Последний еврейский погром

26 января, 15:41
Как освободиться от проклятия печати постоянного геноцида?



Именно так называлась самая скандальная акция львовских художников из «Фонда Мазоха». Может ли кто-то с лету сказать, чем отличается перформанс от хэппенинга? Так вот это был настоящий хэппенинг, из которого можно сделать далеко идущие выводы для правильного понимания современных событий.

Итак, это был 1995 год. Уже состоялись нашумевшие акции «Мавзолей для Президента» и «С днём победы, герр Мюллер!». Разобравшись с «победителями» во второй мировой войне, «мазохисты» принялись за «жертвы». Более подходящего материала для художественных размышлений на эту тему, чем «еврейские погромы», «мазохисты», конечно, найти не смогли. И привлекла их тема погромов не своими реальными ужасами, а - мифологией, развернутой вокруг данного феномена. (А мы уже знаем, что для искусства миф важнее самой реальности.)


А это, кстати, первый погром на территории этой страны


По мнению «мазохистов», на статус гонимого народа вполне могли бы претендовать и цыгане, и североамериканские индейцы, и армяне, проживавшие на территории, оккупированной Турцией, и мало ли кто еще; а масса этносов (этруски, печенеги, пруссы и другие) по ходу истории вообще потеряла право называться народами. Однако гонимыми «почему-то» принято считать только наследников Авраама. Это «почему-то» и есть продуктом мифотворчества, это как раз тот случай, - напрашивается сам собой вывод, - когда черт становится страшным, потому что его малюют.



С целью избавить евреев и остальное человечество от этого мифа «Фонд Мазоха» в 95-м году при содействии московской галереи Гельмана (!) провел «Последний еврейский погром». «Громили» на высоком организационном уровне. Были разработаны 4 стадии «ужаса»: «ожидание погрома», «сам погром», «увековечивание памяти погрома» и «осквернение памяти погрома». Все, кто решил принять участие в мероприятии, по собственному вкусу выбирали, кем быть, «погромщиком» или «жертвой». «Погромщики» получали по 100 граммов водки, пиво давали всем, «жертвы» подписывались на бумажках, которыми снимали с «погромщиков» всякую ответственность... Короче, каждый зритель был и участником этой акции.

Чуть позже проект был представлен в Украинском доме в рамках выставки «Киевская творческая встреча. Новое искусство Польши, России, Украины». Перед открытием выставки Национальная гвардия Украины разрушила экспозицию, мотивируя свои действия «борьбой с антисемитизмом», а дирекция закрыла выставку, запретила присутствие прессы (хотя художники к тому времени уже были политтехнологами и работали на Кучму, но это уже совсем другая история…)



Один из «мазохистов», Игорь Дюрич, в одном интервью уже в наше время говорил так:

«Мне очень нравится «Погром». Он же многослойный. Там есть идея вынесения из истории в искусство, идея цикличности погрома, идея того, что евреи – это народ, ставший великим благодаря «селекции» которую ему устраивали большие народы. Недавно читал статью, комплиментарное исследование о евреях, где почти открытым текстом написано то, о чем мы говорили – что в погромах гибли глупые и слабые, а все умные и богатые имели возможность заранее свалить. В погромах погибал худший генофонд. Благодаря этому евреи смогли достичь успеха и построить свое государство. Теперь Израиль ведет победоносные войны и погром уже невозможен. Фонд Мазоха провел последний погром в истории. И из истории погром таким образом изъят и отправлен жить в искусство…»

Мысль, конечно, не бесспорная, но заставляющая вспомнить некоторые параллели и с нашей историей. Споры, которые возникают, как только затрагивается тема Голодомора (к очередной годовщине, как правило) только доказывают, что дискурс построенный на лицемерном официозном плаче и топорной пропаганде с непонятными выводами, устраивает далеко не всех.



Мораль – принимая участие в каком-либо хэппенинге, лучше всего отдавать себе отчет, что это культурная акция, а не борьба до последней капли крови.