Мёртвые о живых

22 апреля, 21:51
И снова к Олегу Скрипке

Говорение ртом – это вообще вещь небезопасная. Особенно, если говорящий человек более-менее популярный. Это я тут могу сказать, потом взять слова обратно, сделать вид, что не говорил, ибо моя аудитория пару тысяч человек. И то – большинство читают мои лонгриды по диагонали, а настоящее имя из читателей знает человек двадцать-тридцать.



Иное дело – широко известные люди в кругах людей ограниченных. Это я о высказываниях Олега Скрипки. Я уже просто настолько старый, что продолжаю воспринимать его как «молодого, перспективного» музыканта, бо помню его с года где-то 1987, а с того времени он сильно поменялся именно как музыкант по концепции.



В конце 80-х ВВ постоянно сравнивали с львовскими «Братами Гадюкіними». В основе идеи ВВ лежал панковский стёб над жлобами, «Гадюкіни» рок-н-рольно глумились над местными рагулями.



Все они были русскоязычными и язык использовался исключительно в качестве творческого инструмента. Что произошло дальше, стоит прислушаться к словам лидера Гадюкиных – Сергея Кузьминского – умершего 8 лет назад.



Вот что он говорил по этому поводу в своеминтервью уже в нулевых тому самому Адольфычу, начиная с оценки творчества «Гадюкиных»:

-Оцениваю как не очень качественно реализованную ХОРОШУЮ идею. Ну, и опять же, время, место, люди, - все совпало так, чтобы получилось то, что получилось.
Субъективно, для меня история с Гадюкиными была просто медными трубами, после которых я оказался в том умиротворенном состоянии, в котором нахожусь сейчас, и которому до пизд&^ов рад.


-Как на меня, идея была очень хорошей, и реализация - на уровне идеи.
И по сей день подобной группы нет. Раз уж о «Гадюкиных» речь - давай и про ВВ вспомним.
В чём основное отличие «Гадюкиных» от ВВ того времени?


-Да я, в общем-то, никогда с ВВ близко не общался. И с музыкой знаком весьма приблизительно: «Танцы» там, - больше и не помню ничего. Так что х%й знает, чем мы отличались. Они были студенты, а мы - нарколыги. Со сроками на горбу.
Х&^и тут общего вообще.



- Стёб общий. Только у ВВ стёб превратился в объект стебания, а вы избежали этой участи. Сердючка тоже со стёба начинала. Жлобство, оказывается, опасное заболевание - заразное, как шизофрения, с ним заигрывать стрёмно.


-Во, папа, тут в точку.
Оно ж знаешь, как - вроде бы как делал рокенролл, и песни пел про жлобов для продвинутой тусы рокенрольной. А тут вдруг ОПА - и уже какой-то Бердичев или Коломыя. И в зале одни жлобы. И думаешь: « Ну что ж за ху%$ня-то? Неужели перетончил настолько, что за своего приняли? Или, может, был таким же изначально?» Да нет, вроде бы. Книжки вроде читал. И Колтрейна слушал. И трамвай видел. И спрыгнуть нельзя - потому как, во-первых, контракт уже. Во-вторых - коллектив. Которому, в общем-то, за$%ись живётся. Гастроли, лавандос, заграницы.
Так что, конечно, взялся тогда за старое. Потому что перегрузка по всем параметрам, а механизмов защиты нет.
И бабла зарабатывалось не настолько много, чтобы расслаблять себя по-другому. А тут как раз быстро, дешево и надежно.


- Вы двигались, выступали, писали диски. Ещё что-нибудь делали, или при таком напряжении не получалось? Приколи какую-нибудь историю из жизни «Гадюкиных», что наиболее запало в память, эссенцию тех времён.

- Выступали и двигались в основном. Ну, то есть двигались мы с Лузей. Остальные были в оппозиции. Гамбург, пока был с нами, был сочувствующий.
Диски писали редко. Есть самый первый, и второй –«Хлопці з Бандерштату”, его писать лично у меня не было никакого желания. Но надо было. Он и получился весь какой-то вымученный. С претензией на х%й знает что, чуть ли не мессианство. С текстами идиотскими, то про политику, то про любовь. Короче, х$%ня полная.
А остальные диски, две штуки, были написаны уже после спрыжки моей. Что тоже чувствуется. Потому что мотивации уже вообще никакой не было в то время. Кроме как побыстрее сделать два альбома, как было указано в контракте, и заняться чем-нибудь более интересным.
А истории я е%у рассказывать. “Гадюкины” тех времен - это одна сплошная не очень веселая история. На уровне - как Лузя, будучи на кумаре, и страдая поносом, насрал между вагонами поезда Киев-Москва, заблокировав тем самым проход Российским пограничникам.




Ну и тут еще интересно в продолжение этой темы.