Битва при Клонтарфе: кельты против викингов

14 июля 2016, 11:12
23 апреля 1014 года недалеко от Дублина, в местечке под названием Клонтарф, состоялась самая кровавая битва ирландского средневековья.

23 апреля 1014 года недалеко от Дублина, в местечке под названием Клонтарф, состоялась самая кровавая битва ирландского средневековья. Объединившись вокруг своего первого и последнего верховного короля Бриана Бору, ирландцы вышли на поле боя, чтобы навсегда положить конец северной угрозе .

Викинги в Ирландии

Эта история началась 8 июня 793 года, когда монахи островного монастыря Линдисфарн, недалеко от Британии, заметили в море алые паруса. Вначале это не вызвало у них никакого беспокойства путешественникам случалось заглядывать на этот богом забытый остров. Но когда они вышли встретить гостей, на них напали вооружённые до зубов воины. Выбив дверь монастыря, они хватали всё, что попадалось под руку, срывая даже рясы с монахов, а сопротивлявшихся либо убивали на месте, либо топили в море.

Монастырь Линдисфарн

Линдисфарн стал первой жертвой викингов. Вскоре за ним последовали и другие священные обители: ирландское аббатство Айона, монастырь на острове Сент-Патрик, Скеллиг Майкл. Монахи, вооружённые лишь Священным писанием, мало что могли противопоставить бывалым воякам с топорами и мечами.

Нашествие викингов в Ирландию не было однократным, оно продолжалось несколько столетий. С IX века захватчики начинают постепенно ассимилироваться, основывают свои поселения (Дублин, Лимерик, Уотерфорд), заключают династические браки с детьми местных вождей r и даже принимают христианство.

Правда, сохраняя при этом вполне языческое мышление. Так, Фрагментарные анналы Ирландии упоминают о данах, призывавших ради победы местного бога Святого Патрика: Совершили наши враги (норманны) много зла против него, помолимся же ему искренне и поднесём ему достойные дары ради удачи и победы против наших врагов .

Даже те, кто принимал христианство, не гнушались периодическими набегами на монастыри, которые в те времена были главным сосредоточением богатства. Кроме того, на смену ассимилировавшимся и остепенившимся викингам приплывали новые волны завоевателей разбою не было конца. Было ясно, что противостоять захватчикам может лишь сильный король, способный сплотить разрозненные силы ирландцев.

150 королей

Исторический опыт показывает, что в любой стране есть период бесконечных смут, когда сильные мира сего не могут разобраться, кому же будет принадлежать власть. Рано или поздно приходит сильный правитель, который наводит порядок, после чего на какое-то относительно долгое время устанавливается мир и благополучие. Эта историческая закономерность работает где угодно, но только не в Ирландии. На Изумрудном острове разрозненность и династические междоусобицы были не временным явлением, а единственным способом взаимодействия местных князей.

Похищение быка из Куальнге

В то время как континентальная Европа переживала время первых империй и таких монархов, как Карл Великий и Оттон I, в Ирландии одновременно правило около полутора сотен королей разного толка. Низшую ступень в иерархии занимал король одного туата (поселения) r , за ним следовал король нескольких туатов r tuath, потом король пятины r coicid одной из пяти провинций Ирландии.

Над всем этим возвышался верховный король, или ard-r тот, кому принадлежала древняя королевская резиденция в Таре. К сожалению, власть последнего была не более чем мифом. Титул короля Тары был скорее сакральным, его обладатель мог иметь ряд особых ритуальных обязанностей, но сам он обычно обладал властью над одной или двумя пятинами.

Централизованной власти не было. Многочисленные r творили с соседями, что хотели, и порой вели себя не лучше викингов. Так, один из королей Юга Келлахан Кашельский прославился тем, что грабил монастыри вместе с викингами. Другим популярным развлечением у местных князей был угон скота главной местной валюты, сопровождающийся в сагах яркими сражениями не на жизнь, а на смерть.

Бриан Бору

Впрочем, в истории Ирландии иногда попадались амбициозные короли, в чьих силах было объединить остров. Одним из них был король южной провинции Мунстер, Федельмид мак Кримтанн (умер в 847 г.), про которого принято говорить, что он сжёг монастырей и церквей больше, чем все викинги вместе взятые .

Но он не дожил до своего триумфа, умерев при загадочных обстоятельствах (по легенде, во сне его пронзил копьём Святой Киаран, хотя скорее всего на него было совершено успешное покушение). Следующим кандидатом был король Маэль Сехналл из клана Южных Уи Нейллов, который в IX веке какое-то время весьма успешно воевал против захватчиков, но героически погиб в одном из таких сражений.

​Бриан Бору в битве при Клонтарфе. Джон Уорд

В общем, настоящая верховная власть в Ирландии так и оставалась святым Граалем , которого никому не удавалась достичь вплоть до XI века, когда в Мунстере появились два успешных военных предводителя братья Матхамайн и Бриан мак Кеннетиг из неизвестного доселе клана Дал Кайс. Первый вскоре погиб в борьбе за мунстерский престол.

Бриан, занявший его место, не только добился титула короля Мунстера, свергнув правившую там более 500 лет династию Эоганахтов, но и начал победоносное продвижение вглубь страны, подчиняя и облагая данью всё новые и новые туаты. Отсюда и его прозвище: Борума , что переводится как дань . В 1002 году он сокрушил своего главного оппонента короля Тары Маэлсехнайла, став первым и единственным реальным королём всей Ирландии, которого потом источники назовут императором .

Роковая Гормлайт

Есть такая старая присказка ищите женщину , что означает: едва ли найдётся конфликт или ссора, где причиной не была бы женщина . В случае битвы при Клонтарфе и нарушении хрупкого мира, который сложился при Бриане, тоже без неё не обошлось. Ещё до того как стать верховным королём, Бриан женился на дочери одного из местных королей на Гормлайт, девице с весьма интересным прошлым. О ней говорили как о женщине на редкость красивой, хорошей во всём, что не зависело от её воли. В том, что от неё зависело, она показывала себя только с дурной стороны .

Стоит начать с того, что это был её третий брак.

Первый её муж, конунг Олаф Куаран из Дублина, принял ради неё христианство и впоследствии, отказавшись от мирского, отправился в паломничество на остров Айона. Второго мужа короля Маэлсехнайла она оставила сама после того, как тот был свергнут Брианом. Он-то и стал её следующим мужем.

Таким образом Гормлайт оказалась связанной родственными узами со всеми главными фигурами грядущего конфликта: она была женой верховного короля Бриана Бору, а выступившие против него конунг Дублина Ситрик и король провинции Лейнстер Маэлморд приходились ей сыном и братом.

Саги описывают причину битвы при Клонтарфе и изгнание викингов из Ирландии следующим образом. Брат Гормлайт, упомянутый Маэлморд, как-то решил посетить своего сюзерена Бриана. Гормлайт встретила брата с презрением из-за того, что тот платил дань её мужу. В итоге разгорелась семейная ссора, в ходе которой кипящий от злости Маэлморд покинул двор и ускакал домой.

Бриан попробовал вернуть его и извиниться. Он даже расторгнул брак с Гормлайт, но это не помогло. Вскоре Маэлморд подбил и своего племянника Ситрика, правителя Дублина, на восстание против короля. Тот же в свою очередь обратился за помощью к оркнейскому ярлу Бродиру. В дальнейшем к ним примкнули и другие недовольные властью Бриана.

Женщина из сидов, кровавый дождь и взбунтовавшееся оружие

На самом деле роль Гормлайт в разжигании конфликта не более чем одна из многочисленных легенд, коими обросла самая эпическая битва в средневековой Ирландии. Ещё современники событий окружили битву при Клонтарфе такими подробностями, что она стала похожа скорее на миф, нежели на реальное историческое событие.

Ирландцы рассказывали, что накануне сражения Бриану явилась женщина из потустороннего мира и предсказала смерть королю, добавив, что его наследником станет тот, кто первый его увидит. Бриан позвал своего сына Мурдаха, но на зов откликнулся проходящий мимо младший Доннхад, который после смерти брата унаследовал титул верховного короля и короля Мунстера.

По исландским преданиям, предводитель оркнейских викингов Бродир путём колдовства узнал, что король Бриан в любом случае победит, но погибнет сам, если будет сражаться в пятницу.

Поэтому Бродир якобы убедил своих соратников дать бой именно в этот день. В Саге о Ньяле рассказывается, что незадолго до сражения над Бродиром и его людьми пролился кровавый кипящий дождь, потом на них напало их же оружие, а на следующий день атаковали вороны с железными клювами и когтями. Преувеличенные слухи о сражении докатились и до континента. По хронике монаха Адемара из Южной Франции, битва продолжалась три дня, все скандинавы погибли, а толпа их женщин бросилась в море и утопилась.

Расстановка сил

​Бриан Бору обращается к своему войску перед битвой при Клонтарфе, 1014

Народу при Клонтарфе собралось немало. Если верить источникам, то в сражении участвовало по 20 тысяч воинов с каждой стороны. Впрочем, современные исследователи считают эти цифры преувеличенными и склоняются к 5 8 тысячам в каждом войске.

На стороне Бриана выступала объединённая армия Мунстера, Коннахта (по некоторым версиям ещё и Мида) и примкнувшие к ним скандинавские наёмники, возглавляемые бывшим соратником Бродира, конунгом Оспаком, рассорившимся с последним по дороге.

На стороне Ситрика и Маэлморда выступали дублинские скандинавы, жители Лейнстера, а также войска оркнейского ярла Сигурда, сына Хлёдвира, и датчанина Бродира, вместе с которым прибыло около 20 ладей. Скандинавы были вооружены лучше ирландцев. У последних не было двуручных секир и практически полностью отсутствовала защитная одежда.

Армией Бриана командовал его сын и наследник Мурхад, сам король почти всё сражение провел в своём шатре. Сага о Ньяле объясняет это тем, что, будучи истинным христианином, Бриан отказался воевать в Страстную пятницу. Но причиной был скорее его возраст на момент сражения верховному правителю Ирландии было уже за восемьдесят, а его сыну Мурхаду в районе шестидесяти.

Развязка

Существует несколько версий описания битвы при Клонтарфе, варьирующихся в зависимости от политической принадлежности автора. Согласно Войне ирландцев против чужеземцев , армия Бриана образовала компактную и дисциплинированную фалангу, где воины стояли так тесно, что по их головам могла проехать колесница.

Само сражение, ужасное, кровавое, убийственное , продолжалось от рассвета до заката. Мурхад поразил уйму врагов, но погиб от руки умирающего скандинава, которому сам перед этим нанес смертельную рану. Другой пятнадцатилетний сын Бриана был найден после сражения в болоте сжимающим уже мёртвой хваткой труп врага. Сам Бриан, принимавший в этой версии участие в бою, был зарублен Бродиром в момент своего контрудара.

​ Битва при Клонтарфе . Хью Фрайзер, 1826

Исландская Сага о Ньяле практически не содержит описаний доблести ирландских воинов. Если верить ей, Бриан в битве не участвовал, а находился позади войска вместе со своим внуком. Там престарелого короля и настиг клинок Бродира, сумевшего пробраться к Бриану, пока большая часть ирландского войска преследовала отступающих викингов.

Впрочем, Бродиру выжить тоже не удалось его взяли в плен и предали самой ужасающей казни вспороли живот и заставили бегать до тех пор, пока его кишки не намотались на дерево.

​Смерть Бриана Бору. Гравюра Х. Уоррена

Несмотря на все разночтения, источники сходятся в одном то была кровавая сеча, подобно которой ещё не было в Ирландии. Объединённому войску Бриана удалось одержать победу над дублинскими викингами, чьё королевство после этого так и не смогло оправиться. Но какой ценой! Король, его сын и наследник Мурхад были убиты вместе с доброй частью старой ирландской аристократии.

После смерти Бриана его хрупкая империя пала, а династические распри, последующие за этим, похоронили последнюю реальную попытку объединить остров. Через столетие, воспользовавшись местными междоусобицами, в Ирландию вторгся английский король Генрих II Плантагенет. Ирландцы попали в английское рабство , освободиться из которого им удалось лишь в XX веке.