Нисходящая ветвь эволюции

Колоссальный прогресс науки во второй половине XX века сопровождался не менее колоссальной деградацией в ментали-тетном аспекте человечества. Усилилась тенденция к мракобесию. Причем она стимулируется именно достижениями науки.

Интеллектуальная деградация приняла такие формы и масштабы, что можно говорить об особых интеллектуальных болезнях и эпидемиях таких болезней. Расцветает всякого рода мистика. Возрождаются религии. Возникают сектантские учения религиозного типа. Массовый страх истины. Жажда чудес, каких-то нематериальных явлений и т.п. Особенно сильно поражена сфера социального мышления (о социальных явлениях). Россия сейчас в этом отношении догнала и перегнала Запад. Сняты все ограничения. Искусственно создается интеллектуальный хаос. Поощряется религия, сектантство, шарлатанство и т.п.

Эпоха просвещения закончилась. Началась эпоха мракобесия. И наука служит этому мракобесию. Раньше мракобесие шло от невежества, теперь оно идет от знания. А методы и цели — те же самые. Компьютеры не избавляют от мракобесия, а, наоборот, помогают ему. Они избавляют от ума, примитивизируя интеллектуальные операции и избавляя людей от логических рассуждений. Бороться с новым мракобесием невозможно, ибо оно прикрывается достижениями науки и техники, имеет поддержку власть имущих, владеет всеми средствами воспитания, образования и массовой информации. Попытки противостоять ему либо замалчиваются, либо громятся с высот науки. Пройдут века, прежде чем накопятся силы для нового просвещения. Но его может и не быть. Мракобесие лучше служит тому эволюционному перелому, который произошел во второй половине XX века. Оно есть часть этого перелома, и конкретнее говоря — один из признаков нисходящей ветви социальной эволюции.

Широко распространено мнение, будто в России наступило состояние своего рода подъема. Многие активные и видные представители политических, деловых, культурных и идеологических кругов ведут себя так, будто на самом деле наступает эпоха всестороннего подъема, оживления, оптимизма и надежд, будто эпоха депрессии, уныния, пессимизма и безнадежности отступает в прошлое. Трудно сказать, в каких пропорциях тут перемешано желаемое и действительное, театральное и реальное, недомыслие и намеренный обман. Но даже на уровне просто здравого смысла должно быть очевидно, что подъем в каком-то одном аспекте многостороннего процесса не означает подъема в процессе в целом. Если принять во внимание все важнейшие аспекты жизни страны и если фиксировать изменения в достаточно большой период времени (за последние пятнадцать лет), а не за последний год-два, то не останется никаких сомнений относительно того, что тенденция к упадку является устойчивой и долговременной. Для такого утверждения имеются достаточно серьезные основания. Назову некоторые из них. Упадок идет по многим линиям. Если каждую линию взять по отдельности, то кажется, что упадок по ней можно остановить и сделать так, чтобы начался подъем. Такое можно сделать по нескольким линиям. Но когда одновременно упадок идет по десяткам и даже по сотням линий, то в стране просто не найдется сил не то чтобы охватить их все, а даже для того, чтобы как-то замедлить и ослабить суммарный упадок. Далее, в современных условиях на планете для эволюционного подъема требуется все больше материальных и интеллектуальных средств и усилий. Но именно в этом отношении в России идет процесс противоположный. Имеющиеся потенции и богатства либо остаются неиспользуемыми, либо используются именно как факторы упадка. Например, Россия является самой богатой обладательницей природных богатств. А как они используются?!

Россия все более превращается в сырьевую базу для Запада. А как используются интеллектуальные и творческие ресурсы России?!

Я не знаю другого большого народа в мире, который так холуйствовал бы перед всем западным и был бы так враждебен к своим гениям, которые могли бы стать национальной гордостью и точками роста именно социального прогресса. И даже вспышка русского национализма в последнее десятилетие имеет результатом ориентацию России не в будущее, а в прошлое.

Но мало сказать, что в России имеет место упадок. Тут имеет место нечто более серьезное, а именно — нисходящая ветвь социальной эволюции.

А в этом случае имеет силу социальный закон, который я называю законом зеркальности. Суть его, коротко говоря, состоит в следующем. Когда говорят об отражении явлений реальности в сознании, то обычно прибегают к сравнению с отражением предметов в зеркале. При этом игнорируют то, что отражение предметов в зеркале, будучи похоже на отражаемое, является вместе с тем искаженным, зеркально “перевернутым”. На нисходящей ветви эволюции действуют те же общие социальные законы, что и на восходящей ветви, но действуют именно как зеркальное отражение их действия на восходящей ветви, то есть одновременно похоже, но и наоборот. Российские властители и реформаторы стремятся действовать так, как положено действовать для успеха, но их усилия, которые могли бы принести успех в восходящей ветви эволюции, теперь, в ситуации эволюционного упадка, дают результаты противоположные. Получается на деле лишь имитация подъема, успеха. Например, действия, которые по замыслу должны были бы привести к подъему экономики, создают видимость подъема, а по сути ведут к упадку и разрушению страны. Действия по укреплению власти ведут к ее ослаблению в качестве органа целостности и сохранности страны как единого целого. На деле получается, что чем больше успехов на поверхности эволюционного потока, тем дальше страна от реального возрождения и ближе к исторической гибели. Такой эффект неизбежен, поскольку для страны было выбрано губительное направление социальной эволюции, а именно — ее направили по нисходящей ветви эволюционного процесса.

Рассмотренная выше зеркальность имеет объяснение в том, что в процессах социальной эволюции определяющую роль играет сознательно-волевая деятельность людей. Люди осознают (отражают в своем сознании) какие-то явления прошлого и используют прошлый опыт в своей деятельности в настоящем, ориентированном на будущее. Поскольку они осознают прошлую восходящую ветвь эволюции, а действуют в нисходящей ветви, их деятельность помимо их воли оказывается не точной, а перевернутой копией прошлого. Неудивительно, что, делая вроде бы то же самое, что с успехом делали предшественники, копировщики получают противоположные результаты.

Лжегерои

В средствах массовой информации регулярно выступают еще живые деятели культуры, прославившиеся в советские годы, и регулярно говорится об уже умерших. Общая схема такая: эти люди проявили большое мужество и даже героизм, сражаясь с гнусной властью и гнусной социальной системой. Но ведь эти люди награждались орденами и премиями, получали квартиры, дачи и другие блага, всячески прославлялись. Им присваивали звания, назначали на должности. Они печатали книги, делали фильмы, устраивали выставки картин, ставили спектакли и оперы, пели, играли и т.д. и т.п. И все это — вопреки власти и социальной системе? Нет, в реальности все было не так. В реальности они служили власти и системе. В реальности власти не только позволяли им делать свои “геройские” дела, но поощряли их на это, поручали им это, щедро вознаграждая за это. Это была не история борьбы в конфликте с властью и системой, а история именно власти и системы, порождавших и этих псевдогероев и перевертышей.

Идея единства

— Сейчас начинает входить в оборот идея единства народа,— говорю я.— Чем, на ваш взгляд, она отличается от идеи национальной?

— Это на первый взгляд есть вариант на ту же тему,— говорит Защитник.— Но тут есть существенное различие. Оно не столько в словесном выражении, сколько в том, откуда выходят идеи, кто за ними стоит, каковы цели их инициаторов. Национальная идея исходит из кругов населения, озабоченных судьбой России и жаждущих спасти ее. А идея единства исходит... Вспомните, кто ее высказал?..

— Ельцин!

— Вот именно. Она исходит от власти, точнее говоря из “Кремля”. Вспомните Гитлера и Сталина! Гитлер: один народ, один фюрер. Сталин: морально-политическое единство народов и всех слоев населения (дружеские классы рабочих и крестьян и трудовая интеллигентская прослойка). Идея единства населения страны — естественная идея всякой высшей власти. Но она приобретает особое значение в исключительных ситуациях.

— А что питает ее теперь?

— Целый комплекс условий. В стране беспредел. Нужен порядок, который способна установить лишь сильная власть. Завершился социальный перелом. Нужно закрепить его результаты. Заставить население признать новое социальное расслоение как факт, не подлежащий сомнению. Для жизнедеятельности денежного механизма нужна стабильная жизнь. Это нужно для новых господствующих классов собственников. Оппозиция мешает власти. Особенно — “левая”. Особенно — коммунисты.

— Да, ситуация в стране напоминает ситуацию прихода к власти гитлеризма.

— И не забывайте о том, что за спиной Гитлера стоял крупный капитал.

— Хотя массы населения поддержали Гитлера.

— Массы советского населения поддержали сталинизм, хотя условия в Советском Союзе были другими, чем в Германии. Сейчас условия в России сложные. Даже запутанные и противоречивые. Силы, занятые в российской активной жизни, еще не разобрались и не выработали ясную позицию.

— Но дело идет к этому?

—Да. Думаю, скоро все прояснится.

— Как вы себе представляете это?

— Думаю, что произойдет перелом. Установится “сильная” власть “Кремля”. Гибрид сталинизма и гитлеризма, но не в трагическом исполнении, как было, а скорее как фарс. Имитационно-карикатурная форма.

— Какова ее роль?

— Окончательно утвердить новый социальный строй. Установить элементарный общественный порядок. Ограничить беспредел во всех сферах общества. Загнать в нужные рамки и оппозицию. Загнать в нужные рамки оппозицию. Добить коммунистов. Обеспечить условия для деятельности глобального денежного механизма.

— А если новая власть выйдет из-под контроля этого механизма?

— Эта тенденция не исключена. Но надо же быть реалистом. Ему, конечно, будет дана какая-то свобода действий и закулисная поддержка. Но в пределах, допустимых с точки зрения западных хозяев. Нужно понять как аксиому следующее: основной стратегической установкой Запада в отношении Советского Союза и России было и остается разрушение их внутреннего единства, дезинтеграция, атомизация, разрыхление. Демократизация власти, приватизации экономики и деидеологизация менталитетной сферы — средства для этого. Плюс — национальная рознь. Расчленение территории. Подумайте, что обеспечивало единство страны? В системе власти — партийный аппарат, однопартийность КПСС. В менталитетной сфере — единая идеологическая система. В системе хозяйства — единая экономическая система. Все части страны были привязаны к целому во всех основных аспектах. А теперь? Что бы ни говорили о единстве на высотах власти и идеологические слуги, никакого единства не будет без внутреннего притяжения частей к целому и без внутреннего взаимопроникновения различных аспектов общества,— власти, экономики, идеологии. Все аспекты атомизированы, между ними нет соответствия и взаимопроникновения.

— А на Западе?

— Там механизм единства есть. Но он не так очевиден, как было у нас. Кроме того, он разрушается, западные страны интегрируются в единое сверхобщество.

— А у нас наоборот! Но возможно ли остановить процесс распада страны?