Что нам скажет св. Патрик?

18 марта, 00:54
Что можно сказать об ирландизации Украины?

О чем поговорить в день св. Патрика, как не о наших братьях ирландцах? Тем более, что «ирландизация Украины» - это был, таки, весьма популярный мем середины нулевых, когда на полном серьезе пытались допустить возможность повторения печальной истории ирландского языка и в принципе креольского подходак этим всем штукам.

Так вот, для украинского языка этот период (имеется ввиду от середины нулевых) был не самым лучшим – Табачник, Азиров, закон Кивалова-Колисниченка и прочие не очень большие приятности. А как можно было бы объективно оценить теперешнее положение украинского языка в обществе (по сравнению, конечно)?

Например, при наезде на меня ментов в Харькове в этом году, я делаю морду кирпичом и перехожу на государственный язык, истерично требуя соблюдения Конституции и грозя анальными карами. Обычно после этого интерес к моей личности пропадает.

В Киеве этот лайфхак работает хуже, так как все менты запросто переходят на государственный язык и способны на нем вести допрос, как папа Римский писать на латыни энциклики. А вот во Львове, например, он вообще не работает, так как на русский местные опера, конечно, перейдут, но только с манипулятивными целями.

Речь тут не об этом, а о том, грозит ли нам судьба кельтскоговорящих, которых заставляли учить «мову» в школе, чтобы они могли по крайней мере прочитать несколько предложений. Теперь даже самые ярые борцы за кельтский язык начинают понимать, что изучение языка, которым никто не пользуется в повседневной жизни, является лицемерием. В Ирландии только три процента населения говорят по-ирландски.

Ирландцы эту проблему решили повернуть на свою сторону. Когда им начинают претыкать англоязычность, они не без оснований говорят, что по-английски они говорят гораздо лучше, чем сами англичане. По крайне мере ирландцы имеют четырех нобелевских лауреатов по литературе, а у британцев только один Голсуорси.

Для нас тут, конечно, существует вопрос, как быть с настоящими украинскими писателями, которые пишут по-русски. Дерусификаторы алармисты предлагают их выкинуть «на мороз», т.е. отдать москалям, как «русскую иностранную литературу». Лично я с этим не согласен, т.к. в конце 80-х, несмотря на свою украиноязычность, кричал вместе с местными фанатами киевского «Динамо»: «Бей, бей москалей!» (именно в такой транскрипции).