Зашифрованные послания и скрытые смыслы «Алисы в Стране чудес»

Правда ли, что знаменитая история, написанная Льюисом Кэрроллом, - про секс, наркотики и колониализм?

Правда ли, что знаменитая история, написанная Льюисом Кэрроллом, - про секс, наркотики и колониализм?

Всё страньше и страньше! - воскликнула бы Алиса, если бы увидела, какие ссылки открываются в интернете по запросу о скрытом смысле фантастической сказки Льюиса Кэрролла Приключения Алисы в Стране чудес .

Эта книга, где на каждой странице встречаются волшебные пирожки, потайные двери, улыбающиеся коты и поющие черепахи, много раз издавалась и переиздавалась.

За полтора века по мотивам этой истории было создано несколько фильмов, картин, компьютерных игр и один балет.

По имени героини даже было названо неврологическое расстройство - синдром Алисы в Стране чудес.

Однако самыми плодовитыми энтузиастами сказки оказались авторы ее альтернативных прочтений.

Вчитайтесь в комментарии нескольких поколений критиков, ученых и блогеров - и любимая, до дыр зачитанная книга предстанет аллегорическим изображением жизни наркоманов или притчей о британской колонизации, а то и вовсе историей девочки, страдающей тяжелой формой зависти к тем, у кого есть пенис.

Рождалась эта сказка скромно - она была придумана для того, чтобы развлечь десятилетнюю Алису Лидделл и ее сестер во время лодочной прогулки по реке Темзе в сопровождении некоего Чарльза Доджсона.

История имела такой успех, что Алиса уговорила Доджсона записать свой рассказ, что он и сделал - под псевдонимом Льюис Кэрролл.

Алиса была дочерью декана одного из самых аристократических колледжей знаменитого британского Оксфордского университета - Крайст-Черч, - где Доджсон преподавал математику.

Она оказалась не единственной девочкой, с которой дружил писатель. Сейчас, в XXI веке, такая привязанность к детям могла бы вызывать серьезные подозрения.

И хотя ничто не указывает на то, чтобы в поведении Доджсона было что-либо неподобающее, некоторым нашим современникам трудно поверить в чистоту помыслов взрослого мужчины, которому нравилось сажать своих маленьких подружек на колени и фотографировать их, зачастую в довольно фривольных нарядах.

С закатом эпохи викторианской целомудренности и появлением теории психоанализа приключения Алисы неожиданно показались отнюдь не такими невинными.

Тщательное изучение текста натолкнуло критиков на мысль о том, что сказка изобилует образами гинекологического характера - от кроличьей норы до занавески, которую Алисе приходится отодвинуть, чтобы найти спрятанную за ней дверь.

Замки и ключи были восприняты как символ соития, а Гусеница правда же, в ней есть что-то от фаллоса?

Разумеется, нашлись читатели, которые озабоченно усмотрели в тексте намек на зависть к обладателям пениса и тут же провели аналогию между вытягивающейся Алисиной шеей и имитацией эрекции.

В таком случае в эпизоде, в котором Алиса обмахивалась веером, прежде чем начать уменьшаться, а потом, когда росту в ней осталось всего несколько сантиметров, по подбородок погрузилась в соленую воду, определенно содержится намек на мастурбацию.

В авангарде

Более тонкие наблюдатели усмотрели в путешествии Алисы не столько сексуальный подтекст как таковой, сколько аллюзию на переход от детства к периоду полового созревания и взрослой жизни.

Героине становится некомфортно в собственном теле, которое претерпевает ряд кардинальных изменений; ее самосознание дестабилизируется, заставляя ее сомневаться в том, кто она есть; девочка вступает в конфликт с властями предержащими и пытается понять на первый взгляд произвольные правила, те игры, в которые играют люди вокруг, и даже смерть.

Знаменитый литературовед Уильям Эмпсон так увлекся, что объявил, будто Алиса воплощает в себе отца, проникающего в отверстие, а в конце тоннеля превращающегося в плод, который может родиться, только став матерью и образовав околоплодные воды .

Конечно же, иногда гусеница, которая курит кальян, - это именно то, что надо, особенно если она сидит на шляпке волшебного гриба.

С 1960-х годов любители наркотиков воспринимали Алису как описание одной большой галлюцинации.

Строки из песни американской рок-группы Jefferson Airplane Белый кролик , написанной в жанре психоделического рока ( Вспомни тогда, что сказала тебе Мышь-Соня: Покорми свою голову! Покорми свою голову! ) - лишь усилили эту ассоциацию.

С самого начала этой запутанной истории читатель погружается в психоделический бред - героиня употребляет волшебные пилюли, время движется, как ей вздумается, а Чеширский Кот то появляется, то исчезает, оставляя за собой свою улыбку.

Одним из любимых писателей самого Доджсона был Томас де Квинси, автор знаменитой Истории англичанина, употребляющего опиум . Однако хотя Кэрролл баловался гомеопатическими средствами от простуды, никаких конкретных свидетельств в пользу того, что он когда-либо экспериментировал с наркотиками, воздействующими на психику, нет.

Однако психоделические ассоциации с Алисой уже укоренились в массовом сознании, как показывает строка из научно-фантастического боевика Матрица : Выберешь синюю таблетку - история заканчивается, ты просыпаешься в своей постели и живешь обычной жизнью. Выберешь красную таблетку - и я покажу, как глубока кроличья нора .

О королях и капусте

Но не всё в этой книге про секс и наркотики. Еще одна плеяда критиков видит в Алисе политическую аллегорию.

Когда наша героиня ныряет вслед за Белым Кроликом в нору, она оказывается в сумасбродном и странном месте, где правит вспыльчивая Королева - говорят, что Доджсон питал смешанные чувства по отношению к Королеве Виктории, хотя той очень понравилась его книга.

В этом странном месте существует своя хаотичная законодательная система. Примерно так же обстояли дела и в Великобритании XIX века.

Как же ведет себя Алиса в этой непонятной стране? Сбитая с толку привычками аборигенов, она пытается навязать им свою собственную систему ценностей, и это чуть было не заканчивается катастрофой.

Может быть, это произведение содержит иносказательную критику колониализма?

Гусеницы, склонность к употреблению наркотиков невозможно

Вспомним стихи про Моржа и Плотника, которые читают Алисе Траляля и Труляля.

Согласно некоторым трактовкам, под Плотником понимается Христос, а под Моржом - апостол Петр, тогда как устрицы изображают остальных учеников.

Другие утверждают, что эти стихи - о Британской империи, и Морж с Плотником олицетворяют Англию, а устрицы - ее колонии.

В этот спор ввязался даже английский романист Джон Бойнтон Пристли, который утверждал, что Морж и Плотник являют собой архетипы двух разных видов политиков.

Изучая дикие и чудаческие теории разных поколений об истинном смысле приключений Алисы, убеждаешься в том, как изменение социальных устоев может радикально повлиять на восприятие текста.

Разумеется, это свидетельствует о том, что книга Кэрролла - произведение на все времена, и каждое поколение может найти в ней отражение своих собственных чаяний и увлечений.

Споры вокруг этой книги не стихают. Что это - притча о расстройствах питания, выражение бытовавшего на тот момент мнения о бесполезности символической алгебры или сатира на тему войны Алой и Белой розы - серии династических конфликтов, разгоревшихся в Англии в XV веке?

В этом безумном царстве теорий все становится таким же запутанным, как и сама история об Алисе.

В своей повседневной жизни Чарльз Доджсон преподавал математику, поэтому неудивительно, что его сказки наполнены арифметическими и геометрическими аллюзиями.

Перед Алисой встает ряд задач - от загадки Безумного Шляпника до игры в королевский крокет, - но как бы она ни билась над их решением, они неизменно оказываются бессмысленными и не имеющими ответа.

Хотя Доджсон был логиком, в Стране чудес правит бал нелогичность. Может быть, в этом и состоит мораль его чрезвычайно хитроумной сказки: мир безумен, и надежды в нем часто идут прахом.

Поэтому вместо того, чтобы искать в этой книге скрытый смысл, лучше просто наслаждаться необыкновенной историей Алисы.