Русобоское №3.14

27 октября, 08:11
«У русского человека одна надежда — выиграть сто тысяч», — скрупулёзно подметил Антон Павлович Чехов.

«Украл бы сто рубли и утик!» — ответил русский мужик на вопрос, что бы он сделал, если бы стал царём.

Сидень карачаровский Илья Муромец тридцать лет лежал на печи и приобрёл пассионарность не аутотренингом или стодолларовыми консультациями у психолога, а лишь одним глотком воды.

Хитроумная Морозко одним лишь лицемерным киванием на вопрос ряженого идиота: «Тепло ли тебе, девица?» — легко обскакала сестру, честно ответившую: «Ты чё, мудак, минус двадцать, реально, старый ты педофил?»

Надежда на чудо халявы многие столетия было единственным огоньком кривой лучинушки во тьме заснеженной российской жизни в беспросветной тоске, от которой только и спасал жбан бурякового самогона, занюханный сопрелым онучем. Сей непонятный европейцу феномен нашёл чистое, как слеза покаявшегося врага народа, отражение в "русских" народных сказках.

Скучные немецкие сказки строились по одному унылому шаблону, девочка Золушка шила-шила, исколола пальчики, заболели глазки. И, наконец, появляется добрая фея и за исколотые пальчики и ослепшие глазки осыпает упёртую девочку, не знающую волшебного «До пошло оно все, конём через коромысло…», некоторыми бонусами и дружбой с педиковатым принцем.

"Русские" сказки строятся по совершенно иному алгоритму, в основе которого лежит скрепа под названием ХАЛЯВА.

Не обременённый интеллектом Иван, заслуженно носящий прозвище Дурак, бездельник и лузер, ловит чудотворящее существо — Конька-Горбунка, Щуку, Золотую Рыбку.

Испуганное существо хнычет каноническое: «Отпусти меня, Ваня, я исполню все твои идиотские фантазии…» — справедливо полагая, что в противном случае последует битьё поленом по гениталиям или сварение в перекипячённой моче.

Далее дурак сигает в чан, и «вышел кровь с молоком и полцарства впридачу».

Попутно убирается конкурент, который опрометчиво прыгает следом, но что-то не срабатывает и «царь-старик перекрестился, прыгнул в чан и там сварился». Так что вековая "русская" идея Ивана Дурака: «Хочу, чтобы у соседа сдохла корова» — воплощается в полной мере и даже с перевыполнением социалистического плана.

В силу этой разницы менталитетов сказка про коммунизм, написанная обалдевшим от кучи гунявых детей Марксом и наркоманом Энгельсом, весьма понравилась загадочной "русской" душе и была полностью отогнута бездуховной европейской душонкой.

Ваня весьма живо, хоть и был дурак, слюнявя страницы «Манифеста», представил себя «от тебя по отсутствующим способностям, а тебе по твоим потребностям» плавающим в пруду самогона с плавающими жареными лебедями под кумачовой тряпицей с каракулями «Коммунизм — это молодость мира и его возводить молодым!».

Этот соблазнительный обман уверенно потеснил и Конька-Горбунка, и Золотую Рыбку, и Деда Мороза, разросся до идеологии многомиллионной страны.

Подкреплённый «нынешнее поколение будет жить при полной ХАЛЯВЕ» и обещанием построения полной ХАЛЯВЫ к 1980 году, нехитрый обман унёс в могилу 60 миллионов ванек и заставил оставшихся в живых жрать солому в течение 75 лет.

В 1991-м марксов обман издох, но мечта о ХАЛЯВЕ выжила.

И пролившийся в середине 2000-х в разинутые клювики иванушек-дурачков нефтедождик заставил их одобрительно чавкать, восторженно таращить глазёнки и повторять вслед за Гоголем: «А все ж бывают на этом свете чудеса. Редко, но бывают…»