Георгиевский трактат и российские интриги

20 мая, 16:17
Если дотошно разбирать историю с подписанием Георгиевского трактата, то она практически повторяет Минские соглашения по Восточной Украине.

Если дотошно разбирать историю с подписанием Георгиевского трактата, то она практически повторяет Минские соглашения по Восточной Украине. Впрочем, почти все договоры России империи, СССР или Российской Федерации это одно сплошное надувательство партнеров и соперников.

Изучая договоры, заключенные Россией за последние два-три столетия, понимаешь, что их изначально подписывали не для того, чтобы договориться и выполнить, а лишь дать себе передышку, чтобы в очередной раз нарушить. Российская пропаганда любит упоминать многочисленные договоры, но никогда не говорит о последствиях. Как о Георгиевском трактате с Грузией.

В последнее время российская пропаганда опять вспомнила недобрым словом Грузию, особенно в связи с военными грузино-американо-британскими военными учениями и активизацией отношений с НАТО. В принципе, никогда не было секретом желание жителей Грузии видеть свою страну в НАТО.

Начиная с января 2008 года, когда на референдуме 77 процентов населения высказались за то, чтобы Грузия стала членом НАТО, эта цифра только увеличивается, особенно после войны в августе 2008 года. Кажется, тогда мало кто сомневался в том, что из себя представляет миролюбивая политика Кремля.

Быть частью НАТО для Грузии дело времени, и это время уже настало. Тогда, в 2008 году, агрессия России против Грузии имела несколько причин контроль над трубопроводами и нежелание Кремля видеть Грузию в составе НАТО.

Заодно война должна была выполнить главную задачу сместить ненавистного Саакашвили и восстановить контроль над Грузией, как было в советское время. Цели не были выполнены, но Кремль не терял надежды на то, что ему удастся восстановить контроль над Грузией.

Две недели назад бывший первый заместитель командующего Группой российских войск в Закавказье генерал Юрий Балуевский резко раскритиковал факт базирования войск НАТО на бывшей российской военной базе Вазиани в Грузии. Для меня Вазиани не просто звук, я в свое время служил там. Был начальником штаба группы войск. По большому счету, я создавал там нашу базу , заявил генерал. Георгиевский трактат, подписанный в XVIII веке, доказывает развитие двусторонних отношений между странами , отметил Балуевский. Он также пригрозил, что Грузии стоит хорошенько подумать о своем будущем, поскольку в настоящий момент страна готова разрушить то, что было выстроено прошлыми поколениями .

Генерал привел точно такие же аргументы, которыми апеллируют последние десятилетия сторонники восстановления российского влияния в Грузии, но, как правило, их аргументы расходятся с фактами и текстом Георгиевского трактата. И предыстории, которая похожа на десятки точно таких же ситуаций, когда Россия под благовидным предлогом оккупирует соседнюю страну. Предлог красивый защита единоверцев , хотя последствия для Грузинской православной церкви оказались печальными, она лишилась автокефалии, была унижена упразднением епархий и присутствием церковных губернаторов экзархов.

Это случилось позже, в начале 19 века, а раньше, еще со времени персидского похода Петра Первого Грузия была территорией, которая виделась российским императорам удобным форпостом для войн и оккупации Турции и Персии. Петр I планировал выступить из Астрахани, идти берегом Каспия, захватить Дербент и Баку, дойти до реки Куры и основать там крепость, потом пройти до Тифлиса, оказать грузинам помощь в борьбе с Османской империей и оттуда вернуться в Россию.

Успехи российских войск во время похода вынудили Персию заключить 23 сентября 1723 года в Петербурге мирный договор, по которому к России отошли Дербент, Баку, Решт, провинции Ширван, Гилян, Мазендеран и Астрабад. Позже России пришлось вернуть Персии захваченные земли, а оккупация Грузии была отложена до лучших времен.

За всю историю взаимоотношений грузинские цари трижды обращались за помощью к русским царям в 1587 году царь Кахетии Александр II просил покровительства. С тех пор русские цари к своим титулам прибавили новый государь земли Иверской , хотя никакой помощи не оказали, просто присвоили по факту обращения.

Александр II лавировал между соседними странами, объявляя себя то вассалом Персии, то Османской империи, но союзником России так и не стал. В 1699 году в Москву переехал царь Арчил II. В 1724 году после персидского похода Петра Первого в Москву переехал царь Вахтанг VI. Оба царя, и Александр II, и Вахтанг VI занимались в России просветительством, а их нахождение настраивало Россию всерьез заняться Грузией.

В 1724 году Российская империя подписала с турками Константинопольский договор, согласно которому Кавказ и прилегающие территории были поделены на зоны влияния: Россия получала земли на западном и южном побережье Каспийского моря, Османская империя Южный Кавказ, включая Картлинское (грузинское) царство. Когда приближалась очередная русско-турецкая война 1768-1774 годов, Государственный совет Российской империи принял решение усилить противостояние с мусульманами, поддержав христианское население Балкан, Греции и Грузии.

Война закончилась заключением 20 июля 1774 года Кучук-Кайнарджийского трактата, в котором вообще не было упоминания Грузии ни Картли-Кахетинского царства, ни Имеретинского царства. Во время войны на территории Грузии находился российский корпус под командованием графа Готтлоба фон Тотлебена, который был незамедлительно выведен после подписания трактата с турками.

Кахетинский царь Иракли II просил Екатерину II о снисхождении и защите взамен унизительных условий, но императрица отказала, заявив, что ей условия не выгодны.

В 1782 году Екатерина II предоставила Павлу Потемкину широкие полномочия для заключения договора с царем Иракли II.

Уполномоченными с грузинской стороны были князья Иванэ Багратион-Мухранский и Гарсеван Чавчавадзе.

4 августа 1783 года в крепости Георгиевск на Северном Кавказе был подписан Георгиевский трактат. Россия обязалась держать в Грузии два батальона пехоты с 4 пушками и в случае войны увеличить число своих войск и начать строительство Военно-Грузинской дороги. В 1787 году неожиданно российские войска были выведены из Грузии, что являлось грубейшим нарушением условий трактата и тем самым фактически денонсировало его.

В очередной раз нарушив договор, Российская империя, тем не менее, не отказалась от Грузии и в 1800 году император Павел I принимает в вечное подданство царя и весь народ грузинский, 18 января 1801 года подписав манифест: Сим объявляем императорским нашим словом, что по присоединении Царства Грузинского на вечные времена под державу нашу . Вошедший на престол 12 марта 1801 года Александр I был против присоединения Грузии, но победила имперская партия 12 сентября император сдался, началась оккупация Картли-Кахетинского царства.

Сам Георгиевский трактат потерял всякую силу в 1787 году, после оккупации 1801 года были нарушены остальные пункты трактата был упразднен монарший дом, Грузинская православная церковь была лишена автокефалии. Российские войска были введены в 1803 году во владения мегрельского князя, в 1809 году в Имеретинское царство, в 1810 году в Гурию, в 1833 году в Сванети.

Началась тотальная оккупация: была изменена структура епархий Грузинской православной церкви, было запрещено служение на грузинском языке, обучение в семинариях и учебных заведениях было только на русском. Борьба с церковью была чуть ли не основной, чтобы убить грузинский дух, уничтожить ядро грузинского сопротивления, помогавшего преодолеть многочисленные войны и нашествия всех последних веков.

Оккупанты перестраивали церкви, уничтожали грузинские фрески, поверх рисовали новые, в русском стиле . Самобытность грузинской культуры оказалась самым главным врагом империи, которая практически сразу, с первого года оккупации боролась с многочисленными восстаниями.

Вряд ли можно простить современных российских генералов, которые упоминают Георгиевский трактат, не рассказывая о том, что это один из многих российских договоров, который не был выполнен. Генералам и политикам нравится упоминание о трактате.

Не подозревая, что текст можно найти в интернете, прочесть и самостоятельно проанализировать, они продолжают врать, как врут о Будапештском меморандуме, как врут о Минских договоренностях, как врут о других документах, под которыми стоят подписи руководителей России, но которые никогда не выполнялись. Теперь утверждать о том, что Россия имеет право на какие-то особые отношения с Грузией, смешно и противно, только лишь от мысли, что в Кремле как всегда продолжают врать.