Герой нашего времени

6 марта, 14:14
Есть ли у украинцев супергерои и стоит ли их создавать?

На следующий день после поджога берлинского Рейхстага был издан печально известный Verordnung des Reichspräsidenten zum Schutz von Volk und Staat («Указ рейхспрезидента о защите народа и государства»), подписал который, кстати, не Гитлер, а таки Гиденбург. Этим указом отменялись конституционные гражданские права и свободы в Германии. В знак протеста страну покидает драматург Бертольд Брехт.

Именно Брехт в своей пьесе «Жизнь Галилея» вкладывает в уста персонажей следующие слова: «Несчастна та страна, в которой нет героев. – Нет. Несчастна та страна, которая в героях нуждается.»



Героизм в нормальной человеческой жизни – это сфера деятельности Бэтмена и Супермена, героев маскульта, которые отличаются от наших эпических фигур типа Котигорошка, или от ихних Одиссея или короля Артура.

У нас был пророк – Тарас Шевченко. Но он был живым человеком, из которого вылепить супергероя тоже не получится. При этом любые попытки попытаться представить его человеком таки живым упираются в проклятия тех, кто решился запятнать светлую память Тараса Григорьевича. И чтобы потом два раза не вставать, я тут не о Бузине. Бузина был провокатор и до определенной степени мудак. И застрелили его тоже кстати мудаки (хотя до сих пор не понятно какие именно), чтобы сделать его для других мудаков героем.



Были у нас и «постаті»: Бандера, Хмельницкий, Владимир Великий и Ярослав Мудрый, Пилип Орлик, Иван Мазепа. Как живых, так и мифических их или обливали грязью, называя предателями и маньяками или отмывали до блеска, как кукол на продажу.

Благородство их стремлений, застарелость их методов, сложность личности и, признаемся, недостаток наших знаний о каждом из них, не позволяют кому-то из них претендовать на супергероический пьедестал и засиять ориентиром, способным изменить мир. Изменять они хотели, конечно, но терпели поражение, как положено всякому трагическому персонажу.



Революция и война родила новых героев. Киборги и военные стали воплощением мужества и несокрушимости. Небесная сотня - символом жертвенности и точкой невозврата в истории страны. Есть и герои-фикции, своеобразные антагонисты, как «наша Надя» и прочие «вомбаты Насиння», но им никогда не стать главными персонажами. Однако революции и войны имеют тенденцию заканчиваться. И не всегда победой. И не всегда это плохо.

Шведы, например, стали жить так, как живут сейчас благодаря именно тому, что они уже в течении последних трехсот лет не выигрывают никаких войн и, кажется, и не собираются выигрывать. А когда они выигрывали войны, то они и были теми нелюдями, о которых писал Сенкевич.

А 28 февраля, кстати, в один день с подписанием того самого Указа был убит Улоф Пальме – премьер-министра Швеции. Дело было 28 февраля 1986 года.

В тот день Улоф со своей женой Лисбет возвращались поздно вечером из кинотеатра «Гранд», расположенного в доме номер 45 на улице Свеавэген (швед. Sveavägen). При них не было телохранителей. Когда супруги подошли к перекрёстку с улицей Туннельгатан, к ним подошёл одинокий мужчина, который дважды выстрелил из револьвера марки «Смит-Вессон».

И чем дальше, тем больше мне кажется, что именно этот шведский премьер и есть герой нашего времени нормального человека.