Данные булгарской летописи Гази-Барадж тарихы (1229-1246)

Булгарская летопись XIII в. Гази-Барадж тарихы, входящая в свод сеида Джагфара, составленный в 1680 году его секретарем Бахши Иманом, стала известной археологам и историкам только после публикации в 1993 г. русского перевода свода Джагфара (3, с. 7-323).

Булгарская летопись XIII в. Гази-Барадж тарихы, входящая в свод сеида Джагфара, составленный в 1680 году его секретарем Бахши Иманом, стала известной археологам и историкам только после публикации в 1993 г. русского перевода свода Джагфара (3, с. 7-323).

Свод был составлен в восточной части той территории, на которой в раннем средневековье жили булгары (Башкортостан). Произошло это накануне башкирского восстания 1681-1683 гг. Подлинник свода Джагфара был написан на булгарском тюрки арабским шрифтом. До 1939 г. его список хранился в Петропавловске в Казахстане. Однако в 1939 г. началась борьба с пантюркизмом и кампания по переводу мусульманских народов на кириллический алфавит, сопровождавшаяся уничтожением написанных арабским шрифтом текстов и репрессиями их владельцев.

Спасая древние тексты, дядя последнего владельца и издателя свода Джагфара Ф.Г.-Х. Нурутдинова И.М.-К. Нигматуллин изложил на русском языке несколько древних документов поэмы Микаиля Шан Кызы дастаны (865-882), эпос XVI в. Барадж дастаны и свод Джагфара. В 20-е - 30-е годы преподавание булгарского тюрки еще не было запрещено, и это было возможно. Сделанные И.М.-К. Нигматуллиным русские переводы после его смерит в 1941 году долго хранились у его матери, а затем у племянника Ф.Г.-Х. Нурутдинова. Однако, к тому времени, когда в 1993 году появилась возможность их публикации, тексты свода Джагфара были в значительной степени утрачены (12, с. 5-6).

После публикации русского перевода свода Джагфара археологи и историки, читавшие (и не читавшие) свод, разделились на два лагеря. Коллеги, делавшие особый акцент на том, что подлинник свода на булгарском тюрки до нас не дошел (доктор А.В. Гадло - 5, с. 24, 25 и др.) склонны рассматривать его перевод как подделку, появившуюся в период подъема национального движения народов России в 80-х - 90-х годах. Другие историки и археологи - доктор И.А. Баранов (2, с. 19-21), доктор Ю.К. Бегунов (4, с. 19, 20), И.Р. Мусина (11, с. 391-414) и автор данной статьи (10, с. 134-141), напротив, склонны видеть в этих текстах перевод подлинного уникального древнего источника, заключающего в себе множество совершенно неизвестных сведений об истории народов Восточной Европы с I тыс. н.э. до XVI в. Об этом свидетельствует как необычайная информативность текста, так и упоминания в нем о событиях, известных нам из безупречных древних источников, сохранившихся в подлиннике.

Одной из наиболее интересных летописей свода Джагфара является летопись, составленная в первой половине XIII в. (1229-1246) эмиром Гази-Бараджем - Гази-Барадж тарихы. Именно в ней содержатся богатейшие и ранее неизвестные сведения об истории таких государственных образований Восточной Европы VII-X вв., как Великая Булгария Поднепровья, на месте которой позднее сформировалась Киевская Русь, Великая Булгария Поволжья, Хазарский каганат.

Повествуя об истории Хазарского каганата, Гази-Барадж пишет о событиях с конца VII в. до середины X в. Если тексты летописи, говорящие о Великой Булгарии Поднепровья, перекликаются преимущественно с византийскими письменными источниками (10, с. 135-138), то части летописи, сообщающие о Хазарском каганате, сопоставимы с некоторыми арабскими авторами - Ибн ал-Асиран, Гевондом, Табари и другими (1, с. 202-232) и с данными еврейских письменных источников Х в. - Кембриджского документа и переписки еврейского сановника из Кордовы Хасрая Ибн-Шафрута с хазарским царем Иосифом (7, с. 51-123).

Однако, и анализ текстов Гази-Барадж и их сопоставление с арабскими и еврейскими текстами имеет свою специфику. Прежде всего, следует сказать, что публикуемые автором в скобках годы правления отдельных исторических лиц не присутствуют в тексте в готовом виде, а извлечены из разных его мест. А сопоставляемые между собой фрагменты текстов Гази-Барадж и других источников на первый взгляд имеют между собой очень мало общего. В еврейских и арабских документах достаточно подробно описаны религиозные реформы и войны отдельных правителей. Но в еврейских документах они не связываются ни между собой, ни с какими-либо другими деятелями, находясь вне времени и пространства. Мусульманин Гази-Барадж, напротив, неохотно касается религиозной реформы и войн Хазарии с арабами, предпочитая детальные описания взаимоотношений хазарских каганов и беков с представителями оппозиционных течений в государстве и с представителями соседних царств. Они всегда были взаимосвязаны между собой, так как во время внутренних конфликтов в том или другом государстве происходили постоянные миграции целых племен на территории соседних государств, правители которых при этом активно поддерживали или эти племена или их гонителей. И все эти описания хронологически последовательны. Поэтому когда в них по отдельным деталям удается узнать то или иное лицо из еврейских или арабских документов, нам становится известно время их жизни и правления. Кроме того, отдельные лица оказываются совершенно неожиданно связанными между собой родством.

Однако идентификация известных из еврейских и арабских источников лиц с политическими деятелями, о которых упоминает Гази-Барадж, очень трудна из-за диаметрально противоположной оценки событий и лиц в этих текстах. Так, например, если для потомка еврейской диаспоры из Кордовы Хасдая ибн Шафрута царь Иосиф - господин и царь, перед которым он склоняется ниц, то для мусульманина Гази-Бараджа он трусливый и коварный Юсуф. И все же автор рискнула сопоставить между собой эти тексты.

Итак, из летописи Гази-Барадж тарихы известно о деяниях 14-ти хазарских каганов и военачальника Калги, который, по-видимому, тоже был каганом, и 5-ти всесильных беков, стоявших у власти со второй половины VII в. до середины Х в. (10; 9, с. 376-378; 3, с. 22, 25-34, 42-49, 53-99).

Первым из них назван военачальник Калга, погибший в битве хазар с сыном и наследником кагана Великой Булгарии Поднепровья Куврата Бат-Бояном.

По некоторым данным автора, Бат-Боян правил в 665-668 годы. А поскольку битва Бат-Бояна с хазарским военачальником Калгою на реке Алмыш произошла еще в бытность Бат-Бояна каганом, то смерть Калги должна была наступить не позднее 668 года. Соответственно и годы его правления падают на третью четверть VII в., а, может быть, даже и на больший срок.

О религиозном вероисповедании Калги летопись не упоминает. Но сменивший его на престоле каган-тенгрианец Кабан, демонстрируя свое дружеское расположение к Бат-Бояну при заключении с ним мира и союза, подчеркивает их религиозное и языковое единство и благодарит Бат-Бояна за то, что он избавил его от ненавистного Калги (3, с. 21). А это косвенно свидетельствует о возможном иудейском вероисповедании Калги и позволяет его сопоставить с тем вошедшим во власть военачальником-евреем, о котором говорит Кембриджский документ. И они (евреи) породнились с жителями (той) страны ... И они всегда выходили вместе с ними на (войну) и стали одним (с ними) народом. Только завета обрезания они держались и (некоторые) из них соблюдали субботу. И не было царя в стране Казар, а того, кто одерживал победы на войне, они ставили над собой военачальником. (И продолжалось это) до того самого дня, как евреи вышли с ними по обыкновению на войну, и один еврей выказал в тот день необычайную силу мечом и обратил в бегство врагов, напавших на хазар. И поставили его люди хазарские, согласно исконному своему обычаю, над собою военачальником. И оставались они в таком положении долгое время, пока не смилостивился господь и не возбудил в сердце (того) военачальника желание принести покаяние, и склонила его (на это) жена его, по имени Серах, и она научила его сделать себе полезное . (7, с. 113, 114).

Если упоминаемый Гази-Бараджем Калга был тем военачальником-евреем, о котором сообщает Кембриджский документ, то при нем должна была значительно усилиться еврейская диаспора в каганате в силу того, что в Хазарию при военачальнике-еврее стали стекаться евреи из Багдада и Хорасана и земли греческой и поддержали людей страны, и те укрепились в завете ... (7, с. 115). В таком случае прочный мир и союз кагана-тенгрианца Кабана с тенгрианцем Бат-Бояном был ему крайне необходим и должен был обеспечить ему надежного союзника в борьбе с внутренней религиозной оппозицией. Понятно и большое горе Кабана в связи с кончиной Бат-Бояна в 690 году, после чего вскоре умирает и он сам (3, с. 22).

Недоверие Кабана к Калге оказалось не напрасным, так как после его смерти, вероятно, путем государственного переворота к власти приходит сын Калги Айбат, заточивший в темницу сына Кабана Кук-Куяна (3, с. 22, 23). По-видимому, евреи-иудаисты к этому времени уже окончательно захватывают власть в государстве. Об этом косвенно свидетельствует сообщение летописи о браке Айбата с еврейкой из Бухары (1, с. 22). Если судить по некоторым данным Гази-Барадж, в тенгрианской среде брак знатного хазарина и тем более кагана с иноземкой и иноверкой был бы просто недопустим (3, с. 27, 40).

Если военачальник Калга сопоставим с военачальником Кембриджского документа, то его сына Айбата можно идентифицировать с тем безымянным хазарским каганом, который воевал с арабами в первой трети VIII в., так как и у этого кагана (1, с. 206, 211), и у Айбата был сын Барджиль (3, с. 25).

По данным летописи Гази-Барадж, пришедший к власти после смерти Кабана в 690 г. Айбат погибает от руки освободившегося из темницы сына Кабана Кук-Куяна (1, с. 23). А согласно данным арабских источников, гибель сопоставимого с Айбатом безымянного хазарского кагана произошла незадолго до 730/31 года (1, с. 217). Соответственно и годы правления Айбата падают на 690-729 годы.

Неясным остается только то, что после смерти хазарского кагана, когда военачальником по-прежнему остается сын кагана Барджиль, два года (730/31 годы) государством правила мать кагана Парсбит (1, с. 211, 217). Если сын кагана Барджиль был достаточно взрослым, чтобы воевать с арабами, то его мать Парсбит должна была бы быть к этому времени достаточно старой. Но так или иначе это сообщение свидетельствует о нестабильной обстановке в каганате после гибели хазарского кагана незадолго до 730/31 годов. Что касается сына кагана Барджиля, то, согласно Гази-Барадж, он, как и было принято считать, действительно не имел права на престол после смерти своего отца, но не в силу своего малолетства (1, с. 217), а потому, что после убийства его отца Айбат по закону стал сыном и наследником не Айбата, а его убийцы Кук-Куяна.

После гибели Айбата к власти приходит сын кагана Кабана - тенгрианец Кук-Куян, которого можно идентифицировать с безымянным каганом арабских источников, пришедшим к власти в 732/33 году и продолжившим войну с арабами (1, с. 217-223).

Гази-Барадж также упоминает о войне Кук-Куяна с арабами, но коротко и неохотно, осуждая Кук-Куяна за то, что он дерзнул поднять меч на воинов султана . Опомнившись, Кук-Куян пошел на примирение с арабами, разрешив своим подданным принимать ислам.

Умирает Кук-Куян незадолго до 745 года (3, с. 24, 25).

Период правления Калги, Кабана, Айбата и Кук-Куяна, охвативший третью четверть VII в. и первую половину VIII в., можно считать начальным, инкубационным периодом распространения иудаизма в Хазарском каганате, так как в это время новая религия набирает силу только в правящей верхушке государства.

В то же время, можно думать, что инициатива принятия иудаизма правящей верхушкой государства и ее последующее внедрение в широкие слои народа исходили преимущественно от евреев-иммигрантов, гонимых из греческой земли, Хорасана, Багдада и других земель. По-видимому, закрепление в Хазарии было их последним шансом спасти народ и веру, было делом жизни и смерти. И это дело подхватили и продолжили сын и внук Айбата и еврейки из Бухары - Булан и Барджиль.

Каган-иудаист Барджиль (745-759) приходит к власти после смерти Кук-Куяна около 745 г. (3, с. 24, 25), однако не путем переворота, а как сын и наследник усыновившего его после убийства его отца Кук-Куяна. Придя к власти, Барджиль уже открыто принимает иудаизм, отказавшись от обычая предков, согласно которому каган-тенгрианец перед вступлением во власть подвергался условному удушению, в течение которого он должен был назвать количество лет своего предстоящего правления (3, с. 25). И правление как Барджиля, так и трех других хазарских каганов-иудаистов - его сына Булана (761-806) и сыновей Булана Бен-Амина и Карака (806 - начало 30-х годов IX в. - 3, с. 27-32) - знаменует собой уже новый этап становления иудаизма в Хазарском каганате - откровенное насильственное обращение в новую веру его коренных народов. Эти сведения Гази-Барадж совпадают с данными Масуди, согласно которому окончательное установление иудаизма в Хазарском каганате в качестве государственной религии произошло в период правления Харун-ал-Рашида (786-809 - 1, с. 266).

Согласно данным Гази-Барадж, в правление Барджиля и Булана начинается гражданская война, в процессе которой одни народы (мурдасы, куманы, кук-огуры и другие) принимают новую веру, а другие (сакланы, кашэки, бурджаны) выступают против, отстаивая право на вероисповедание религии предков - тенгрианства - или принятого в пору войны с арабами мусульманства. Оплотом повстанцев становится поддерживаемое Византией бекство Дима-Тархан (Тмутаракань) и Прикубанье, оплотом хазар-иудаистов (белых хазар) и резиденцией кагана становится Итиль (3, с. 28).

Из названных каганов-иудаистов особого внимания заслуживают Булан (761-806) и Бен-Амин.

Царь Булан нам известен из письма царя Иосифа сановнику из Кордовы Хасдаю Ибн-Шафруту. По сообщению Иосифа, Булан видел во сне ангела, который возвестил ему о расположении к нему Бога. И Булан должен был построить храм Богу, а средства для этого добыть в городе Ардил ( 9, с. 77) или Ар-двил (7, с. 93, 94). По мнению А.П.Коковцова (7, с. 77 сноска 3) и М.И.Артамонова (1, с. 269), речь шла о городе Арбедиле, разгромленном хазарами в войне с арабами в 730/31 году. Поэтому первоначально автор считала, что постройка храма должна была произойти еще при кагане Айбате, воевавшем с арабами. Однако в то же время царь Иосиф называет Булана царем и говорит о принятии новой веры не только рабами Булана, но и его князьями и народом и о низвержении всех его врагов, имея в виду, скорее всего, те племена, которые отказывались принимать новую веру (7, с. 89-97). Особого внимания заслуживает постройка Буланом храма - сооружение шатра, светильника, стола, жертвенника и священных сосудов (7, с. 77, 94). Но все эти деяния могли иметь место только в бытность Булана каганом, только тогда, когда иудаизм стал открыто насаждаться в государстве. Во времена Айбата это было еще невозможно.

Поэтому можно думать, что золото, добытое при взятии Арбедиля, могло уже изначально предназначаться для постройки храма как золото посрамленных и побежденных врагов-иноверцев. А это косвенно говорит о том, что война с арабами в первой четверти VIII в. носила в чем-то религиозный характер. А возведение в период правления Булана третьего по счету иудейского храма говорит о тех огромных надеждах, которые возлагались на Хазарский каганат рассеянной по всему миру еврейской диаспорой. Свидетельствует об этом и письмо Хасдая ибн-Шафрута, называющего царя Иосифа царем Израиля.

Если каган Булан, о котором пишет Гази-Барадж, сопоставим с царем Буланом, о котором повествует царь Иосиф, то каган Бен-Амин оказывается сопоставимым с реформатором Обадией. И вот почему.

При сопоставлении имен хазарских каганов, названных царем Иосифом и Гази-Бараджем, возникают, казалось бы, непреодолимые трудности, так как в первом случае называются еврейские имена каганов, а во втором - тюркские, Но автору все же удалось найти в текстах Гази-Барадж кагана, сопоставимого с царем Иосифом. Это - каган Юсуф, правивший попеременно со своим братом-близнецом и соперником в борьбе за власть Аланом: Алан (918-925, 943 гг.), Юсуф (925-943, 944 гг.) (3, с. 376). Это сопоставление оказалось возможным не только в силу тождества имен (Юсуф - Иосиф), но и по совпадению дат правления Юсуфа с данными Кембриджского документа, который называет периодом царства Иосифа те годы правления императора Романа, когда он преследовал евреев (7, с. 117, 118). А этот период принято датировать 932-941 годами (1, с. 472). Вторым интересным совпадением является то, что и царь Иосиф, и Гази-Барадж, обращаясь к предкам Иосифа-Юсуфа, определяют порядок престолонаследия каганов от отца к сыну. Но и тот и другой наряду с чередой правивших друг за другом отцов и сыновей называют двух братьев. У царя Иосифа это Обадья - из сыновей сыновей Булана и его брат Ханукка (7, с. 80, 81 и 97, 98). А в летописи Гази-Барадж тарихы среди потомков Булана также названы два брата. Это сыновья Булана Бен-Амин и Карак (3, с. 28, 29).

Но при этом, по сведению царя Иосифа, после Обадьи правят один за другим его сын и внук Изекия и Манассия. Потом к власти приходит брат Обадьи Ханукка, от которого и ведет свою родословную царь Иосиф. А в летописи Гази-Барадж непосредственно после Бен-Амина к власти приходит его брат Карак, предварительно убивший (без пролития крови) и Бен-Амина и верных ему священнослужителей. И родословная Юсуфа также ведется от брата Бен-Амина Карака (Карак ... его сын Манас, его сын Исхак, его сын Бакчуар и его дети - Алан и Юсуф) (9, с. 376). Так что расхождения в сравниваемых текстах есть. Происхождение их неясно. Может быть, произошли какие-то ошибки в переводах еврейского или булгарского текстов. Кроме того, то, что после Обадьи Иосиф называет его сына и внука и только потом Ханукку может быть объяснимо тем, что они, не будучи каганами, возглавляли какие-то бекства.

Если все же, несмотря на некоторые расхождения можно считать, что Бен-Амин летописи Гази-Бараджа есть называемый царем Иосифом Обадья, то надо принять то, что Бен-Амин поправил царство и утвердил веру надлежащим образом и по правилу. Он выстроил дома собрания (синагоги) и дома учения (школы) и собрал мудрецов израильских, дал им серебро и золото и они объяснили (ему) 24 книги (священного писания), Мишну, Талмуд и сборники праздничных молитв (7, с, 80, 97).

Данные Гази-Барадж дополняют сведения, сообщаемые Иосифом. Наряду с укреплением веры Бен-Амин насильно насаждал иудаизм среди народов каганата. А это сопровождалось рубкой священных деревьев язычников и разрушением мечетей мусульман. Одновременно каган делает набеги на оплот оппозиции - бекство Дима-Тархан в Тмутаракани. Вскоре к мятежному бекству присоединились черные хазары, сакланы, джурашцы и бурджане близлежащих территорий. Ключом повстанцев было имя Кубара (одно из имен Тангры). Поэтому и война с Бен-Амином получила название Кубарской или Суварской.

Причиной смещения Бен-Амина с престола было нападение на Итиль моджар, которое он не смог предотвратить. Белые хазары сплотились вокруг Карака. Бен-Амин был низвергнут с престола и задушен, а верные ему священники были живыми закопаны в его могилу. На престол взошел младший брат Бен-Амина Карак, продолживший борьбу с восставшими моджарами, к которым бежали разбитые бурджаны, сакланы и джурашцы. Часть разбитых белыми хазарами племен - кубарцы - бежала в Кара-Булгар на Днепр. Карак пошел войной на Кара-Булгар, но был наголову разбит. Этим воспользовались черные хазары - язычники, - объявив, что гибель войска произошла из-за измены богу Тангре. Свергнутый Карак бежал в Семендер, но был вместе с сыновьями изрублен на куски мусульманами. Спасти удалось только его младшего сына Манаса (3, с. 28-32).

Так закончился еще один этап становления иудаизма в хазарском каганате - период религиозных реформ и насильственного насаждения иудаизма в среду несметных народов Хазарского каганата с разными вероисповеданиями.

По данным царя Иосифа можно думать, что период реформ закончился полной победой каганов-иудаистов и утверждением их веры в качестве государственной религии.

Однако это не так. Черные хазары возвели не престол тенгрианца Уруса. Урус происходил из древнего рода кагана-тенгрианца Кабана. Его отец Асанкул, дед Саксин и мать были зверски убиты Буланом за отказ принять яхудскую веру. Смерть угрожала и Урусу, но он спасся и ускакал в мятежное бекство Дима-тархан, где вместе с беком Тамьяном и под покровительством Византии вел войну с постоянно нападавшими на Дима-Тархан каганами-иудаистами (3, с. 27, 28).

Став каганом, Урус (нач. 30-х годов 840 г.) был вынужден продолжать войну с Кара-Булгаром, претендовавшим на те части Хазарии, которые отпали от нее в ходе гражданской войны. Спасая каганат от распада, Урус дал больше свободы хазарским христианам и мусульманам и заключил союз с Византией и Хорасаном. Мусульмане вооружили его войско, а при содействии Византии им была построена крепость Хин, где разместился гарнизон из хинцев, или барджанаков (печенегов) (3, с. 32, 33). Это сообщение перекликается с известными данными Константина Багрянородного и Кедрина о постройке в Хазарском каганате в 834 г. при содействии Византии крепости Саркел (1, с. 297, 298; 8, с. 149, 150).

Согласно данным Масуди и царя Иосифа в научной литературе утвердилось мнение, что Саркел был построен каганом-иудаистом после окончательного утверждения иудаизма в качестве государственной религии (1, с. 302). Однако, раскопки на левом берегу Дона хазарской крепости Саркел всегда удивляли полным отсутствием на городище каких-либо следов пребывания в крепости официального представительства хазарского кагана-иудаиста, которое было бы немыслимо без синагоги с соответствующими предметами культа и символикой и без канцелярии, в которой использовалось не руническое, а буквенное хазарское или еврейское письмо. В то же время на городище были найдены обломки мраморных деталей, предназначенных для облицовки православных храмов колонн, капителей и баз для колонн. Готовность кагана-иудаиста, пришедшего в власти после полной победы новой религии, к постройке в крепости православных храмов кажется странной (9, с. 376). Но свидетельство Гази-Барадж о том, что Саркел был выстроен каганом-тенгрианцем, противостоявшим иудаизму и при приходе к власти взявшим курс на сближение с Византией и мусульманами делает понятным те данные раскопок Саркела, о которых говорилось выше. Более того, данные Гази-Барадж тарихы позволяют думать, что Саркел строился как будущая резиденция каганов-тенгрианцев в противовес оплоту иудаизма Итилю (9, с. 377, 378).

Однако, построивший Саркел каган-тенгрианец Урус правил недолго. Поражения в войнах вызвали недовольство и дали возможность белым хазарам с помощью бека Буртаса посадить на престол кагана-иудаиста младшего сына Карака Манаса (840-858 гг.).

Урус был убит.

Так начался новый период теперь уже не становления, а скорее упадка иудаизма в Хазарском каганате. Государством стали практически править всесильные беки, придерживавшиеся той религиозной ориентации, которая была им удобна и выгодна в политических целях. Гази-Барадж дает подробные жизнеописания этих беков: Буртаса, Ильяса (840-870 гг.), Арслана из рода Кабана (870-921 гг.), Моджара, его сына (921-943 гг.), Кубара внука туркменского хана Курука и двоюродного брата Угез-бека из рода Кабана (944-966 гг.) (9, с. 378). Садимые на трон (и убиваемые в случае надобности) всесильными беками каганы-иудаисты (3, с. 35, 49) были окружены почетом и преклонением (12, с. 51-53) и, судя по письму царя Иосифа, чтили и держали в чистоте веру предков. Но в государстве они уже не играли никакой политической роли.

И сам царь Иосиф и некоторые арабские писатели сообщают, что в это время каганы жили на островке, занимавшем гораздо меньшую площадь, нежели та часть Итиля, где размещались (1, с. 102, 103; 13, с. 601) апартаменты и войско всесильного бека. В то же время переписка царя Иосифа с сановником из Кордовы Хасдаем ибн-Шафрутом свидетельствует о той большой роли, которую играло для рассеянной по всему свету еврейской диаспоры само сознание того, что где-то есть государство, во главе которого стоит удостоенный огромных почестей каган-иудаист.

Количество каганов-иудаистов, правивших в Хазарии после Ханукки до Иосифа, указанное в письме царя Иосифа, и после сопоставимого с Хануккой Карака до Юсуфа, указанное в летописи Гази-Барадж, не совпадает.

Гази-Барадж упоминет о правлении младшего сына Карака Манаса (840-858 гг.), его сына Исхака (858-880-е годы), его сына Бакчуара (880-е годы около 918 г.) и его сыновей-близнецов Алана (918-925, 943) и Юсуфа (925-943, 944) (9, с. 376). В пространной редакции письма царя Иосифа после брата Обадия Ханукки названы Исаак, его сын, Завулон, его сын, Моисей, его сын, Нисси, его сын, Аарон, его сын, Менахем, его сын, Вениамин, его сын, Аарон, его сын, не сопоставимые с каганами Гази-Барадж тарихы прежде всего по разному количеству называемых лиц.

Сопоставимыми, как уже говорилось, оказались лишь названный царем Иосифом он сам царь Иосиф, сын Аарона, и неоднократно упоминаемый в текстах Гази-Барадж сын Бакчуара Юсуф. А поскольку Юсуф-Иосиф, согласно данным летописи, оказался последним каганом-иудаистом Хазарского каганата, и после него в государстве одерживают верх приверженцы мусульманства, то на нем следует остановиться особо.

Сыновья Бакчуара и его наследники близнецы Алан (около 918-925, 943 гг.) и Юсуф (925-943, 944 гг.) жили и правили в период господства в каганате всесильного бека Арслана (870-921 гг.) и его сына бека Моджара (921-943 гг.). Арслан происходил из вражеского роду каганов-иудаистов рода тенгрианца КабанаЮ в котором никогда не было еврейских предков. Однако, он притворился другом Бакчуара, приблизился к нему и вошел во власть (3, с. 22-90). Из двух близнецов Арслану был более близок Алан, так как они оба придерживались мусульманской ориентации. Алан был побратимом Мухтасара, а его сын Дауд сам был мусульманином, что уже само по себе говорит о падении престижа иудаизма и о том, что в правящих кругах к этому времени начинает распространяться новая религия. Бек Арслан также был близок мусульманам и даже признал себя вассалом Саманидов. Поэтому он вызволил из плена и продвинул на каганский престол Алана. Характерно и то, что свергнутый своим сыном Моджаром в 921 году Арслан бежал к мусульманам в Семендер, где временно нашел надежное укрытие. А бежавший в тот же Семендер в начале IX в. каган Карак из рода Калги вместе с сыновьями был изрублен на куски. Показательно и то, что свергнутый с трона Алан тоже бежал к мусульманам в Булгар на Волгу (3, с. 55-86).

Интересно и другое. Правивший в 925-943 гг. и пришедший к власти вторично в 944 г. Юсуф расправляется с возможными претендентами на престол, и среди них оказывается мусульманин (!) Мухтасар, которого его дочь называет муслим-хакан, что, вероятно, означает его право на каганский престол. Писавший около 930 года Ал-Истахрий сообщает, что наследовать каганский престол имел право только знатный иудаист (6, с. 53). Как же должна была измениться ситуация, если уже в 944 году претендентом на престол назван мусульманин! В отличие от брата Юсуф опирался на Кара-Булгар Поднепровья, с помощью которых он приходит к власти в 925 году. В 943 году под ударами Хума пал Итиль, был убит бек Моджар, Юсуф бежал к куманам, и Алан с помощью итильских баджанаков снова воссел на трон.

Но в 944 году троном снова завладевает Юсуф. Боясь нового переворота, Юсуф с помощью куман стал убивать всех возможных претендентов на каганский престол. Тогда же был убит и знатный мусульманин Мухтасар сын бека Моджара и побратим Алана, а Юсуф завладел его женой и дочерью. Претензии Юсуфа к дочери убитого, которая должна была бы стать после убийства ее отца дочерью Юсуфа, вызвали негодование верных обычаям предков хазарских буртасов и бурджан. И тогда Саманиды, опасаясь присоединения Хазарии к Булгарии, сделали каганом своего ставленника сына Моджара из рода Кабана и дочери туркменского хана Курука Угез-бека (944-966 гг.). Беком при нем стал внук хана Курука и двоюродный брат Угуз-бека Кубар (944-966 гг.). Юсуф же с бывшим тогда в Хазарии князем Малом бежал на Днепр в Кара-Булгар в Хорысдан (3, с. 62, 83-87). В Хорысдане, где утвердился Мал, у него произошли столкновения с Угырем, требовавшим от него тройной дани, из-за чего он был убит. Овдовевшая Ульджай двинулась с войском на Хорысдан.

Мал с Юсуфом были взяты в плен и привезены в Башту (Киев), где их постигла, однако, разная участь. Эмира Мала с челядью разместили во дворе его отца Алмыжа и велели быть истопником в бане Ульджай

После этого Ульджай сделала его первым урусским беком и окружила величайшим почетом. Юсуф же был посажен в темницу, и больше о нем летопись не упоминает (3, с. 87). Так закончился последний период правления каганов-иудаистов в Хазарском каганате. К власти пришел но уже ненадолго каган из рода Кабана Угез-бек, придерживавшийся уже иной, мусульманской ориентации.

Таким образом, новые данные булгарской летописи Гази-Барадж тарихы и датированные и по-новому осмысленные с ее помощью еврейские источники позволили составить представление о причинах и характере распространения в Хазарском каганате иудаизма. Причина его становления видится в массовом гонении на евреев и в Багдаде, и в Византии, в Хорасане и Бухаре. Единственной возможностью спасения диаспоры было не временное укрытие в Хазарском каганате, на который уже надвигалось мусульманство, а захват власти и распространение иудаизма не только в правящих кругах, но и по всей стране.

Проникновение в правящую верхушку каганата осуществилось благодаря бракам с еврейками каганов Калги и Айбата. По-видимому, эти женщины были осведомлены в иудаизме в гораздо большей степени, нежели те евреи, которые, по данным Кембриджского документа, населяли Хазарию уже давно и успели слиться с ее народом и почти полностью утратить представление о религии своих предков. Это Серах, которую берет себе в жены военачальник (Калга), скорее всего уже будучи у власти, и жена его сына, кагана Айбата, еврейка из Бухары.

Борьба за внедрение в государство новой религии приобрела форму борьбы за власть двух борющихся за власть каганских родов Калги и Кабана.

Процесс распространения новой религии, начавшись с закрепления позиции еврейской диаспоры при дворе кагана, продолжался в форме ее насильственного распространения среди многочисленных коренных народов Хазарского каганата. Пик этого процесса падает на эпоху правления Баоджиля, Булана, Бен-Амина и Карака (761 начало 30-х годов IX в.), когда в государстве строится иудейский храм (как бы напоминание о храме царя Соломона), а также дома собраний (синагоги) и школы, переводятся священные книги Мишна и Талмуд.

Перелом происходит в 30-х годах IX в., когда к власти временно приходит каган-тенгрианец Урус из рода Кабана. Опираясь на оппозиционные религиозным реформам территории бекство Дима-Тархан на Тамани, племена в долинах Кубани и низовьях Дона, - Урус при поддержке Византии строит крепость Саркел на Дону, и это видится как попытка противостояния кагана-тенгрианца оплоту иудаизма Итилю.

После Уруса к власти снова приходят каганы-иудаисты из рода Калги, но они уже теряют силу и становятся марионетками в руках захвативших власть в государстве всесильных беков. А беки придерживались той религиозной ориентации, которая им была выгодна в данный момент для удержания власти.

Каганам отводится небольшая территория Итиля островок в 3 х 3 фарсаха. Окруженные почетом и поклонением, они уже не имеют никакой власти. Однако, судя по письму царя Иосифу потомка еврейской диаспоры знатного сановника из Кордовы Хасдая ибн-Шафрута и ответного письма царя Иосифа, хазарские каганы-иудаисты до конца оставались верными вере своих отцов и играли немаловажную роль в поддержании рассеянной по всему свету еврейской диаспоры. Однако, еще при отце царя Иосифа кагане Бакчуаре к власти приходит бек Арслан из тенгрианского рода Кабана, придерживавшийся мусульманской ориентации. Так начинается инкубационный период становления мусульманства, когда в правящей верхушке тайно и постепенно растет число приверженцев новой религии. Завершается этот процесс приходом к власти кагана из рода Калги мусульманина и ставленника Саманидов Угез-бека (944-966 годы).

Резюме к статье З.А. Львовой Этапы становления иудаизма в Хазарском каганате .

Статья З.А. Львовой посвящена этапам становления и упадка иудаизма в Хазарском каганате в VII-X вв. Но наряду с известными текстами арабских и еврейских авторов Х в. в работе используются новые данные опубликованного в 1993 году русского перевода булгарской летописи XIII в. Гази-Барадж тарихы, входящей в свод сеида Джагфара 1680 года. Эти новые данные и новое осмысление известных ранее источников позволили автору проследить родословные двух боровшихся за власть с третьей четверти VII в. до середины Х в. каганских родов иудаистов из рода Калги и тенгрианцев из рода Кабана, приобщившихся в Х в. к новой религии - мусульманству.

Борьба закончилась в 944 году свержением с престола иудаиста Юсуфа (царя Иосифа) и приходом к власти ставленника Саманидов Угез-Бека из рода Кабана.