Батько Махно - мифы и реальность

Нестор Иванович Махно – пожалуй, самая противоречивая и загадочная фигура времен гражданской войны 1918 – 1921 гг.

Он был на приеме у Ленина, был красным комдивом, в числе первых был награжден орденом «Красного Знамени». Воевал против красных и белых, против германцев и петлюровцев, против всех, кто хотел отнять свободу у простых крестьян, впоследствии очерненный советской властью и превращенный в шутовскую фигуру советским кинематографом...

С конца 1980-х гг. табу на имя Махно было снято. Махно превращается в одну из модных и культовых фигур, как в Украине, так и в России. “Батька Махно смотрит в окно…” – раздавалось из телевизоров и магнитофонов. В Запорожье прошла конференция, посвященная его 100-летию. Дальше появилось уйма статей и книг. Французский режиссер Шатилен снимает для французского телевидения документальный фильм про Нестора Махно в Гуляй-Поле. Харьковские казаки предлагают поставить ему памятник, а молодежь в Москве пытается отпраздновать его юбилей, что приводит к столкновению с милицией. Доходит до того, что одесский художник-авангардист Леонид Войцехов объявляет, что Махно – реинкарнация индийского бога Вишну, прововестник Кали-Юги (темной эпохи) и он же пророк Илья. Возникали даже бредовые идеи создания в запорожской степи сети игорных домов «Махноленд» в подражание Лас-Вегасу в американской пустыне. Его часто сравнивали с украинским Робин Гудом и Че Геварой.

Так кем же на самом деле был знаменитый Батько Махно? Советская пропаганда рисовала Махно и махновцев бандитами и антисемитами. Яркий пример – трилогия А.Н. Толстого «Хождение по мукам», по мотивам которой снят одноименный кинофильм. По свидетельству современников, например Сергея Есенина, личность Махно и его идеи были весьма популярны среди крестьянства: “и в ответ партийной команде, за налог на крестьянский труд, по стране свищет банда на банде, волю власти считая за кнут. И кого упрекнуть нам можно? Кто сумеет закрыть окно, чтоб не видеть, как свора острожная и крестьянство так любят Махно?..” (С. Есенин «Страна негодяев»). В 1936 году, во время гражданской войны в Испании, именем Махно была названа одна из военных бригад испанских анархо-синдикалистов, сражавшихся против армии генерала Франко.

Махно – реальный

Много в биографии Нестора Махно несуразностей и откровенной лжи, например с датой рождения. Во многих статьях и книгах указывается 27 октября 1889 года, хотя метрическая книга говорит, что 26 октября 1888 года в семье Ивана Родионовича Михно и его законной жены Евдокии Матвеевны родился сын Нестор. Существует мнение, что родители исказили год рождения сына, чтобы подольше не отдавать его в армию. Хотя в царскую армию Нестор так и не попал, но это спасло ему жизнь, когда по малолетству смертная казнь ему была заменена каторгой. Сохранилась полулегенда-полубыль, касающаяся крещения – у попа неожиданно загорелась риза, и он предрек, что из Нестора в будущем вырастет разбойник, которого еще не видел свет.

В 1905 г. началась революция, и 22 января завод Кернера, на котором работал Махно, забастовал. Так он окунулся в политическую жизнь. 5 сентября 1906 г. в Гуляй-Поле начала действовать террористическая «Крестьянская группа анархистов-коммунистов» (вольных хлеборобов). Махно был принят в состав группы, и уже 14 октября участвовал в ограблении. Дважды его арестовывали и за недостатком улик освобождали. В марте 1910 года Нестор Махно во главе еще 16-ти обвиняемых был осужден Одесским военно-окружным судом г. Екатеринослава и приговорен к смертной казни через повешение. Он просидел в ожидании исполнения приговора 52 дня, но благодаря несовершеннолетию в момент преступления и хлопотам своей матери (по некоторым сведениям она обращалась к Николаю II) был помилован. Смертная казнь была заменена бессрочной каторгой.

Освобожденный Февральской революцией, Махно в конце марта 1917 года возвращается в свое родное Гуляй-Поле. Той же весной Нестор Иванович был избран председателем крестьянского союза, к августу он – председатель Совета рабочих и крестьянских депутатов в Гуляй-Поле, комиссар районной милиции, председатель земельного комитета, организатор «черной гвардии», в которую вошли фронтовики гуляй-польцы, ставшие его верными соратниками. Осенью Махно уничтожил земельные документы и начал безвозмездную раздачу земли крестьянам, запомнившим это навсегда.

Анархисты предлагали объединяться в коммуны. Пропагандируя это начинание, Махно самолично два дня в неделю работал в одной из четырех коммун, созданных из бедноты и семей безработных рабочих. В советской литературе часто упоминалось, что в этих коммунах процветало пьянство и безделье. На самом деле эти анархистские коммуны были основаны на принципе равенства и солидарности всех членов, мужчин и женщин. Но большая часть крестьянства оказалась равнодушной к крайним проявлениям коллективизма.

Тем временем на голубом небе революции сгущаются тяжелые тучи. Прежде всего, состоялся Октябрьский большевистский переворот, к которому присоединились левые эсеры. Известие о заключении Брестского мира и начавшемся наступлении немецких армий было ошеломительным. Махновцы решили попробовать отбиться от врага, сохраняя союз с большевиками. Выступая против немцев, надо было думать о создании по-настоящему боевой, массовой организации с обязательным участием носителей фронтового опыта. В деле их агитации были достигнуты определенные успехи. «Черная гвардия» была расформирована, а ее члены влиты в состав «Вольных батальонов революции» – так называлась новая вооруженная организация. Были отброшены идеологические ограничения, агитация сводилась к защите родной земли и завоеваний революции от немцев.

Узнав о произошедшем в Украине гетманском перевороте, Махно уехал в Москву. 4 июля 1918 г. Махно с помощью большевиков вернулся в родные края. К осени Махно удалось наконец сколотить группу бойцов и достать для них оружие. Объединившись с небольшим отрядом Щуся, партизанившим здесь ранее, Махно с группой в два десятка бойцов сумел разбить превосходящие силы немцев. Авторитет нового отряда в округе вырос, а сам Махно получил почетное прозвище «батько».

В своих действиях Махно стал опираться на многочисленное крестьянское ополчение, которое привлекалось в случае крупных операций. Махно заранее оповещал крестьян о месте сбора. Интересно, что противник при этом ничего не узнавал. Сам партизанский отряд действовал, как мобильная ударная группа. Иногда он оказывался на грани уничтожения превосходящими по численности силами противника, но в целом действия Махно были относительно успешными и способствовали росту его авторитета среди крестьян.

Сражаться с частями регулярной, европейского уровня, армии было нелегко. Поэтому махновцы огромное значение придавали использованию военной хитрости. Например, при взятии Екатеринослава, Махно, нагрузив эшелон своими людьми, пустил его через мост под видом товарного поезда. Рисковал по-крупному, узнай про это петлюровцы, они могли без малейших усилий пленить главные вражеские силы. Но неискушенные общением с Батькой, петлюровцы пропустили поезд прямо на городской вокзал. Двери вагонов раскрылись, и выскочившие бойцы повели наступление на город. Больше всего удавались трюки с переодеванием. Бывало, переодевшись в форму вартовых (полицейских), махновцы присоединялись к настоящим гетманским отрядам, после неожиданно нападая и уничтожая их. В других случаях махновцы вступали в контролируемые врагом села под видом свадебного поезда или похоронной процессии. Подкупала полная правдоподобность. В этих смертоносных представлениях принимали участие одетые по-праздничному старики, женщины, дети. Для усиления эффекта в невесту переодевался лично Махно. Минуя сторожевые дозоры, махновцы достигали вражеского штаба, внезапно захватывали его и требовали от обезглавленной воинской части немедленной капитуляции.

Одновременно с этим, Махно начинает использовать элементы психологического воздействия на врага. Пленных рядовых не трогали, отпуская на свободу, советуя ехать домой «делать революцию», иногда снабжая их деньгами и спиртным. В других случаях на врага нападали обязательно внезапно, ночью, со всех сторон, стараясь посеять панику в его рядах. Судьба боя решалась в немедленной рукопашной схватке, при поддержке установленных на тачанках пулеметов. В маневренных боях его тачанки буквально топили противника в потоке раскаленного свинца. Вообще-то тачанку – конную повозку, оборудованную пулеметом – придумали англичане во время войны в Родезии в 1896 году, но именно Махно сделал тачанки главной ударной силой своей армии. Бывали случаи, когда махновцы «выкашивали» целые полки со своих тачанок. Любопытно, что лучшие тачанки реквизировали у немцев-колонистов. С отличными рессорами, легкие и одновременно прочные, эти повозки были грозной и одновременно надежной боевой единицей степей Украины.

Махновцы умели наступать в сомкнутом конном строю и недаром прослыли «рубаками» (особенные виртуозы от шашки были собраны в «Черной сотне» – своеобразной гвардии Махно, несшей охрану штаба и РВС армии; все ее бойцы были одеты в папахи черного цвета). Красный комбриг А. Рыбаков вспоминал, как запросто: “одним ударом разрубалась голова, шея и полтуловища, или полголовы скашивалось так точно, будто резали арбуз”.

Повстанческая армия Махно не была националистической. Основную массу составляли украинцы, русские и греки. Также были евреи и даже захваченный у РККА эстонский военный оркестр. Стоит отметить, что Махно беспощадно боролся с несанкционированными поборами и грабежами. Даже своему заслуженному командиру Петренко Махно грозил расстрелом в случае, если на него поступят жалобы на притеснения от бедняков. В период расцвета движения повстанцы выпускали собственные деньги (купоны). Махновцы последовательно воевали против всех правительств Украины: Центральной Рады Грушевского, гетмана Скоропадского, Директории Петлюры – и никогда не входили с ними в союз, так же впрочем, как и с белыми.

Махно – экстрасенс

Говорят, что Махно обладал редкими парапсихологическими способностями. Многие считали его оборотнем, способным становиться невидимым или внезапно оказываться разом в нескольких местах, это пугало даже его телохранителей – отъявленных головорезов. Возможно, ведь то, какие штуки он проворачивал с Красной армией после разрыва союза с большевиками, простой стратегией трудно назвать.

В 1920-21 годах девять месяцев 150-тысячные силы красных, броневики, бронепоезда, артиллерия и даже аэропланы безуспешно гонялись за отрядом хлопцев Махно всего в 5 тысяч сабель. Даже в голой степи Батько был неуловим и для Фрунзе, и для Буденного. Около 200 раз за свою военную карьеру Махно выходил из полного окружения. Феномен этот объясняют тем, что Нестор Иванович был ясновидящим и предвидел все планы противника. Убедилась в этом и грозная ЧК – все семь наемных убийц, засланных в штаб Махно, были им лично раскрыты (сомнительно, что без участия своего известного начальника контрразведки – Левы Задова) и получили по пуле в лоб.

Удивительно и то, что лишенный одного легкого, беспорядочно питаясь и безудержно пьянствуя (хотя некоторые источники утверждают, что пил он редко), Нестор Иванович обладал необыкновенной выносливостью. В родной Украине он так и не был уничтожен, уйдя в 1921 году в Румынию. Умер он только в 1934 году в Париже. Хотя красная пропаганда много раз объявляла о его смерти, украинские крестьяне в это не верили. Они знали, что во всех боях против белых и красных Махно мчался впереди своих бойцов, под ним часто гибли лошади, но его самого ни пуля, ни шашка не трогали. Махно говорил, что в день его столетия о нем скажут всю правду. Так и случилось. В 1984 году в Запорожье эта дата была широко отмечена анархистами со всего Советского Союза.

Махно – легендарный

Многим не давала покоя личность Нестора Ивановича Махно. Благодаря стараниям советских писателей (А. Толстой, В. Иванов) и кинематографистов (фильмы «Свадьба в Малиновке», «Пархоменко», «Мария», «Служили два товарища» и др.), махновское движение превратилось в «махновщину» – синоним пьяного разгула бандитской вольницы, хаоса и бардака. Фигура Махно стала олицетворением анархизма в русской революции и гражданской войне.

Первой творить миф начала большевистская пропаганда, когда Махно еще был в Украине. Продолжили дело советские историки, литераторы и кинематографисты, работавшие под неусыпным партийным оком. Параллельно образ «батьки» отпечатался и в памяти народной. В уголовной среде понятие «махновщины» и по сей день живет, как синоним беспредела, неподчинения никаким, в том числе и воровским законам. Старые политзаключенные рассказывали, что в ГУЛАГе существовала целая каста «махновцев», наподобие «воров» или «сук». К соратникам революционного батьки они никакого отношения не имели.

С реальностью махновского движения все это имеет, конечно, мало общего. Имя Махно, благодаря живой народной молве, стараниям литераторов и публицистов, стало весьма популярным. “В наши дни, –- пишет Василий Голованов, – Махно, частично или полностью «реабилитированный» рядом публикаций, даже и в среде образованной читающей публики вызывает несомненные симпатии. Разбойники и мятежники были популярны всегда. В таинственной глубине этой популярности лежит, может быть, неосознанное, а может быть, планомерно подавляемое желание людей, в обыденной жизни вполне добропорядочных и законопослушных, в один прекрасный день по-своему, с помощью клинка и пулемета, рассчитаться с миром, несущим лишь пошлость, унижения и несправедливость...”.

Махно мифический стал поп-фигурой, как Штирлиц, Чапаев и т. п., разве что анекдотов про него пока не рассказывают. Имя народного героя стало без преувеличения нарицательным. В ряде фантастических романов Майкла Муркока персонаж по имени Нестор Махно участвует в вымышленных событиях, таких, как например, анархистские восстания в Канаде (роман «Энтропийное танго» (The Entropy Tango) из цикла о Джерри Корнелиусе), война со Стальным Царем Джугашвили (роман «Стальной Царь» из цикла об Освальде Бастейбле) и т. п. Музыканты российской рок-группы Монгол Шуудан, являясь почитателями Нестора Махно, воплотили его идеи в песнях и во время выступлений на сцене, переодеваясь в форму «махновцев». В числе прочего, Нестору Махно посвящены их альбомы: «Гуляй поле», «Паровоз анархия», «Бандитский альбом» и другие. Не обошли его вниманием и другие артисты и певцы: А. Малинин, группы «Любэ» и «Король и Шут» и др.

Если бы батько Махно сегодня надумал заглянуть в родное Гуляй-Поле Запорожской области, то поразился бы, как мало здесь изменилось. Тот же рынок, та же церковь, те же дома. Новые постройки есть, но они не выбиваются из общей стилистики. В центральном гастрономе «Нестор» при входе продают овес по 3 гривны за ведро – “заправляй, батько, своих лошадок”. Музей махновского движения занимает самое красивое старинное здание в Гуляй-Поле, здесь бронированные двери и стены в метр толщиной. Сохранился и дом родственников Махно, в котором по преданиям, часто останавливался батько. В махновской мазанке четыре комнатки, дальняя – вся в фотографиях рода Махно и плакатах «Анархия – мать порядка».