Быт и нравы Москвы времен Екатерины II - руководство для приезжающих

7 января, 15:00
Как подобает выглядеть, какую карету покупать, в какие гости ходить и чьи балы посещать

В декабре вышла Карманная книжка для приезжающих на зиму в Москву старичков и старушек, невест и женихов, молодых и устарелых девушек, щеголей, вертопрахов, волокит, игроков и проч. или Иносказательные для них наставления и советы . Это переиздание в современной орфографии книги 1791 года, написанной в сатирической манере писателем и этнографом Николаем Страховым как руководство для приезжающих в Москву.

Как подобает выглядеть, какую карету покупать, в какие гости ходить и чьи балы посещать по всем этим вопросам автор дает советы. Публикуем несколько глав из первой части книги, посвященной сбору и отъезду в Москву.

Прическа волосов

Волосы ныне служат вывескою щегольских достоинств и модных дарований. Оставьте сельских ваших власодрателей и приискивайте скорее почтеннейших городских архитекторов волос.

Не щадите денег за прическу и каждой день пробуйте, которая из оных вам лучше пристанет к лицу. Употребляйте желтые, серые, розовые и белые пудры. Мажьте и сальте голову помадами и принюхивайтесь, которая из оных приятнее, а паче моднее пахнет.

Велите подымать волосы то выше, то ниже; ставьте букли толстые или тоненькие, завязывайте пучки высоко и круто или низко и слабо, уютно или пышно. Простирайте ваше внимание даже о самом бантике на пучке.

Все сие производите под смотрением и в присутствии трех или четырех щеголей. Если же не можете положиться на одобрения и сих искусников, в таком случае созовите еще десяток щеголей и составьте из оных совет о вашей прическе. Изберите и остановитесь на одной из оных.

Торжествуйте сей день, яко день, в которой вы получили будто новую голову или возвратили ту, которая была вами потеряна от долгого вашего пребывания в деревне.

Девицы заняли свои головы такими английскими и французскими флеровыми беседочками и домиками, что, кажется, нигде на оной не осталось места для садиков и цветников, устраиваемых из волос.

Однако ж если мода требует, чтоб волосы висели по плечам локонами, или в виде бы веревки заплетены были, или поддерживались бы костяным заборцем, в сем сами они могут делать выбор по совету искусных и знающих приятельниц. Они также должны всматриваться, какая прическа им лучше пристала.

Вид тупея, разные кудри, курчавости или просто гладкость должны быть избираемы по строжайшим правилам моды. Буклям и даже каждому волоску надлежит висеть в силу щегольского устава.

Одним словом, обоего пола щегольской свет обязан почитать вид своих волос паче виду головы, а украшения оных паче украшений мозга. Довольно известно сему именитому отродью человеков, что кудри и пудра составляют ныне все те достоинства, которых требуют от модных их голов.

Вид тупея и благоухание помад, имена тысячи щеголей и щеголих предали позднему потомству и учинили оные бессмертными в летописях, реестрах и расходных книгах парикмахеров и пудреников. Да и в нынешнем даже веке гребенка колико неизчетныя одержала победы! Душистое сало и белая пыль очаровательною своею силою обратили щегольские тупеи в такие батареи, коим никакие сердца отныне не возмогут противостоять.

Покупка карет

После нарядов надлежит помышлять об экипаже. Истинно благородным людям надлежит иметь немалой цены движущиеся домики.

Дочкам надлежит просить своих матушек, дабы они старичков склонили купить новомодную четырехместную карету.

Делать оные на заказ вывелось почти из обычая, ибо, исключая продолжительности времени, сии заказные кареты бывают столь прочны и крепки, что не прежде могут избиться о мостовые, пока не переменятся на них две или три моды.

Итак, для предупреждения таковых худых последствий сколько можно старайтесь купить карету похлипче. Советовал бы я вам самим ездить с вашими батюшками в каретный ряд, дабы они там, находясь без вас, по ошибке не выбрали крепкой кареты.

Старайтесь всего более выбирать кареты по красивости, модному цвету, и чтоб фигура их была, а лʼэваншаль ( l ventail, фр. ― в форме веера).

Всеми светскими людьми принято за правило известное положение о цене кареты. Карета от 350 до 450 рублей называется изрядною и покупается теми, кои имеют за собою только 100 душ. Карета от 500 до 550 рублей составляет средственную и по расчислению принадлежит для тех, кои имеют от 250 до 350 душ.

Карета от 600 до 650 рублей называется порядочною и покупается теми, у коих 400 или 500 душ.

От 700 до 800 рублей именуется препорядочною, и таковую принадлежит иметь тем, за которыми от 600 до 700 душ.

Карета от 850 до 1000 рублей прозывается уже прекрасною, и необходимо принадлежит до людей, у которых 900 или 1000 душ.

Барские кареты и выписные предоставляются превосходительным дворянам.

Итак, сообразно сему расчету и показанию, располагайте покупкою карет. Однако ж, дабы в точности не держаться столь скучных правил, а притом вспомнив, что большая часть людей живут сверх своего состояния, можете вы, имея только 100 душ, покупать карету в 500 и 600 рублей; от 400 же и 500 душ покупать в 800 и 1000 рублей; а когда за вами 1000 душ, то не полагайте никаких уже в сем пределов и старайтесь даже не уступать и тем, за которыми 5 или 10 тысяч душ.

Таковые рвения весьма свойственно иметь воспитанным людям, ибо ныне благородное искусство состоит в том, чтоб казаться превыше своего состояния. В сем также заключается неисповедимое и таинственное средство иметь расход более прихода и в несколько лет проживать такое имение, которое могло бы достаться самым внучатым.

Не смотрите нимало ни на какие в рассуждении сего старинные бредни. Не слушайте того, что дедушки и бабушки ваши имели обычай часто хаживать пешком и ездили в скудных и весьма незатейливых рыдванах. То были ваши дедушки, то были ноги ваших дедушек, а то вы, их внучата.

Кстати ли вам иметь дедушек ваших ноги, когда даже и то уже вышло из моды, чтоб иметь такие, как у них, головы?

Вы стали во всем понежнее, и ваши силы и умики прежней силе и уму только что сущие же внучата!

А притом встарь, бывало, помнили, что имеют ноги для ходьбы; а ныне не прежде можно вспомнить о двух ногах, пока не заиграет музыка и не начнут вертеться и прыгать.

Встарь сияющий лак не придавал блистания достоинствам и голове, а ныне с помощью сего лака, если кажутся несовершенно умными, то по крайней уже мере оный прикрывает шероховатость ума и дарований.

Встарь кланялись не карете, а сидящему в ней; ныне же кланяются не седоку, но карете. Прежде знали людей не по карете, но ныне часто знакомы с ними бывают по виду оной и по известной на них живописи.

Встарь могли быть разумны и самые те, которые ездили в одно колке, а ныне уже только четыре колеса почитаются единственными к тому средствами Но и сих доказательств довольно к вашему оправданию, что за старь да старь; того разве не знают, что старь значит старое, а все, что есть старое, есть брошенное.

Итак, не внимайте беззубым или древности придерживающимся ораторам. Следуйте ревностно моде и ее внушениям. Истинное ваше достоинство поставляйте в том, чтоб вертелись под вами четыре колеса, приводимые в движение четырьмя или шестью скотами.

Старички, слушайтесь ваших старушек, внушенных модными дочками и сынками. Покупайте кареты и непременно мыслите, что гораздо нужнее тратить деньги на сии движущиеся ящики, нежели на воспитание детей ваших и на прочие благонамеренные и добрые дела.

Полагайте, что карета доставляет вам способ совершенно поддерживать благородство и славу ваших предков. Всю собственную вашу именитость поставляйте в том, чтоб иметь сей ларец, обшитый сукном и украшенный стеклами и лаком.

Платите в городах за то сиденье в каретах, которое не можете уже вы вознаградить в целый год ходьбою вашею по пашне и полям.

Покупка саней, саночек, бегунов и прочие нужнейшие к сему снаряды

Любезные молодчики! Теперь настала ваша очередь выпустить на свет денежки ваших батюшек.

По вашей живости и летам не всегда для вас прилична скучная езда в каретах. Довольно и того, если вы будете оные удостаивать сидением вашим в таких только случаях, когда потребно вам выезжать с сестрицами в те дома, где должно появляться не со всклокоченными волосами.

Довольно и того, если вы будете пользоваться спасительною помощью карет в те ветреные и снежные дни, которые щеголеватой вашей прическе угрожают разрушением.

Протрите глаза сонливым деревенским денежкам; предложите батюшкам вашим сами, а если не смеете, то упросите матушек замолвить слова три о необходимо нужной покупке саней и бегунов.

Выбирайте хорошие, а всего более модные санки, и не пекитесь о прочности; ибо довольно, если они прослужат одну зиму. Дабы можно было представлять не безважное лицо на бегу, или проезжая по улицам мимо знакомых домов, или катая знакомых вам барышень, постарайтесь также поскорее купить хороших бегунов.

Ездите каждый день на конную, приценивайтесь, торгуйте и покупайте. Однако ж по обычаю конских охотников должны вы купленных вами бегунов беспрестанно променивать на других и с новыми поступать таким же образом.

При сей мене всегда вы будете придавать столько денег, что напоследок, лишившись всей той суммы, которую вы за первых лошадей заплатили, при четвертой или пятой мене придайте и еще столько же денег, так что, потратив много и продолжая беспрестанно меняться, наконец выменяете вы самых лучших кляч. С помощью таковой мены можете вы всегда иметь разной шерсти лошадей, а за незнание ваше прослыть знатоком.

Дабы представлять из себя человека знающего, должно вам при сих променах и придачах уметь только растворять у лошади рот и быть сведому о некоторых в оном находящихся зубах. По сем советуйтесь со знающими коннористателями о наряде верхового.

Оденьте сего сопутствователя вашего англичанином, турком, албанцем, сербом, черкесом, казаком, гусаром или просто слугой. Изготовьте также довольно пространный реестр материалам, из коих должны устроиться собственно уже для вас самих какая-либо санная шуба или куртка с чикчирами (Часть обмундирования гусар, улан и драгун, форменные узкие кавалерийские брюки на кожаной подкладке, расшитые галуном, позументом).

Окончивши все таковые дела с успехом, не забудьте однако ж упросить ваших сестриц, дабы они в равноподобных затеях приняли вашу сторону. Им довольно известны, а вам весьма сведомы приятности катания на санях так называемою кадрилью.

Припомните им о тех днях, в которые, сговорившись, несколько барышень и кавалеров катаются на нескольких прекрасных венских или на городовых санях, везомых лошадьми под фартуками. Надоумьте, сколь нужно им иметь сии зимние экипажи. Припомните ряды, бег и масленичные катания.

Представьте живо те ясные и теплые зимние дни, в которые для прогулки с великою приятностью можно ездить на сих санях. Опишите им все оное с такой приятностью, чтоб они на другой же день пристали к батюшкам со своими докуками и помощью оных наконец упросили бы их купить венские или городовые, сафьяном обитые и под пальмовое дерево выкрашенные сани.

Одним словом, старайтесь сколько можно, чтоб на все и всюду сыпать деньги и приводить в сухощавость тучный родительской кошелек.

Пусть денежки погребаются, здравствовала бы только мода!

Хворание по моде

Может быть, подумали вы, что принял уже я намерение пустить вас по гостям. Никак!

Усядьтесь, пожалуйте, дома и извольте привести на память ваше благородство и модою предписываемый обряд.

Как могли вы подумать вдруг показаться в общество, не бывши еще больными?

Такое крепкое здоровье прилично одному только крестьянскому поколению. Если вы и подлинно не чувствуете никаких недомогательств, то скрывайте, пожалуйте, такое страшное преступление против моды и обычаев.

Пожалуйте, стыдитесь столь крепкого сложения и не выгораживайте себя из числа нежных и хворых людей большого света.

Мучьтесь, не чувствуя скорби, падайте в обмороки, имея крепкую голову, страдайте меланхолией при веселых мыслях, а паче не забудьте о разного рода тошноте, истерике и всего более о спазмах. По крайней мере, угорайте в нетопленных комнатах, жалуйтесь на мигрень от сырости в сухих покоях, при самом хорошем позыве на еду имейте индижестию, кашляйте из всей силы, когда выпьете несколько простывшего чаю, и чувствуйте колотье в том боку, который вы не простудили.

Барышни имеют готовое средство притвориться: стоит только сказать, что иглою укололи пальчик. Пусть они лечат хотя оный и заплатят за сие рублей до ста. Притупление глаз, последовавшее якобы от чтения того великого множества книг, в которые никогда не заглядывали, составляет готовую болезнь для щеголей.

Весьма удивительно, если вы найдете себя неспособными для столь нужного и модного притворства!

Посмотрите, пожалуйте, на ваших батюшек и матушек. Мило видеть, как даже и они на старости лет своих умеют притворяться больными и недомогающими.

Иной старичок, хотя еще в состоянии пробежать что есть духу верст десять однако ж сей любезный старец, следуя моде, страждет подагрою; у него обверчены ноги, он ни с места не ворохнется и почти уже тысячу рублей переплатил докторам. Сей для означения, что проводил молодость свою за письмом и вел ученую и сидячую жизнь, страждет в городе жестоким геморроем, хотя, впрочем, в деревне каждый день ездит верхом за зайцами.

Некоторые сухощавые старички имеют однако ж гидропизию, или водяную болезнь, для того только, что страдал оною блаженной памяти дед их, или потому, что сия болезнь есть родовая и причтена за столь важную, что на оную, яко на важнейший пункт, не устыдились бы они сослаться в доказательстве о своем дворянстве.

Матушки ваши представляют вам собою столь же достохвальные примеры. Посмотрите, какие у них истерики, тошноты и головные боли. Некоторым из них, по преданию покойных ваших бабушек, столь полюбилось словцо пострел , что они, не чувствуя и не ведая, в чем состоит оная болезнь, страдают сим пострелом; знавши о том только по тому, что у такой-то покойницы от печалей отнялась правая рука, утверждают, что и у них отнялась оная и что болезнь сия находится в крови их рода.

Другие, наслышавшись, что в роде их по женскому колену весьма знаменито удушье, страдают сею болезнью, переименовавши оную поприятнее для слуха, то есть назвав пульмониею.

Иные за честь даже ставят в известные лета и при разных обстоятельствах хворать якобы по наследству доставшимися припадками, мигренью и разными обмороками.

Но исключая все таковые знаменитые примеры последования моде, собственная ваша честь требует от вас сего притворства.

Ибо что скажут ваши знакомые о такой твердости вашего здоровья? Что заключат о том ваши женихи и невесты?

Знаете ль вы, сколь постыдно и презрительно быть такими здоровяками?

Какие мысли будут иметь соседи ваши, когда они ни одного раза не увидят у вас на дворе кареты господина доктора?

Какими глазами будут на вас смотреть люди большего света, хворающие по моде, и все те, которые всегда с собою возят порошки, спирты, декокты и микстуры?

А бедные доктора над кем испытывать будут великие своя знания, кого станут морить и чем наживут себе тысячи крестьян?

Итак, поставьте за непременное правило быть нездоровыми, захворайте вдруг целым семейством; пусть всякий из вас объявит по особливой модной болезни и определит пролечить известную сумму денег.

Назначьте притом также именно день для выздоровления и излечения от всех болезней. По сем пошлите поскорее за доктором, который о таковой модной интриге, может быть, и догадается; а если и не попадет на вашу мысль, то не всех, а только разве из вас двух или трех человек переморит.

Таковое модное притворство в болезнях, а паче модные доктора подают повод весьма кстати здесь воскликнуть:

В болезнях модное притворство

да здравствует вовеки!

Да здравствуют доктора,

знанием предивны человеки!

Да будем мы за то их болей прославлять,

С здоровых что они умеют деньги брать:

Здоровых и лечить,

Здоровых и морить!