним шапку; его жестокостям нет меры и безумствий числа.

Отцеубийца Александр I был типичнейшим немцем по характеру и политике своей, — да и как можно думать, что в русских царях есть хоть капля славянской крови, если они из поколения в поколение женятся на немках? Где доказательства, что для них дорог, интересен и любим ими русский народ? Подумайте, — зачем в 48 году русские солдаты били венгров, в угоду австрийцам? По чьему наущению Россия объявила войну в 78 году Турции, тотчас после того, как турки получили конституцию, которая могла бы сделать их сильной и культурной страною. Почему, — чуть только где-нибудь проснется народ и начинается борьба за новые формы жизни, — русское правительство посылает своих солдат душить и избивать народы, стремящиеся к свободе и культуре, — как вот теперь в Персию?

Николай I перепорол всех ваших дедов и привел Россию ко второй катастрофе — к Севастопольскому разгрому.

Николая II вы назвали „доброделателем": — это ошибка вашего невежества, а вернее — это лицемерие и цинизм. Этот человек в глазах всех честных людей мира стоит, как самое мрачное, лживое и кровавое явление конца — XIX, начала XX века. Это фабрикант трупов, истребитель жизни, нечто более ужасное, чем чума; он играет судьбами русских людей, как. слепой в шахматы»

Посмотрите: он начал царствование Ходынкой, где к подножию его трона легло свыше четырех тысяч трупов, задавленных и утонувших в ватерклозетах людей. Очевидно, эта. катастрофа сразу испортила что-то в его ушибленной японцем голове и в его душе, чужой русскому народу.
Когда уфимский губернатор в докладе своем написал, что в Златоусте, при усмирении рабочих, убито 47 человек, — этот человек заметил на полях доклада:
— „Жаль, что мало!

Вот лозунг его царствования: жаль, что мало убито людей.

Я не анекдоты рассказываю Вам, — эти слова и много еще более жестоких и холодных советов царя своим слугам — написаны им собственноручно и напечатаны в секретной книге, которая называется „Свод высочайших отметок, полагаемых Его Величеством на докладах губернаторов", она издается ежегодно и рассылается губернаторам „к руководству". Найдите эти книги, прочитайте их и Вы увидите, каков Ваш „доброделатель".

Генерал Казбек, комендант Владикавказа, в личном докладе говорит ему, что он усмирил народное волнение без выстрела, и добрый царь, любящий русский народ, поучительно посоветовал:
— „Всегда надо стрелять, всегда стреляйте, генерал."

9-го января он насладился, в этот день стреляли беспощадно,, в упор и — нельзя было понять, — зачем стреляют? Тысячи людей шли к своему „доброму вождю" с несомненной верой в его хорошее сердце, — разве следует за это убивать?

Он человек глубоко равнодушный к судьбам России: утонул броненосец Петропавловск, погиб Макаров; Николаю II говорят об этом.
— „Я уже знаю! — ответил владыка ваш и стал стрелять через форточку окна ворон из ружья монтекристо. Это рассказано одним из его адъютантов.

Надо ли напоминать Вам о Лаояне, Мукдене, Цусиме — третьей национальной катастрофе?

В царствование Николая II, некогда принявшего ныне забытое имя царя Миротворца, погублено русского народа не меньше, чем за все войны XIX века. Он стал убийцею более знаменитым своей кровожадностью, чем был знаменит до него Абдул-Гамид, кровавую славу которого ваш царь затмил.
— Хитрый византиец! — сказал об этом человеке один из близких ему людей, забыв прибавить:
— Жестокий и равнодушный ко всему, кроме себя самого и своей жизни, да будет она всегда печальной, насыщенной страхом смерти и мучениями совести.

А Россия, все-таки, растет и ширится! — скажете Вы.
Да, да, она растет, от погрома в 12 году до Севастополя и Цусимы, скоро дорастет до нового погрома!

Она растет, вызывая к себе все более презрительное отношение со стороны культурных народов, она занимает все менее значительное место в современной истории Европы, отодвигаясь в Азию, благодаря Вашей защите азиатских начал в ней и благодаря внушениям со стороны ее соседей - единокровных вашим царям.

Она — растет, а иностранный капитал, отовсюду вливаясь в нее, выхватывает из-под носа ее лентяев богатства ее.

Россия — растет? Вы еще увидите, наверное, как ответит Вам на это поколение людей, воспитанных в атмосфере провокаций, смертных казней, самоубийств, грабежей, воровства, под влиянием и впечатлением таких грандиозных процессов, как текущие процессы интендантов, разоблачения деятельности охранных отделений, под гнетом всеобщего цинизма, садической, болезненной жестокости, она растет — в атмосфере, отравляющей разум и совесть, и это — создано вами.

Но, — что-бы вы ни делали, — революция неизбежна, и закон 9-го ноября, который Вы так хвалите, — ускорит ее.

Надо ждать, что будущая революция даже и вас - полузверей - поразит своей жестокостью, в которой будет много нездорового, вызванного вами из глубин зоологического в человеке: за эти пять лет вы сделали все, чтобы люди потеряли представление о ценности жизни своей и чужой, сделали все, что может разбудить в человеке зверя.

Вы ищете „ успокоения“ и, полагая, что его можно достичь тюрьмой, каторгой, виселицей, — вы накопили в стране массу злобы, которая взорвет вас.

И когда эта будущая революция превратится, по слову Пушкина, в "русский бунт, безжалостный и беспощадный" - вину за все его ужасы история возложит на вас, обезумевших со страха пред необходимостью быть европейцами, на вашего неумного, лживого и душевно больного царя, на ваше правительство, совершенно лишенное представлений о праве, чести, совести, разуме.

Я ответил Вам на письмо, встав на излюбленную Вами точку зрения—„патриотизма и национальных интересов", и доказал, что Вы — не понимаете национальных интересов, они Вам чужды.

И вы — отнюдь не страшные и не сильные люди, как это вам кажется, когда вы собираетесь в толпу, вы — люди несчастные, полубольные, с кровью рабов в жилах, вы отравляете Россию тем, что заживо гниете, и вы обречены на вымирание.

Жить будет та Россия, которая уже отреклась от пассивного подчинения чужой воле и прошлому, которая пойдет на Запад, примет его великий опыт, его формы жизни и станет жить со вниманием к его работе, с уважением к его культуре, - арийской, активной, поставившей себе великую цель объединения всех людей в одну семью"!