Сказ о добрейшем русском сердце

25 ноября, 10:25
Почему эти чехи, поляки, украинцы., не желают жить под Россией? Как жаль, что нам пришлось воспользоваться танками, для того, чтобы научить их, что такое любовь!

Ох и тяжела она, жизнь оккупанта, не позавидуешь ни разу. И ведь нет чтоб пожалеть, посочувствовать, руку помощи протянуть, нет, всё норовят свою мерзкую грязную палку промеж наших нежныx девственныx колес кинуть.

Тут и оккупировать расхочется. Тут уже в самую пору воскликнуть: "Нати, биритя, оккупируйтя себя сами, гады неблагодарные"!

Мы к ним со всей душой, как братья приперлись. Как сыновья лейтенанта Шимдта, под девизом "Бензин ваш - идеи наши". И какие идеи, каких планов громадьё!?

Кристалльная чистота и невинность, гуманизм и сердечность этих планов сверкает своей пушистой белизной по всему миру, по всем городам его и весям, urbi et orbi, типа. Тут и мост, тут и здравница всесоюзная. Так рази ж от них хоть слова благодарности даждесси? Hакосетя, выкуситя. Редиски...

Дивайме ся чо учудили мазурики:

И таки да!

Так оно и есть!


Конвенция о защите гражданского населения во время войны. Женева, 12 августа 1949 года.

Статья 55.

Оккупирующая держава обязана при помощи всех имеющихся средств обеспечить снабжение гражданского населения продовольствием и санитарными материалами. Она должна, в частности, ввозить необходимые съестные припасы, санитарные материалы и другие предметы в тех случаях, когда ресурсы оккупированной территории будут недостаточны...

Статья 56.

Оккупирующая держава обязана при помощи всех имеющихся у нее средств обеспечить и поддерживать при содействии национальных и местных властей деятельность санитарных и больничных учреждений и служб, здравоохранение и общественную гиг иену на оккупированной территории, в частности, принимая и применяя профилактические и превентивные меры, необходимые для борьбы с распространением заразных заболеваний и эпидемий... (dwas comm.: это к вопросу о доступности мед. помощи населению на оккупированной территории)


P.S.: (Привет из 1958 года)

У Милана Кундеры есть аналoгичная мысль, которую "русскому" понять крайне сложно. У Кундеры речь шла об оккупации Чехословакии в 1968 году:

"Был третий день оккупации. Я был за рулем, в пути где-то между Прагой и Чешскими Будейовицами (да, город, куда Камю поместил действие своего Недорозумения). На дорогах, в полях, в лесах, повсюду русские солдаты разбивали свои палатки. Потом они остановили мою машину. Трое солдат стали еe осматривать. Когда осмотр был закончен, офицер, который командовал этой операцией спросил меня:"Как себя чувствуете?"

Вопрос не был ни злым, ни ироничным. Наоборот, офицер продолжил, - Это большое недорозумение. Но всё будет хорошо! Вы должны знать, что мы любим чехов. Вы нам нравитесь. Мы вас любим!"

Страна раздавлена тысячами танков, ее будущее изгажено на столетия, государственные представители арестованы и силком вывезены из страны, а офицер оккупационной армии признаётся вам в любви.

Понимаете, он не пытался демонстрировать своё несогласие с оккупацией, совсем нет. Тогда все они говорили одно и то же: их отношение не было замешано на садистской роскоши насильника, это был совершенно иной архетип - раненой любви: Почему эти Чехи (которых мы так любим!) не желают жить с нами и одинаково как мы? Как жаль, что нам пришлось воспользоваться танками, для того, чтобы научить их, что такое любовь!"

За, без малого полвека, прошедшего от описанных Миланом Кундерой событий, вид, характер, личина, мурло "русского офицера" значительно изменились.

Этот зеленый гуманод-подорожник на оккупированных территориях Украины уже ничего такого спрашивать не станет. Он и слов-то таких не знает. Эмпатия, сочувствие, сострадание, ...и, божеупаси, любоф, всё это осталось по ту сторону замызганного от ежедневного эякулята кремлевизионного стекла. Он, как и всё остальное подавляющее всё и всех большинство б/у х/б поголовья кроме злобной тупой ненависти ко всему, к каждому, вне его коробочки немыслящего хлопчатника никаких других рефлексов уже не испытывает.