История ни о чем...

Я не знаю, относится ли эта фотография к событиям, которые я далее буду описывать, но это Киев, и это казнь военнопленных, которых советская власть признала преступниками.

Я не знаю, относится ли эта фотография к событиям, которые я далее буду описывать, но это Киев, и это казнь военнопленных, которых советская власть признала преступниками.

Почему я не могу проверить эту фотографию? Потому что мой отец, свидетель тех событий, к моему глубочайшему сожалению умер, и спросить у него об этом я не могу. Но, я могу рассказать вам о случае, который случился тогда. Случае, который ни о чем не говорит. Это просто история об отношении советской власти к традициям, которым не одна тысяча лет.

Я не знаю даты казни, но дело в тот день происходило следующим образом:

То ли ради развлечения, то ли взамен праздничных парадов, решили советские власти порадовать своих верноподданных актом справедливого возмездия . И без особого разбора выбрали они из числа военнопленных лиц офицерского состава, которых тут же обвинили в миллиарде преступлений против советского народа, а потому порешили их всенепременнеше казнить.

Казнь, понятно, решили провести публично, о чем и радостно известили народные массы.

Массам эта идея очень понравилась, ибо не изменилась животная подноготная особей вида человеческого, и стеклось на место казни тысяч много оных.

Казнили немцев без особых ритуалов. Казнили методично, по очереди, не сбиваясь. Как, наверное, только НКВД и умело делать.

Казалось бы все должно было пройти по плану, но Вдруг, во время повешения одного молоденького немецкого офицера, лопнула веревка и тот попросту упал на землю.

По идее, по традиции считалось, что даже Богу неугодна казнь этого человека, и отпустить его надо, ибо нет греха на нем, но НКВДимы не чтили людских законов и традиций

Еще два раза вешали они его, и все не так шло, рвалась и рвалась веревка, и лейтинантик уже и сам не рад был чуду такому. И лишь на четвертый раз удалось палачам их злодейство. И казалось, что лишь по просьбе истязаемого случилось это

Толпа, пока этот ад творился, негодовала, но бездействовала. Ибо знали люди советские, что вступись они за правду, заняли бы они места с повешенными соседствующие.

Отец шел домой и понять не мог, как так могло такое случиться, если само провидение указывало, что отпустить человека надо, что невиновен он, а не послушались его палачи. Почему они законы тысячу лет назад писанные нарушили?

Вот такая вот история дивная. Ни о чем. Или обо всем: О судьбе. О провидении. О человеческой подлости. О скотах, которые не чтят ни божьих, ни людских законов. И о молчаливой, животной сущности масс