Про то, как Пьетро Дурак стал Емелей

13 декабря, 17:05
В середине 16-го века, когда о Емеле ещё никто и слыхом не слыхивал, существовала сказка Страпаролы о Пьетро Дураке.

Эта сказка повествует о слабоумности героя, жившего с овдовевшей матушкой на острове близ Корсики, этого героя звали не иначе как Пьетро Дурак (Петя-Дурак). Каждый день он отправлялся в море рыбу ловить, только никакая рыба не ловилась, но Пьетро-Дурак ещё на пути назад орал, что поймал видимо-невидимо рыбы, а когда добирался до дома, то непременно казал матушке предлинно болтающийся язык. Но однажды Пьетро крупно повезло. Он поймал тунца. И после долгих колебаний отпустить – не отпустить, он рыбу всё-таки отпустил. Благодаря этой рыбине, которая тунец, Пьетро обретает рассудок, женится на дочери короля, Лучано, которая успела зачать и родить от Пьетро, естественно, не без помощи чудо-рыбы. Королевство же достаётся Пьетро не сразу, а по завещанию, когда правящий король стал стар и немощен. Скоро ли, нет ли, эта сказка покатилась по Европе, обретая английские, французские и немецкие колориты.

Не обошла она стороной и Россию. Поблуждала сколько-то по южным окраинам, пока, наконец, не обрела свою первую печатную форму. Случилось это в 1787 г.. " Сказка десятая и последняя о Емеле-дурачке" вышла в сборнике Петра Тимофеева "Русские сказки". В этой сказке мужик, готовясь к смерти, завещает троим своим сыновьям, включая младшего, дурака по имени Емельян, поделить поровну всё хозяйство и деньги. После ухода отца в мир иной старшие братья решают деньги у младшего забрать в целях торгового дела, посулив взамен ему купить красный кафтан, красную шапку и красные сапоги, и оставили они Емельяна дома -- помогать жёнам по хозяйству. Но Емельян делать что-либо по хозяйству страшно ленился. Если в сказке про Пьетро чёрным по белому написано, отчего Пьетро слывёт дураком, то в сказке про Емелю этого не объясняется, ну ленив он, а в остальном не увечный, и не калечный, и по природе своей очень даже хитёр. И вот что ещё приводит в недоумение, действующие лица – безымянный король, а дочь его – безымянная принцесса. Ладно с именами, но ведь  королей и принцесс на Руси, как известно, отродясь не бывало. В конце сказки после пышной свадьбы король отправляется продолжать править своим королевством, Емельяну же остаётся жить-поживать во своём дворце, ну и всё. Не суждено было Емелюшке стать в этой сказке ни царём, ни королём, постеснялся шепнуть он в свою честь: «По щучьему веленью, по моему прошенью».

В последовавших однотипных сказках у Емели каких только имён не было, он и Амельян, Амеля, Ванюшка, Иванушка Дурачек, Емелюшка, Емеля, Омелька, Омеля.  У Даля он Емеля, сюжет сказки тот же, среди действующих лиц – Король и дочь его Махлаида Королевна. В конце сказки король с радостью сам готов уступить своё королевство Емеле, но тот благоразумно отказывается, не пожелав без благодати с душами возиться. В конце сказки аккордом звучит: "сей русской полной сказке конец", говорит Даль. Но отчего она русская, когда речь идёт о королевстве с явно чужеземным акцентом? Сколько ни произноси "По щучьему веленью, по моему прошенью, по земскому решенью", а русской этой сказке никогда не бывать. 

Как уже отмечалось, большинство сказок советской эпохи преподносились населению в адаптированном пересказе, сюжетные линии видоизменены, язык, быт и образ жизни часто опущены, и, конечно, вымарывалось всё, что напоминало церковь. И что мы имеем  сегодня в сухом остатке? Так называемую литобработку И.А. Бунина «О дураке Емеле, какой вышел всех умнее» (осовремененная сказка вышла по его просьбе в старой орфографии) и так называемую лит. обработку А.Н. Толстого «По щучьему веленью». У Бунина действующие лица – государь и наследница, магическое заклинание звучит так: "По щучью веленью, по моему низкому прошенью", а в конце сказки государь Емелюшке аж полцарства отписал, но Емеля не спешит принимать управление государством, он нежится в бархатных постелях и считает, что с государством и без него управятся.

У Толстого А.Н. появляются уже не королевские, а царские особы: царь и Марья-царевна, заклинание такое: "По щучьему веленью, по моему хотенью" (признаюсь, слово "хотенье" очень режет слух), а в конце сказки Емеля грозит царю царство его пожечь и разорить, царь этот страшно пугается и кричит "бери мое царство, только  не  губи меня!" Емеля женится на Марье-царевне  и сам правит царством. В этом месте нет-нет да и подумается, как в реальности была растерзана царская семья, получилось куда страшнее сказки.