Набиуллина намекнула на грядущий запрет валюты

22 февраля, 22:31
Вы не обратили внимание на громкие акции валютных ипотечников в последнее время? Еще пару месяцев назад протесты были робкие и тут же пресекались полицией. И вдруг акции стали громкими, наглыми, граничащими с хулиганством, а полиция их резко перестала видеть.

Вы не обратили внимание на громкие акции валютных ипотечников в последнее время? Еще пару месяцев назад протесты были робкие и тут же пресекались полицией. И вдруг акции стали громкими, наглыми, граничащими с хулиганством, а полиция их резко перестала видеть.

То заёмщики имущество банка попортят, обклеим его листовками. То трусы по всему банку развешают, то жабами закидают. И ни одного полицейского. Зато журналисты с камерами тут как тут! И картинки, картинки! В телеэфир, на интернет-порталы!

Если полиция перестала появляться, а госканалы ждут «картинку» в заранее условленном месте, то, к гадалке не ходи, раздуть эту тему стало выгодно для государства.

А с какой целью раздуть? Помочь публично валютным ипотечникам, чтобы потом похвастаться «какие мы хорошие»? Неплохо было бы, но это не так! Помогать им очевидно, никто не собирается. Единственная помощь — это камеры телевизионщиков, чтобы дать картинку в эфир.

А раз есть картинка, но нет помощи, то единственный логичный вывод, который напрашивается — это картинка дается ради самой картинки. А раз картинка ради картинки, то единственный логичный вывод, который напрашивается, население готовят к логичному выводу, что валюта — это зло. Особенно — валюта на руках у населения.

Ой не хотелось мне в это верить, но вот пришло подтверждение. И не откуда-нибудь, а от самой главы Центробанка госпожи Набиуллиной.

На сайт ЦБ появилось ее интервью агентству Рейтер. Интервью нудное, перенасыщенное специфической терминологией, и неспециалисту малопонятное и не интересное.

Но вот в конце его появляются сентенции, которые заставляют меня проснуться от чтения, а моё внимание предельно обострится.

Что же я читаю.

«Резкие колебания курса валюты, которые мы наблюдали, выявили, что валютные риски очень существенны и для наших банков, и для заемщиков банков. Политику дополнительного снижения валютных рисков мы начали год назад, повысив коэффициенты риска по валютным кредитам физлиц. Подавляющее большинство населения зарабатывает в рублях, имеет рублевые доходы и, получение валютных кредитов в такой ситуации - это, конечно, существенный риск»

У меня сразу несколько вопросов. О каких-таких «валютных кредитах населения» ведет речь госпожа Наибуллина? О валютных ипотечниках, про которых все время по телевизору крутят?

Ну так они свои кредиты брали в основном в 2005-2007 годах. Сейчас-то не берут! Ну не может ведь председатель ЦБ не знать, что общая доля валютных кредитов физлиц — это меньше 3% от общей массы всего. И это те, старые кредиты! Новых-то практически нет!

Тогда зачем регулировать, то чего нет?

Зачем повышать коэффициенты риска по валютным кредитам физлиц, если физлица сами себе осознали все риски еще в 2008 году и с тех пор валютных кредитов не берут. То есть — вообще не берут!

Если председатель ЦБ, который знает по определению эти цифры лучше меня, лукавит представляя серьезной проблему, какой не существует вовсе, и вводит для этой несуществующей проблемы регулирующие меры, то это говорит о том, что готовится почва для более серьезных глобальных ограничений и с целью оправдания этих ограничений сейчас прямо на глазах у нас сочиняют проблему на голом месте.

Да, кстати еще, госпожа Набиулина, вы только что упомянули растущих о рисках для банков из-за несуществующих валютных кредитов населения. Хоть один банк назовите, который огреб проблемы из-за таких кредитов! Вот они, все в вашем списке отозванных лицензий. У какого из них указано в качестве причины проблемы из-за валютных кредитов? Что, нет таких? Вот и я что-то не нашел. Тогда, о чем вы, собственно речь вели?

Далее, цитата:

«Валютные риски нужно снижать, чтобы они не приобрели характер системных рисков. Мы сейчас обсуждаем повышение коэффициентов риска по кредитам в иностранной валюте для юридических лиц. В любом случае, будем делать это плавно, чтобы банки смогли приспособиться к новому регулированию. Но наша политика заключается именно в том, чтобы снижать валютизацию балансов банков»

Золотые слова! Валютные риски надо снижать, кто бы спорил.

Если они есть и если они существенны! А если их нет, и они незначительны? Вы же главный банкир, вы же знаете, что по отчетам вашего же ЦБ валютные активы банков сейчас превышают их валютные обязательства, то есть у банков сейчас больше валюты, чем они должны. Я конечно не банкир, но у нас тут, на Кипре, банкиров больше чем воды в море. Спрашиваю у них, они отвечают, что если рубль вдруг резко укрепится, то риски будут, а если укрепятся доллар с евро, то будут не риски, а сплошная лафа, и «вообще непонятно, что она имела ввиду».

Ну им-то не понятно, а мне понятно, что госпожа Набиуллина сказала это исключительно для того, чтобы логично и обоснованно выглядела вот эта фраза: «наша политика заключается именно в том, чтобы снижать валютизацию балансов банков».

Действительно, иначе как объяснить, зачем вы снижаете «валютизацию балансов банков», если не то, что банкир, а любая баба Маня с лавочки у подъезда знает, что в условиях роста доллара и евро, лучше иметь в наличии доллар и евро, а не рубли? И «снижать валютизацию запасов банков» когда валюта растет в цене, можно имея только две цели: либо отнять у них валюту, потому что нужна самим (сознательно разоряя при этом банки), либо из высших политических соображений. Либо и то и другое вместе.

Резюмирую. Если глава Центробанка страны, обладая достоверной информацией, выдает эту информацию в заведомо искаженном виде, убеждая, что валюта в собственности у населения — это риски, то дальнейшие шаги предугадать не трудно.