223 года назад Польша восстала

24 марта 1794 года, спустя год после Второго раздела Польши между Россией и Пруссией, национальный герой поляков Тадеуш Костюшко торжественно объявил в Кракове начало антимосковского освободительного восстания.

Вскоре Костюшко был провозглашен диктатором свободного Польского государства. Тадеуш Костюшко являлся убежденным поборником свободы. Он в течение семи лет успешно сражался в войне за независимость североамериканских колоний Британии с англичанами. Однако у себя на родине Тадеуш не сумел должным образом подготовить восстание.

Штурм предместья Варшавы - Праги 4 ноября 1794 года с последующим истреблением или пленением её защитников сломил волю польских повстанцев к сопротивлению и привёл к капитуляции Варшаву. Польское восстание 1794 года оказалось подавлено. Московский палач А. В. Суворов получил за эту победу высший воинский чин фельдмаршала.

Согласно Петрушевскому, московские солдаты грабили «день и ночь» "освобожденных" поляков, но из-за бедности местного населения нажиться солдатам не удалось. По свидетельству участников штурма, московские солдаты, ожесточённые сопротивлением и воспоминанием об уничтожении польскими войсками московского гарнизона в Варшаве (Варшавская заутреня), когда погибло от 2 до 4 тыс. московских солдат, убивали всех подряд. По некоторым оценкам погибло до 21 тыс. мирных жителей и солдат с польской стороны.

Фон Клуген вспоминал так: «В нас стреляли из окон домов и с крыш, и наши солдаты, врываясь в дома, умерщвляли всех, кто им ни попадался… Ожесточение и жажда мести дошли до высочайшей степени… офицеры были уже не в силах прекратить кровопролитие… У моста настала снова резня. Наши солдаты стреляли в толпы, не разбирая никого, — и пронзительный крик женщин, вопли детей наводили ужас на душу. Справедливо говорят, что пролитая человеческая кровь возбуждает род опьянения. Ожесточенные наши солдаты в каждом живом существе видели губителя наших во время восстания в Варшаве. „Нет никому пардона!“ — кричали наши солдаты и умерщвляли всех, не различая ни лет ни пола…»

Из воспоминаний Ф.В. Булгарина :

«Горестное зрелище поразило меня при первом шаге! Польский генерал Ясинский, храбрый и умный, поэт и мечтатель, которого я встречал в варшавских обществах и любил, — лежал окровавленный на пушке. Он не хотел просить пощады, и выстрелил из пистолета в моих гренадеров, которым я велел поднять его... Его закололи на пушке. Ни одна живая душа не осталась в бастионе — всех поляков перекололи...»

Другой участник штурма, Лев Энгельгардт, подтверждает резню:

«До самой Вислы на всяком шагу видны были всякого звания умерщвлённые, а на берегу оной навалены были груды тел убитых и умирающих: воинов, жителей, монахов, женщин, ребят. При виде всего того сердце человека замирает, а взоры мерзятся таким позорищем… умерщвлённых жителей было несчётно.»…

В результате Польша более чем на столетие прекратила свое существование как государство.

10 октября в битве под Мацеёвицами с московскими войсками под командованием Ивана Ферзена Костюшко был тяжело ранен, взят в плен и заключён в Петропавловскую крепость.

Раненого Костюшко поместили в Петропавловскую крепость, откуда в 1796 году, сразу же после смерти Екатерины II, его освободили по приказу императора Павла I, которому Костюшко принес верноподданическую присягу.

Получив от императора средства на дорогу, он уехал вначале в Америку, потом во Францию. В 1815 году Костюшко отказался от приглашения Александра I возглавить администрацию Царства Польского после того, как узнал, что Речь Посполитая не будет восстановлена в границах 1772 года.