Провал операции «Скорбь»…

30 декабря, 12:35
Где-то в цитадели Добра в самом центре мира, в кабинете ясно-красного лучезарного президента богоизбранного народа….

- Бу, пу, ру, пу, пуп, ту пу, - бубнил в раздумии себе под нос чрезвычайно красивый статный мужчина восседавший на шикарном кресле из чистого золота, на спинке которого бриллиантами и изумрудами была инкрустирована надпить: «Здесь был Вова 2000».

Он был раздосадован, расстроен, разочарован, но он и не пытался скрыть следы печали на своем лице.

В дверь постучались, и сквозь приоткрытую щель, в комнату проник нос, а за ним и шикарные усы.

- Можно? - спросили усы.

- Да, входи, Дмитрий Сергеевич, - произнес восседающий на гигантском троне мужчина.

Припав на колени и зажав в зубах папку с двуглавым византийским орлом, нос с усами вошли в комнату и не меняя коленопреклоненной позы стали стенать да приговаривать:

- Не вели казнить, вели слово молвить, царь превеликий государь всея земли и ее окрестностей! Владимир свет, газ и нефть Владимирович!

- Да хорош, стебаться! - заорал человек с трона, - достал ты с плебейством своим Дим Сергеевич! Говори уже, докладывай! Как наш план? Только не говори, что опять провалился!

Человек с усами упал головой ниц, и выпучив зад к потолку залепетал:

- В том то и проблема царь-государь, что план наш провалился полностью! Народ то оказался не готовым принять задумку нашу многоходовую! Разучился окаянный скорбеть как следует. И ладно еще это! Докладывают, что ряд холопов и вовсе заместо скорби радость на погибель шутовского войска вашего высказал, да добавил, что жаль, что не было вас там, на борту, что мы с море для теста уронили….

- Быть того не может! - закричал человек с трона, и разбрызгивая слюну по залу начал по нему метаться да орать: - Нет, ну как так то? Нет! Ну скажи мне! Ну как так то? Мы ж им за 15 лет мозги в сопли превратили, все методы да ухищрения по озомбированию на них опробовали, а они собаки - скорбеть разучились! Скоты! Животные бессердечные!

- Я ж заради них, дохтура своего любимого да скоморохов целую пачку утопил, а они!!!

Царь государь забился в угол, в заранее заготовленные меха песцовые туда уложенные и заплакал.

Усы все это время так от пола лица своего не поднимали, и подождав немного, все в той же позе, целясь задом в люстру, с невиданным подхалимажем в голосе зашептали:

- Царь батюшка, ну не печальтесь вы так. Может то знак какой свыше сниспосланный. Что рано вам еще уходить, что поправьте еще с годок другой. Ну рано вам на покой…

- А смысл? - ответил из мехов царь.

- Ну не знаю, - ответили усы. - По большому счету конечно смысла нет. Ежели народ по шутам скорбеть не стал, то по-любому на ваших похоронах он вусмерть от радости упьется.

- Вот и я говорю, - ответил царь. - Шутов за зря утопили. Ну нет в этих скотах скорби нет! Раболепство есть, холуев немеряно, а вот так чтобы поскорбеть по человечески так и не кому! Нет более сердобольных старух на России, которые бы все себе глаза проплакали опосля загибели неожиданной моей… Неблагодарные....

- Но с другой стороны, февраль скоро! - продолжил царь. - А там и октябрь не далек. Жутковато как-то думать о том, что случится может. Да и в сценарий твой с женским платьем мне не ахти как нравиться…

- Но сработало же! В прошлом столетии свет, газ и нефть Владимирович! Получилось же у Керенского таким образом скрыться! Может и вас Бог милует сбегете?

- Да. Может, да. А может и нет! - ответил царь, выбравшись из шуб песцовых.

- Может да. Может два. - бубнил он себе под нос бредя к трону.

- В общем так! - продолжил он взгромоздившись на трон. - Повелеваю, операцию «Скорбь» свернуть. За шутов забыть. И заняться разработкой новой программы: «Вознесения царя царей на небо», под слезы да печаль безумную всего народа московского! Не верю я в твой сценарий Дим Сергеевич. Вот, ей Богу, не верю! Пора на лыжы становится, так и так я на России уже все что мог своровал, да разрушил. Толку в этом бараке люксовом далее мучиться? Тем более что денег непотраченных на счетах различных столько, что даже с моим умом гениальнейшим не придумаешь как их потратить!

- Так и пиши: Повелеваю начать операцию «Вознесение». «Скорбь» свернуть. Точка.