В защиту Михалкова

Очень старая статья. Наткнулся случайно и подумал, что опасения высказанные в последнем абзаце, похоже, оправдались. Хотя представить это себе в тот момент было трудно. Впрочем, Путин уже тогда вызывал самые недобрые чувства.

Смелый поступок - ввести в России вновь музыку сталинского гимна, вызывающую у просвещенной части населения самые тошнотворные воспоминания и ассоциации. А переделку текста поручить первоначальному автору, человеку, скомпрометированному всей прошлой творческой жизнью. Символу писательского холуйства. Президент легко мог процедуру пресечь, но не счел нужным. Напротив - протолкнул. Видимо, поддержка непросвещенной части общества весит больше, чем отвращение интеллигенции, а личная совесть профессионально молчит.

Несколько слов в защиту Михалкова. Его участие в безобразии не стоит расценивать как цинизм или бессовестность. Скорее, это концептуальная акция, перфоменс. Что-то вроде голой жопы концептуалиста Олега Кулика, демонстрируемой на тусовках любителям очень нового искусства. Легко себе представить, как хохотал Сергей Владимирович в кругу семьи. Если эти умники сами захотели петь стоя в третий раз перелицованную, левой задней ногой написанную халтуру, то грех лишать их этого удовольствия.

Теперь о тексте. В первоначальном сталинском гимне была гладкость и тягучая засасывающая плавность. Кроме того он был исторически правдив. Адекватен эпохе. „Нас вырастил Сталин - на верность народу“ – верно, вырастил. „И Ленин великий нам путь озарил“ – еще бы не озарил. „Союз нерушимый...“ - конечно, нерушимый. Кто бы посмел нарушить! „Республик свободных“– разумеется. У любого спроси: - свободных? Немедленно подтвердит. Понятия „свобода“, „верность“, „дружба“, „воля народа“, „счастье народа“ - имели в этом контексте извращенный, людоедский , но всем понятный работающий смысл. Гимн можно было (и нужно было) ненавидеть, но недоумения и насмешек он не вызывал.
Новый текст вызывающе халтурен. Фразы „Братских народов союз вековой“, „ Предками данная мудрость народная“, „Нам силу дает наша верность Отчизне“ - ни произнести без спотыкания, ни запомнить, ни пропеть невозможно. Тем более понять. Текст прорезан истерическими выкриками-всхлипами: „Россия - любимая наша держава! Россия любимая наша страна! Славься страна! Мы гордимся тобой! Одна ты на свете!

Одна ты такая! Так было, так есть и так будет всегда!“ Чисто технически это вообще не стихи.

Теперь о смысле. В сталинском тексте, как мы видели, смысл был, хотя как раз Сталин мог приказать петь что угодно. Желающих самостоятельно его анализировать не было. По крайней мере, на свободе. В 2000 году автор нового текста гимна демократической России должен считаться с тем, что кому-то захочется вдуматься в слова.

„Россия любимая наша держава! Россия любимая наша страна!“ Чья - ваша? Всех российских граждан? Во-первых, особо любить страну (всю!) совсем не обязательно. Дело интимное. Тем более, любимых стран может быть несколько. Во-вторых, страна и держава не одно и то же. Надежда, что все граждане будут государственный режим (державу) любить - рефлекс чисто тоталитарный и для порядочного человека неприемлемый.

„Братских народов союз вековой.“ На фоне чеченской войны текст звучит пикантно. С особенной симпатией эти строки должны слушать недавние вольноотпущенники из ближнего Зарубежья.

„Могучая воля, великая слава - твое достоянье на все времена.“ Это о чем? За последнее столетье могучей воли и великой славы было предостаточно. Еще несколько поколений будут отмываться. Не дай Бог продолжения такой славы и такой воли.

„Одна ты на свете! Одна ты такая!“. Какая такая? А Люксембургов, что - два? Все страны разные. Если же речь идет об особенностях российской истории, то опять же, почему одна? Еще недавно целый лагерь был. Китай, Северная Корея, Куба до сих пор не сдаются. Конечно, зачинщик действительно был один - Россия. Вот пускай Зюганов этим и гордится.

„...Хранимая Богом родная земля.“. Это Швейцария - хранимая Богом. А России как раз больше всех досталось.

„Широкий простор для мечты и для жизни Грядущие нам открывают года“. Мечтать можно. Но, во-первых, сказано не по-русски., а во-вторых, непонятно, зачем это петь, да еще с чувством. У других народов перспективы не такие блестящие?

„Нам силу дает наша верность Отчизне. Так было, так есть, и так будет всегда“. Это - вам. А нам „силу дает“ верность правам человека, принципам демократии, здравый смысл и естественное право требовать от „Отчизны“ того же. И такое же естественное право отказать „Отчизне“ в верности, если она этого не заслуживает.

Безусловно прав Владимир Войнович - приличный текст нового гимна России сегодня написать невозможно. Просто потому что сейчас о России, как о государстве, ничего определенно хорошего сказать нельзя. Смесь формальной демократии, тоталитарных рефлексов, внешнеполитического цинизма и плохо скрываемых желаний по-прежнему пугать окружающих. Агрессивность, подавленная внешними обстоятельствами, а не внутренним исправлением.

Уж если очень хочется новый гимн, то лучше бы взяли что-нибудь классически-нейтральное. „Ехал на ярмарку ухарь-купец“. Или „Выхожу один я на дорогу“. По крайней мере, культурность текста олицетворяла бы стремление к просвещению.

Корявый и малограмотный текст Михалкова некультурен по форме. Он навязывает слушателям и исполнителям чувства и эмоции, неприемлемые в цивилизованном обществе. Лексически он будит жуткие воспоминания и серьезные опасения. Опасения в том, что и третий вариант может оказаться адекватен эпохе.

Статья была опубликована в берлинской газете "ЕВРОПА-ЦЕНТР», №2 (171), январь 2001.