Казус Рябцевой или немного о метафизике последней капли

15 декабря, 21:25
Обсуждение «казуса Леси Рябцевой» имеет метауровень, второй порядок - на этом метауровне обсуждается, надо ли обсуждать казус Леси Рябцевой. Можно пойти дальше и обсудить, надо ли обсуждать обсуждаемое обсуждение.

Обсуждение «казуса Леси Рябцевой» имеет метауровень, второй порядок - на этом метауровне обсуждается, надо ли обсуждать казус Леси Рябцевой. Можно пойти дальше и обсудить, надо ли обсуждать обсуждаемое обсуждение.

Все это обсуждение обсуждаемого обсуждения, казалось бы, если что и показывает лучше всего - так это насколько кремлевские усовершенствовались и проапгрейдились со времен их топорного, хотя и удачного, штурма НТВ с использованием стенобитных орудий, осадных башен и катапульт.

Так бывает. Процессы нелинейны - и на общем деградационном фоне может происходить некое совершенствование.

Например, таракан или акула весьма совершенны - по некоторым параметрам, в весьма узком спектре. И, отказывая акуле или крокодилу в совершенстве интеллекта в принципе, интеллектуал-оценщик не должен упускать из виду их узкоспециализированное совершенство - во избежание дисквалификации в низший дивизион первенства пищевой цепочки.

Там было какое-то убогое ГКЧП в лице Коха, Йордана и еще кого-то. Были торжественные протестные собрания, на которых предсказывалось примерно все то, что мы сейчас видим - хотя, конечно, без конкретики.

А что теперь? Теперь обсуждение обсуждения смеси профессиональной светской дамы с «реальным пацаном на районе» в чине замглавреда. Бесславный конец. И Кремль тут совсем не при чем.

Причем он может быть и вправду не при чем. Но в нем улыбаются. А значит - все равно при чем. Вокруг выражений лиц «кремлевских» вертится многое. Они - не последняя финальная причина реальности российской государственности, вокруг них вертится не все, но, повторюсь, многое. Вертится как бы само собой.

Понятно, что проблема «Эха Москвы» - не в Лесе Рябцевой и даже не в самом Венедиктове. На эту тему хорошо и подробно давеча написал Портников - в частности, о месте «Эха» в кремлевской структуре и о позиции Венедиктова как кремлевского чиновника. Нельзя быть частью «Газпрома» и не иметь проблемы.

Но я не собираюсь анализировать фундаментальные проблемы квазисвободных российских СМИ. Меня интересует другое.

Не бывает на белом свете мелких тем. Любая тема, если потянуть за ее ниточки, уводит в бесконечность. Как говорил Костик в «Покровских воротах»: «Ты, Савва, являешь собой процесс исторического значения».

И даже, я бы добавил, космического. Макрокосм в микрокосме. И обсуждениям бороды Собчак тоже не надо удивляться - это богатейшая тема, достойная подробнейшего философского и культурологического анализа. Даже и кажущееся курьезным медиасобытие может быть хорошим поводом, натягивающим внимание луком для запуска стрелы познания.

«Казус Леси Рябцевой» - это проблема последней капли. Эта проблема стоит, не до конца разгаданная, как перед физиками, так и перед метафизиками, историками и вообще перед всем человечеством в целом и каждым его представителем в отдельности. Она и предельно абстрактна, и совершенно конкретна, насущна и злободневна.

К примеру, колонизаторы всех мастей (включая московских, естественно) не очень любили население колонизуемых территорий. Они пытались его уничтожить или обратить в рабство - как правило. Но потом - весьма недавно - капнула эта последняя капля.

В какой-то момент человек понимает - что все, он больше не готов поддерживать своими силами некую реальность. И расизм в Европе сдал позиции. Последней каплей в новом мейнстримном антирасистском европейском мифе стал гитлеризм - хотя на деле были еще колониальные войны и после окончания второй мировой. И более тонкие знатоки нового мифа знают, что последняя капля упала позже, в 60-е.

Да, посылать индейцам зараженные одеяла - такое действие не вызывало переворота в умах. Не вызывала и охота на австралийских аборигенов. А газовые камеры в самой Европе - произвели должное впечатление. После же открытия глаз в ходе психоделической революции 60-х люди на Западе поняли, что любые, даже, казалось бы, незначительные рецидивы колониального мышления содержат в себе имплицитно все ужасы истории, что в каждом косом ксенофобском взгляде тлеет огонек бухенвальдской печи.

А иногда последней каплей может стать непогашенный в туалете свет. И разряд молнии во время грозы происходит в гнетущей душной атмосфере, когда накопившаяся разница потенциалов увеличивается на ту самую капельку.

Казалось бы, исследования процессов такого рода благодаря научпопу общеизвестны - и социальные взрывы после незначительных событий не должны удивлять аудиторию с высшим образованием. Но почему-то все равно удивляют. И говорят такие люди воде, разливающейся по долине сквозь разрушенную плотину: «Воды, как не стыдно вам так бурно литься - ведь из плотины выпал всего лишь маленький кирпич»!

Основное свойство последней капли - после нее становится невозможным делать то, что ты спокойно делал вчера. Да, так получилось нынче со многими слушавшими «Эхо Москвы», некоторыми гостями радиостанции и некоторыми ее работниками - и даже одним из создателей. Я не слушал «Эхо» уже давно - у каждого свой счет капель и свои красные линии на индикаторах. Но я уверен, что у тех, чьи стрелки зашкалили за красную линию в связи с «казусом Леси Рябцевой», раздражение копилось давно - просто не появлялось повода это раздражение выразить.

Почему таким поводом стала именно Леся Рябцева - отдельный разговор. Тут, вероятно, не обошлось и без сексизма - у тех, у кого этого сексизма с избытком. Некоторые мои хорошие знакомые - видимо, анализируя сексисткие и им подобные мотивации - встали на защиту замглавреда «Эха». Elijah Morozov даже сравнил ее с Джонни Роттеном из Sex Pistols - хотя тот никогда не был представителем какой-либо администрации.

Обсуждение сексизма, проявляющегося в обсуждении казуса Леси Рябцевой - это тоже интереснейшая тема, которая тоже, практически не сомневаюсь, приведет вдумчивого познающего к краям умопостигаемой вселенной. Но об этом читатель, если захочет, пусть размышляет самостоятельно.

Разные бывают последние капли - и разные сосуды они переполняют. Капает некая капля - и человек, просыпаясь, понимает, что на работу он сегодня не пойдет. А пойдет он на площадь с деревянным щитом. Потому что терпение кончилось. И не только у него, не только у этого конкретного человека оно кончилось. Что где-то в слоях коллективного сознания, в высотах или глубинах ноосферы произошло что-то, изменившее реальность. И рушатся кумиры. И на месте бастилий танцуют. И бегут тираны, бросая золотые батоны.

Очень интересны и важны они - социология, онтология и эпистемология последней капли.