Декоммунизация Одессы, осуществленная румынами в 1941 г

19 ноября всем улицам возвращаются названия, которые были при царе.

Правда, пять улиц называют в честь румынских деятелей, а также Гитлера и Муссолини.

26 ноября из библиотек изымается вся коммунистическая литература и книги так называемых «советских писателей».

К 28-му ноября уже открыты все православные храмы, закрытые коммунистами, те, что не успели взорвать. Мало кто знает, но именно румыны составили план восстановления Кафедрального собора, взорванного в 1936 году и восстановленного в 2002-ом.

29 ноября начинает работу трансляционная сеть. Вместе с передачами на русском языке идут передачи из Германии, Италии и Румынии.

3 декабря объявлен набор в полицию. Требования - жесткие. Только молодые мужики, только те кто служил действительную службу в Сов. армии, и только те, кто закончил ее в звании не ниже сержанта. Как «бонус» - чтобы были разные значки и поощрения. Желающих много. Конкурс – огромный. Устроиться в полицию считалось большой удачей. Стабильная зарплата плюс паек. Говорят, вакансии за 2 дня заполнились.

В 1941 году возвращена собственность 2567 одесситам, сумевшим документально доказать, что коммунисты ее конфисковали.

Разрушены все памятники коммунистическим вождям. Издан указ, обязывающий сдать на уничтожение картины и портреты с их изображением. Запрещено публичное исполнение коммунистических песен.

Завершался год оперой «Фауст»...

Одесса, 1943 г.

В довершение можно сказать, что поставленный Антонеску во главе Одессы мэр Герман Пынтя (бессарабский румын) достиг больших успехов, и одесситы после прихода советской армии его еще долго вспоминали. «Так хорошо, как при румынах, никогда не жили». Такого уровня жизни, как при румынах, одесситы не достигли до самого конца советской власти.

История дала несколько примеров проживания русских, украинцев под иноземной властью. В большинстве своем, такие примеры были положительными. Ведь главное – это чтобы администрация была не из своих и чтобы деньги в руки не давать… И не давать морочиться со своей идеологией. Из современного – хороший пример проживания русских в Нарве под эстонской властью.

Городской голова Одессы Герман Пынтя (1894-1968)

«Пытался наложить запрет на лузгание семечек»...

Подробнее о румынской оккупации Одессы 1941-1944 г.г. - ниже.

Поскольку вся советская история, и особенно история войны, замарана и полностью искажена как советскими, так и еврейскими историками и пропагандистами, то приходится собирать материал по крупицам по разным форумам, где публикуются воспоминания о тех временах. Почему нас интересует тема немецкой, а данном случае – румынской оккупации? Потому что это был последний шанс избавиться от советской власти. Здесь даже не надо было иметь каких-то выдающихся качеств, а быть просто человеком здравого смысла.

Убрать советскую власть, запретить марксистскую идеологию - и жизнь сама наладится. Вернее, могла наладиться - ТОГДА, потому что тогда были еще люди, помнящие прошлое и желающие работать как в прежние времена («как при царе»). Сейчас этот номер не пройдет. Кого ни пригласи на роль правителя, у него вряд ли что-либо получится. Народ извели. Осталось, в основном, быдло и совок.

«Одесса была самой большой добычей Румынии за всю историю ее существования. Антонеску долго подбирал кандидатуру на пост мэра Одессы. Необходимо было найти румына, который свободно говорил бы по-русски плюс отлично знал бы город и имел опыт административного управления. Таким человеком стал Герман Пынтя – бывший поручик царской армии, участник первой мировой войны. Губернатором был назначен профессор Алексяну.

Ситуация была сложная: накануне зимы 300-тысячный город остается без воды, электричества, транспорта, продуктов, телефонной связи. Из больниц вывезено всё оборудование. Перед Пынтей и 16 чиновниками, которых он привез, стояла непростая задача – в кратчайший срок наладить жизнь в городе. Поразительно, но это им удалось. К июлю-августу 1942 года уровень жизни в Одессе по многим пунктам (а может, и по всем) превысил довоенный. Как это было сделано?

Сыграло свою роль грамотное управление. Румыны тут же переписали всех, кто умеет что-то делать руками - инженеров, врачей, техников и привлекли их (за деньги) для налаживания систем функционирования города. Затем они включили зеленый свет для частного предпринимательства. Частные магазины, рестораны, кафе, парикмахерские, ремонтные фирмы стали открываться сотнями.

С момента коммунистического переворота прошло 24 года, со времени нэпа - 12-13 лет. Сохранилось много людей, знавших, что такое частный бизнес. Кроме этого, румыны провели реституцию: если кто документально подтверждал, что ему до революции принадлежал производственный цех или магазин – они возвращали. Совершенно ясно одно, если бы коммунистическую власть удалось свалить бы в это время, уровень жизни бы очень быстро поднялся. «Тех» людей было еще очень много.

Почему они всё это делали? Считается, что они хотели интегрировать Транснистрию в Румынию, а граждан рассматривали как своих поданных. Алексяну даже хотел провести референдум о воссоединении Транснистрии и Румынии. Но, возможно, у немцев были свои планы, во всяком случае, у нас в качестве валюты ходила марка, а не лей. Между Транснистрией и рейхскомиссариатом «Украина» была установлена полноценная граница, это потом сыграет свою положительную роль: после отличного урожая 1942 года регион будет просто завален продуктами.

А в городе в это время была уже полностью налажена жизнь, открылись сотни ресторанов и кафе, буфетов и забегаловок. Некоторые из заведений открывали работавшие на сигуранцу чекисты, тратя оставленные на «подпольную работу» деньги. Именно поэтому, несмотря на «грандиозную историю партизанского движения Одессы», только двум людям стоят даже не памятники, а так, памятные плиты: Молодцову и его связнику Гордиенко. И всё.

Поэтому статьям я доверяю в том смысле, насколько их содержание не противоречит тому, что я слышал от многих-многих людей, в первую очередь от родственников. Да и половина нашего старого двора жила при румынах. Интересно, что все высказывания сводились к двум тезисам: а) при румынах все было, б) при румынах все работало. А помните фразу, сказанную вором в законе Гоцману в фильме «Ликвидация»: «при румынах было лучше»? Так вот, эта фраза вообще-то крылатая.

3 ноября, после того, как удалось наладить несколько электростанций, начали работать первые трамвайные маршруты. 4 ноября возобновили работу 6 больниц. 7 ноября обязали прийти и зарегистрироваться всех коммунистов. Они должны были подписать бумажку, что заблуждались в своих убеждениях, и в отношении них никаких санкций не применялось. Интересно, попали эти списки в лапы НКВД?

15 ноября пущен первый мощный электрогенератор. 16 ноября одесское отделение германо-румынских железных дорог возобновило пассажирские перевозки по Транснистрии. 9 ноября всем улицам возвращаются названия, которые были при царе. Пять улиц называют в честь румынских деятелей, а также Гитлера (бывшая Карла Маркса) и Муссолини.

25 ноября для всех трудоспособных граждан от 16 до 60 лет вводится обязательная трудовая повинность. Назначается денежная оплата плюс выдача продовольственных карточек.

26 ноября из библиотек изымается вся коммунистическая литература и книги т.н. «советских писателей».

27 ноября открываются 50 школ, при них организуются буфеты и бесплатные завтраки. Раз в неделю - румынский язык и закон божий.

К 28 ноября открыты все православные храмы, закрытые коммунистами, те, что не успели взорвать. Именно румыны составили план восстановления кафедрального собора, взорванного в 1936 году и восстановленного только в 2002-м.

29 ноября начинает работу трансляционная сеть. Вместе с передачами на русском языке идут передачи из Германии, Италии и Румынии. В начале декабря привозят два мощных генератора из Румынии. Это позволяет подать электричество в квартиры.

3 декабря объявлен набор в полицию. Конкурс – огромный. 7 декабря открылась обсерватория.

13 декабря возобновляет работу оперный театр. Премьера - «Евгений Онегин». Зал забит. 14 декабря увеличиваются нормы выдачи хлеба по карточкам. Работает хлебзавод и куча частных пекарен. В 1941 году возвращена собственность 2567 одесситам, сумевшим документально доказать, что коммунисты ее конфисковали.

16 декабря открываются первые две столовые, где малоимущие слои населения могут питаться бесплатно. Разрушены все памятники коммунистическим вождям. Издан указ, обязывающий сдать на уничтожение картины с их изображением. Запрещено публичное исполнение коммунистических песен. К 22 декабря восстановлен водопровод. К новому году организована массовая продажа мяса по низким ценам. К 31 декабря открыто 500 магазинов. Из них 47 кондитерских, 7 книжных, 4 цветочных, а 2 – домашних животных и кормов к ним. Завершался год оперой «Фауст» и запуском целой серии предприятий, в основном пищевой промышленности.

Как обстояло дело при румынах с продуктами? Ответов на этот вопрос я слышал два. Старые люди говорили - «как при нэпе», совсем старые - «как при царе».

Чуда здесь тоже никакого не было. Воспользовавшись теплым ноябрем 1941 года, румыны успели провести сев озимых, а в 1942-м был собран грандиозный урожай, в котором Румыния как таковая не нуждалась, нуждалась в них и Молдавия. Все, что выросло, здесь и оставалось. Чтобы убрать урожай, румыны воспользовались советскими наработками: все учащиеся обязаны были отработать 21 день на сельхозработах.

После 12 лет сталинской голодухи, можно было и поесть. Вот, к примеру, фрагмент дневника старшеклассника-одессита Юрия Суходольского, вернувшегося в наш город осенью 42-го года:

«27.09.1942 г.. ...Позавчера в 5 часов утра были в Одессе. Дошли пешим порядком. Ну, конечно, встречи, лобзания... Подали заявления в индустриальный техникум... Буду бесплатно учиться. Вообще же плата 200 марок в год. Марки тут зовут рублями. Продуктов тьма - страшнейшая радость. Пребывание с отцом и товарищами. Вот только жалко смотреть на разбитые дома...

10.10.1942 г....В Одессе, что и говорить, жизнь налажена. Городской голова г-н Герман Пынтя на открытии университета сказал, что жизнь в Одессе лучше, чем в каком-либо другом городе Западной Европы. Действительно, на базаре прямо что-то удивительное: колбасы, мясо, масла, фрукты и все прочее.

Герман Пынтя

Конечно, всё страшно дорого, но все-таки... Школы и университет функционируют, ездят трамваи. В городе на каждом шагу комиссионные магазины, по улицам ходят нарядные дамы (сильно накрашенные), румыны и немцы».

Положение в Одессе начало ухудшаться с осени 1943 года. Фронт приближался, немецкая марка претерпела жуткую инфляцию, цены выросли в разы. Но по сравнению с периодом 1944-48 года, когда вместе с большевиками пришла очередная голодуха, со всеми атрибутами (детьми-рахитами, опухшими взрослыми, массовым подкидыванием детей 1942- 44 г.р. в детские дома и "забыванием" их на рынках города), в 1943-м все было более-менее. Просто крестьяне не везли товар в город, придерживая его до лучших времен. Они настали в апреле 1944-го – всё конфисковали советы.

Герман Пынтя после войны попал под два судебных процесса, связанных с военными преступлениями, и оба раза был оправдан «за отсутствием состава преступления». Историки до сих пор ломают головы - почему? Популярная версия - заступничество маршала Тимошенко. Сам маршал был из Бессарабии, в Одессе жила его сестра, и вроде как Пынтя лично позаботился, чтобы ее никто не трогал. Мне эта версия представляется малоубедительной. Так он и жил себе спокойно в Румынии, написал мемуары, но однажды летом 1967 года, уже при Чаушеску, зашел кафе, выпил кофе и упал замертво.

Уровень жизни в Одессе под оккупацией. Из книги Владимира Батшева «Власов» (Франкфурт): «Румынская администрация Транснистрии дала полную свободу коммерции. В магазинчиках были колбасы всех сортов, которые, как лавровый венок, можно было надеть на шею, сало толщиной в две ладони, на каждом шагу были т.н., «бодеги», где подавалась свиная отбивная величиной в тарелку с «прилагательной» бутылкой вина... Как вспоминают одесситы, обывателям, рабочим, служащим в большинстве своем жилось не плохо. Голодных не было. Из деревень привозили в город продукты. Румыны объявили ликвидацию колхозов и совхозов и свободную торговлю. Появилось много частных мастерских-сапожных, механических, хлебопекарен, кондитерских. Торговля быстро расцветала и о базаре стали говорить, что он стал таким, "как при царе". Частной инициативе была предоставлена полная свобода.

Приведем некоторые первоначальные цены, существовавшие до 1944 года. Мясо 1 кг - 1,5 н.м., потом 3-3,5. Сало 1 кг - 1,5 н.м., потом 3,0. Яйца 10 шт. 1.0 н.м., потом 1,5-2. Хлеб 1 кг - 0,25 н.м., потом 0,3-0,4. Масло пост. 1 л. - 2,0 н.м., потом 3,0. 4 л. водки 3,0 н.м., потом 5,0. Все с первых дней получали оккупационные марки. Ставки были следующие - рабочих и служащих вначале и через 3-4 месяца: бухгалтер - 250-400 нем. марок. табельщик - 120-180 нем. марок. продавец магазина - 100-150 нем. мар. охранник - 100-160 нем. марок. электрик - 120-200 нем. марок. чернорабочий - 120-200 нем. мар. торг. инспектор - 175-250 нем. м. старш. инсп. - 250-350 нем. мар. начальник трудотдела - 400-600 нем. мар. Получается, охранник на свою зарплату мог купить 128 литров водки, или 256 бутылок.

Для всех тех, кто рассматривает события только с еврейской точки зрения, привожу данные из англоязычной Википедии: During World War II, Pântea was Mayor of Odessa under a Romanian occupation. He intervened to save Jews from the 1941 Massacre and the subsequent deportations to camps in Transnistria (спасал евреев от преследований и депортаций).

Мемориальная доска Герману Пынти в Кишиневе: