Россия достигла дна еще в ноябре

27 декабря, 11:00
Все прощаются с 2015-м, а надо было прощаться еще месяц назад

2015 год, год «нащупывания дна» кризиса, закончился еще в ноябре, вместе с началом холодной войны с Турцией, вместе с новой волной продуктовых и непродуктовых эмбарго против турок, а также и украинцев и, по случайному совпадению, с новым падением нефти.

В ноябре еще успели увидеть, что «дно кризиса», якобы нащупанное летом, вовсе и не достигнуто.

Но, так и не закончив поиски этого милого дна, держава начинает сейчас искать следующее дно - более глубокое.

Написал про это, а еще - о том, каким способом народ будет оплачивать новые убытки государства - «скорее всего, такими же, как и в прошлый раз. Рубль у нас плавающий, и ничто не мешает ему подешеветь еще процентов на 20–30. Допустим, рублей до 90 за доллар. Можно и выше. Пропорционально подорожают импортные товары, а значит, спрос на них еще раз упадет, и импорт сократится. Товары домашней выделки тоже подорожают, причем опыт подсказывает, что ненамного слабее. А рост зарплат и пенсий будет более чем скромным — и уж точно гораздо ниже инфляции. И если в уходящем году уровень потребления упал на одну десятую или даже на одну восьмую, то в году наступающем он тем же порядком может съехать еще процентов на 5–10...»

И отдельно - о популярной в народе и в интеллигенции легенде, будто все пищевые эмбарги и все запрещения на заграничный выезд якобы устроены его величеством не из маниакальных соображений, а из здоровой жадности, дабы сэкономить для родной страны доллары.

Вот отрывок из колонки, посвященный этому:

«...В начальственном кругу полюбили объяснять свои мероприятия на продовольственном и туристическом рынках не собственными страстями и даже не лоббизмом магнатов-выгодополучателей, а непререкаемыми соображениями государственной пользы. Ведь из-за нефтяной дешевизны у державы неважно с валютой.

Если перестать покупать заграничную еду и отпускать народ к теплым морям, притворившись, что страны-производители продуктов и страны-поставщики туруслуг заслужили такое наказание, то можно сэкономить драгоценные доллары и евро.

Подозреваю, что в высших наших кругах финансовой статистики не знают и обмениваются друг с другом подобными соображениями вполне искренне. Некоторую популярность это псевдорациональное объяснение получило и в народе.

Видимо, потому что чувствовать себя объектом разумной экономии психологически легче, чем жертвой маниакального произвола.

Но, правда лучше, чем неправда.

Что касается еды, то ее импорт за январь–октябрь (21,4 млрд. долларов) составил (в долларах) 64% от прошлогоднего за те же 10 месяцев.

Его снижение оказалось даже скромнее общего падения российского импорта, стоимость которого уменьшилась на 38%.

«Экономия» валюты на ввозе еды составила таким образом всего 12 млрд. долларов , или в примерном пересчете на весь 2015 год — 15 млрд. долларов.

Это чуть не вдесятеро меньше, чем ожидаемые в 2015-м потери в нефтегазовой выручке, и вчетверо меньше предполагаемого в этом же году оттока капитала из страны (60–70 млрд. долларов).

Можно было бы на это сказать, что курочка по зернышку клюет, и какая-никакая, но экономия валюты на продуктовых эмбарго есть. Однако на самом деле она почти не просматривается.

Полуторакратное сокращение спроса на импортную еду при двукратном падении рубля выглядит совершенно естественным. Как естественно и увеличение в структуре продуктового импорта продуктов подешевле.

Скажем, в 2015-м уменьшился ввоз несгущенного молока и увеличился — сухого.

Плоды эмбарго совсем другие.

Во-первых, ввозимые продукты стали дороже и хуже, поскольку более дешевые, качественные и удобные для ввоза аналоги попали под запрет.

Во-вторых, вырос импорт сырья для изготовления «импортозамещающих» суррогатов. Например, легендарного пальмового масла. Ни то, ни другое не имеет ни малейшего касательства к экономии валюты, но, разумеется, бьет по интересам людей.

Теперь о туризме.

В первом полугодии 2015-го, т.е. еще до туристических запретов, так называемые расходы на личные поездки за границу - составили 16,3 млрд. долларов, в том числе в Египет и Турцию – больше 4 млрд. долларов.

В первых полугодиях 2013-го и 2014-го эти же расходы были примерно в полтора раза больше — 22–23 млрд. долларов.

Причины падения те же самые – рубль подешевел.

Занятно, что запреты на заграничный отдых для силовиков, с особой силой реализованные в 2014-м, привели к снижению суммарных годовых трат россиян на личные поездки лишь на 2,8 млрд. долларов по сравнению с 2013-м.

Пожалуй, одни только удары крылатых ракет по сирийским пустыням стоили больше, чем такая экономия валюты.

Безо всяких туристических эмбарго, просто по курсовым соображениям, россияне потратили бы на личные поездки в 2015-м раза в полтора меньше, чем в 2014-м, т.е. около 30 млрд. долларов.

Даже и вся эта сумма далеко не грандиозна по сравнению с валютными потерями на других участках и поэтому явно не спасительна для казны. Не говоря о том, что для приближения ее к нулю надо запретить не просто организованный туризм, а вообще всякий самовольный выезд за границу.

То есть совершить те безумные вещи, о которых мы условились пока не рассуждать.

Что же до туризма в его турецко-египетском варианте, то за весь 2014-й в этих странах россияне потратили около 10 млрд. долларов. А в этом году, вероятно, получилось бы около 7 млрд. долларов, если бы Египет не был закрыт после теракта, а Турция – чтобы наказать Эрдогана.

Так что не ищите экономию валюты там, где она не ночевала.

Это лишь политическое сопровождение кризиса экономики, которое этот кризис дополнительно усугубляет.

А сами поиски нового хозяйственного дна и сопутствующее им затягивание поясов на людях будут проведены в 2016-м теми же проверенными способами, которые доказали свою эффективность в 2014-м и 2015-м...»