Госдума одобрила закон о тюремных сроках за лайки и репосты в интернете

С такими законами Россия возвращается в сталинский 1937 год, в эпоху тотального государственного террора по отношению к собственным гражданам

Госдума окончательно одобрила законопроект, согласно которому вводятся тюремные сроки за публичные призывы к экстремизму с помощью интернета, а также за финансирование экстремистской деятельности.

За экстремизм в Сети теперь можно угодить в тюрьму на пять лет, за финансовую помощь экстремистам суд имеет право наказывать шестью годами заключения .

Поводом для уголовной статьи может стать репост или лайк провокационных записей в интернете.

Иными словами, за лайки и репосты любой информации, которая кому-то может показаться опасной, оппозиционной, разжигающей, провокационной и т.д. человек теперь может реально сесть в тюрьму на пять лет!

Благо, за интернетом в наши времена следят не только специальные машины, в режиме онлайн просматривающие все посты пользователей в тех же соцсетях, но и отряды хунвэйбинов, нашистов, кремлеботов, которые за очередной донос на слишком свободно мыслящего гражданина могут получить прибавку к жалованию, а потому количество доносов будет лишь расти, сайты и аккаунты подозрительных пользователей блокироваться, с ними-самими будут проводиться специальные действия по выявлению в их действиях и высказываниях признаков экстремизма.

Тем более что согласно принятым в прошлом году законам любые сайты можно блокировать в досудебном порядке.

Как этот закон будет действовать?

Так же, как и остальные репрессивные законы, то есть сугубо избирательно, как орудие борьбы с неугодными блогерами и лидерами мнений в интернете. Сами депутаты, провластные спикеры и нашисты смогут и дальше делать любые высказывания, призывающие к уничтожению различных национальных или социальных групп, оправдывающие Гитлера и нацизм и т.п. Их никто не тронет.

А вот если кто-то будет критиковать Путина, Единую Россию и прочие ужасы, то их возьмут на карандаш и начнут усиленно мониторить на предмет экстремизма. Там, где не найдут - спровоцируют или подставят, чтобы заткнуть свободным гражданам рот. Благо, это не трудно.

Уже писалось, что самый легкий путь для закрытия интернет-ресурсов: экстремистские комментарии.

С 1 августа также вступит в силу закон, фактически приравнивающий топовых блогеров к СМИ и ограничивающий свободу на информацию.

Как остроумно заметил по этому поводу историк Алексей Миноровский:

Для признания человека популярным блогером совсем не обязательно, чтобы у него был блог. Блог ему в ходе следствия сделать можно .

Но почему вдруг власть стала ужесточать борьбу с экстремизмом?

Википедия дает замечательное пояснение:

Росту экстремизма обычно способствуют: социально-экономические кризисы, резкое падение жизненного уровня основной массы населения, тоталитарный политический режим с подавлением властями оппозиции, преследованием инакомыслия, В таких ситуациях крайние меры могут стать для некоторых лиц и организаций единственной возможностью реально повлиять на ситуацию, особенно если складывается революционная ситуация или государство охвачено длительной гражданской войной можно говорить о вынужденном экстремизме .

То есть получается, что тоталитаризм в России подошел к черте, когда экстремизм может стать вынужденным , и власть играет на опережение, начиная сажать за высказывания и мысли?

Вот примеры недавних случаев борьбы с т.н. экстремизмом в России:

  • 23 мая 2014 года жителя Казани, сопредседателя Казанского гражданского союза Бориса Бегаева обвинили в экстремизме за ролик с критикой Единой России и Путина.
  • 14 мая 2014 года в отношении жителя Челябинска, члена местного отделения партии Демократический выбор Константина Жаринова возбуждено уголовное дело по статье о призывах к экстремизму за перепост обращения украинской националистической организации Правый сектор .
  • В марте 2014 года стало известно, что в Государственной думе хотят приравнять антироссийские статьи журналистов к государственному преступлению.
  • 28 явнаря 2014 года был задержан прямо в здании МГУ доцент философского факультета Вячеслав Дмитриев. Ему грозит уголовное дело за экстремизм.
  • 9 января 2014 года популярный блогер Сергей ottenki_serogo Мухамедов рассказал в своем твиттере о том, что к нему домой пришли сотрудники центра по борьбе с экстремизмом из-за его критических постов о сочинской олимпиаде.
  • В апреле 2013 года Центр Э проверял на предмет экстремизма учение каббалы, которым могли заниматься представители пермской хасидской общины.
  • 20 февраля 2013 года Прокуратура Набережных Челнов вынесла экс-заведующему музеем археологии Елабужского филиала Казанского Федерального университета Раушану Валиуллину предостережение о недопустимости экстремистской деятельности. Поводом стало поступившее прокурору города Александру Евграфову письмо из ФСБ, в котором гражданский активист упрекается в формировании резкого негативного отношения общественности к первым лицам государства , дискредитации органов власти , провоцировании сомнения в легитимности власти и правильности реализуемого в стране политического курса .
  • 24 января 2013 года председатель Отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов предложил проверить на экстремизм сочинения вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина.
  • В августе 2012 года глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов обратился в Генеральную прокуратуру с требованием проверить, не является ли Общество защиты прав потребителей экстремистской организацией. Поводом к разбирательству послужила шутка ОЗПП, члены которой предложили выдвинуть патриарха Кирилла на соискание Нобелевской премии по экономике за 2012 год за прорывной вклад в экономическую теорию товарно-денежного обмена .

Таких примеров очень много, но суть их сводится к одному: экстремизмом в нынешних условиях можно признать любую критику правящего режима, а экстремистом признать любого гражданина РФ, у которого нет денег, чтобы откупиться от коррумпированных силовых структур, или надежной крыши, которая защитит его от каких-либо наездов.

Впрочем, если есть прямое указание с самого верха посадить такого-то человека во что бы то ни стало, то не помогут ни деньги, ни крыша, - единственный выход - эмиграция.

Экстремизм можно усмотреть и в оскорблении чувств верующих , даже если эти верующие сами ходят громить музеи, срывают театральные постановки, крушат выставки, жгут книги и т.п.

Отныне граждане окончательно поделились на два сорта.

Гражданам первого сорта разрешено все, как к примеру, Дугину, Димитрию Смирнову, Жириновскому и т.п. Что бы они ни сказали и ни сделали - их никто не тронет.

Граждан же второго сорта могут посадить в тюрьму даже за лайк записи на чужой странице, ибо повод не важен, а причина ясна - во-первых, они относятся к земщине, а не к опричнине, а, во-вторых, надо выполнять план по посадкам, ибо чем больше экстремистов будет выявлено, тем более эффективной будет признана работа силовиков.

Кстати, год назад вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что считает социальные сети одним из элементов кибервойны. А на войне, как известно, действуют законы военного времени.

Как поясняют эксперты, принятый Госдумой закон, скорее всего, облегчит правоохранителям доказательство вины в таких случаях, как с оппозиционером Дмитрием Бычковым, которого обвинили в призывах к терроризму за перепост картинки с пулями и комментарий в социальной сети ВКонтакте . В Барнауле в настоящее время начинается процесс по этому делу.

А вы готовы сесть в тюрьму за экстремизм из-за лайка или репоста записи из блога того же Навального?

Сам Алексей уже находится под арестом, буквально вчера у него провели дома обыск и по его итогам возбудили очередное дело.

С такими законами Россия возвращается в сталинский 37 год, в эпоху тотального государственного террора по отношению к собственным гражданам.