«Anarchy in UA» (с). Предыстория

25 марта, 23:09
Размышления про украинский анархизм. Часть 1

Многие мои критики из этого клуба говорят, что я плюю в душу «українських патріотичних організацій». Из этого делают далеко идущие выводы по поводу того, на чью мельницу я лью воду и т.д. С одной стороны, это вполне ожидаемо, а с другой – парадоксально. И очень ключевым здесь становится вопрос вождизма и прочей тоталитарной риторики, в отношении которой прекрасно находят общий язык «українські патріотичні організації», которые и являются объектом моего оплевывания.

Главная же моя мысль в этом отношении – это то, что все эти «фюреры-провідники» для украинцев являются явлением неестественным, так как именно кацапы и подвержены ментальному недугу желания «вождя – царя» и сакральности власти.

Без понимания того, как по-разному, порой диаметрально противоположно в украинском обществе воспринимается само понятие государство, ничего даже браться за тему. Понятно, что разделение по названным критериях на различные категории достаточно условно и отнюдь не претендует на полноту. Наиболее выпукло в украинском обществе можно выделить две группы людей, которые просто фетишизируют государство.



К первой группе относятся, как правило, «националисты», которые считают, что, если нация не получила государственной независимости, то это не нация. Поэтому в их понимании государство - это сакральная цель, наивысшее достижение в развитии нации. Для этой группы совершенно неважна социальная форма такого государства, а важен сам факт его наличия.

В их понимании государство - это не система эффективного менеджмента и гарант справедливости, ради чего граждане делегировали ей также право на осуществление насилия. Для них государство - это фарфоровая статуя без практического применения, которого можно только спрятать за стеклом и беречь как зеницу ока от посягательств внутренних и внешних врагов. В понимании таких «националистов» государство - это божество, у которого ничего нельзя требовать. Надо только терпеть и молиться, надеясь на достойную жизнь в эфемерном будущем.

Вторую группу граждан составляют люди с сознанием, глубоко укорененным в советском прошлом. Для них государство - также своего рода фетиш. Но, в отличие от националистов, это потребительский божок. Советская государственная система лишила своих граждан основных прав и свобод, фактически запретив любую частную инициативу, предлагая взамен базовый набор благ: стопроцентное трудоустройство, бесплатные образование и здравоохранение. Живя в условиях до определенной степени уравниловки и возмущаясь постоянным дефицитом, у людей десятилетиями формировалось убеждение, что им «положено», а государство «должно». Грубо говоря, ремонт в квартире должен сделать ЖЭК, а государство - обеспечить работой. Для них государство - это бездонный источник благ, которые нужно «выбивать».



С развалом советской системы и особенно с исчезновением страха перед государственными репрессивными органами потребительское отношение не только не исчезло, оно выросло и укрепилось. Такое фетишистские-потребительское отношение к государству расцвело особенно буйным цветом там, где люди вовсе не помнили о том, что такое частная собственность и не особо заморачивались тем, нужна ли, например, обществу продукция, которую они производят, откуда берется наполнение государственного бюджета и особенно - насколько эффективны лица, которым они делегировали право осуществлять государственный менеджмент. Они знали: власть ихняя, а потому им должна априори.

Отношение к государственной власти в украинском по принципу свой/чужой заслуживает особого разговора. Опять же, проблема упирается в то, от имени кого будет вестись рассказ. Если с националистической точки зрения, то, понятно, что вся власть и почти всегда была для украинцев не только чужой, но и враждебной. Здесь придется сделать определенную ремарку учитывая, что и народническая школа Михаила Грушевского, и советская классово-антагонистическае концепция в значительной мере совпадают в оценке отдельных исторических этапов.



Согласно этих концепций, несогласные с социальной, религиозной и национальном эксплуатацией «польскими панами» украинцы бежали на Дикое поле и там пытались обустроить «своё» справедливое государство. К слову, украинцы - отнюдь не исключение в попытках построения чего-то чистого и непорочного на своей земле. Ярким примером могут служить английские протестанты, которые отправлялись в Новый Свет (само название за себя говорит), чтобы построить на «освобожденных» от индейцев землях Новый Иерусалим - свой религиозный рай. Понятно, что жизнь на неконтролируемой одной силой границе подталкивает к формированию полувоенной организации. Появляется Запорожская Сечь, которая живет в значительной мере от набегов и грабежей. Но для того, чтобы жить в «транзитной» зоне, нужна не только специфическая система организации, но и соответствующая иерархия.

Со временем доходит до того, что не только старшина желает закрепления своего статуса королем, но и козаки (потомки беглецов) готовы стать регулярным, то есть реестровым войском. Случилось так, что козаки зажаты между тремя государственными центрами: католическая Польша, православная Россия и мусульманская Турция. «Своей», то есть казацкой власти в этом треугольнике было не удержаться. В конце концов выбор падает на того правителя, который готов признать благородство для старшины и свободный статус козаков. То есть в сторону России со всеми вытекающими последствиями.

Но причем здесь естественная анархия украинцев? Об этом будет в следующей части.



Зреферовано за допомогою джерела