Две русские народности

18 марта, 00:49
Измена это или нет?

Пытался я как-то перевести фразу «Дві руські народності, російська й українська, цілком довели свою здатність до самобутнього розвитку.» Эта фраза принадлежит не какому-то из современных адептов «мышебратства», а соратнику нашего Тараса Григоровича по запрещенному в России Кирило-Мефодиевскому братству, Николаю Костомарову. Короче, фразу эту перевести на русский язык я так и не смог по нескольким причинам.

Не секрет, что у меня, как и у многих местных мыслителей, иногда не хватает элементарного образования по вопросам, которые с умным видом обсуждаются. С Костомаровым мне повезло, так как попытался я его переводить с вольного пересказа на украинский одного из уважаемых наших публицистов. Но писал то Костомаров, как оказалось, таки, в оригинале по-русски, где эта фраза звучала еще более ужасающе для современных пропагандистов из любого лагеря: «Две русские народности, великоруссы и южноруссы…» И позволял себе пассажи типа: «Въ XVII вЂкЂ являлись названія: Украина, Малороссія, Гетманщина, — названія эти невольно сдЂлались теперъ архаизмами, ибо ни то, ни другое, ни третье не обнимало сферы всего народа, а означало только мЂстныя и временныя явленія его исторіи.» Но я тут не об этом.

Термины «Украина» и «украинец» уже давно «обнимают сферы всего народа» и меняют свое значение, как и многие другие термины на протяжении истории, поэтому претыкнуть с этой стороны Костомарову тяжело, а вот его анализ именно корня самобытности и его содержания «великорусов» и «южнорусов» весьма интересен, как и объяснение того, что понятие «нация, народ, национальность» - это несколько условные категории, т.к. главным тут становится все-таки вращение вокруг определенного мифа, а не генетическая или языковая общность (яркие представители «советского народа» соврать не дадут). Так вот, по Костомарову можно сделать вывод, что выбор этого мифа может сильно повлиять на «национальный менталитет» с далеко идущими последствиями.

Настоящее национальное самосознание у модерновых наций формировалось в начале 19-го века вокруг 200-300 столетних мифов. Для русских этим мифом стала «освободительная война» против поляков с воцарением Романовых и героическим подвигом Сусанина «за царя и отечество». Для украинцев этим мифом стало «вольнолюбивое козачество». В наше время для русских эта парадигма модернизируется в «великую отечественную войну», где есть место подвигу «за родину, за сталина». А вот для украинцев возможностью модернизировать остается признать общим мифом условный «бандеровско-оуновский».

В чем тут начинает нарисовываться опасность? Если по Костомарову наличие народотворческих мифов у двух «русских народностей» делало их по-настоящему народами самобытными, так как в основе были заложены противоположные ценности, то в истории с бандеровским тоталитаризмом принятие этого мифа будет только сближать идеологическое восприятие действительности.

Так что тот, кто топит за «… понад усе!», куда больше топит за «мышебратство» с их раболепским «за родину, за сталина!».