Культ личности в СССР: советские неприкасаемые до и после перестройки в «цивилизованное» государство

Вся официальная советская история представляет из себя целый набор дешевых, примитивных пафосных героических мифов и дешевого пиара советских достижений во всех сферах жизнедеятельности.

Вся официальная советская история представляет из себя целый набор дешевых, примитивных пафосных героических мифов и дешевого пиара советских достижений во всех сферах жизнедеятельности.

Достижения советского государства, будь-то «великие стройки», победа в «Великой Отечественной войне», а также первый полет человека в космос превращались советскими пропагандистами в религиозный культ, а главные действующие лица, с помощью которых осуществлялись этих достижения, становились живыми «святыми».

В результате, в сознании советских и постсоветских людей образовался целый пантеон людей героев, личность которых они превозносят буквально до небес, изображают их великими и не допускают в их адрес ни малейшей критики.

Такими неприкасаемыми героями являются в первую очередь летчики Валерий Чкалов, Георгий Байдуков, писатели Шолохов, Фадеев, Горький, полководцы-победители маршалы Жуков, Конев, Рокосовский и, разумеется, первый космонавт Юрий Гагарин.

Какими только эпитетами не награждала этих людей советская пропаганда, культ личности этих героев достиг такой степени, что мифы, которые появлялись вокруг них, невозможно вытравить из сознания россиян и по сей день.

У советских и постсоветских людей до сих пор существует негласное правило — этих «героев» ни в коем случае не трогать.

Можно критиковать сколько угодно отдельных партийных вождей (тем более, что сама партия неоднократно разоблачала культ личности Сталина), можно даже критиковать недостатки системы, но Жуковых и Гагариных трогать нельзя, критика этих лиц, как и критика связанных с ними советских достижений воспринимается чуть ли не как святотатство.

Культ личности Шолохова объяснялся тем, что вся советская литература и искусство были, мягко говоря, убогими. Ничего подобного уровня Тургеневу, Толстому или Достоевскому в Совдепии не было.

Однажды партийный функционер Поликарпов пожаловался генеральному секретарю партии на всяческие безобразия, которые творят некоторые писатели (пьянство, «аморальный образ жизни» и т. д.) На это Сталин ответил: «В настоящий момент, товарищ Поликарпов, мы не можем предоставить вам других писателей».

Шолохов с его, якобы им написанным, «Тихим доном», на фоне огромного количества советских бездарей, выглядел более-менее прилично и даже Нобелевскую премию получил. Культ личности Жукова объясняется просто.

После развенчания культа личности Сталина место «главного победителя» для советских пропагандистов стало вакантным.

Поэтому советская мифология периода брежневского застоя назначила главным творцом «Великой победы» маршала Жукова.

С тех пор Жукова стали называть самым великим полководцем всех времен и народов, талантливым стратегом, а кинодокументалисты и художники постоянно демонстрировали его на белом коне во время парада 1945 года.

С тех пор в сознании обывателя Жуков ассоциируется в качестве благородного воина, который якобы на белом коне въехал в поверженный Берлин.

Космонавт Юрий Гагарин — это для советских пропагандистов олицетворение вершины всех советских научно-технических достижений и величия Советской державы.

Но в 1990-е годы с распадом СССР, когда историкам стали доступны секретные архивы и вскрылась правда о преступлениях коммунистов, а новая политическая элита решила отказаться от коммунистической идеологии, культ «неприкасаемых героев» несколько померк.

Но, к сожалению, РФ как было советским государством, так и осталось. Новые правители РФ — Ельцин и чекист Путин, в целях сохранения всего советского наследия, сделали все для того, чтобы культ советских героев не был развенчан.

Не зря в государственных СМИ не раз выходили фильмы, рассказывающие о преступлениях большевизма.

В то же время о роли красных полководцев в этих преступлениях практически ничего не говорилось.

Когда же начали появляется публикации историков о том, что Жуков на самом деле не был великим полководцем, а был мясником, который посылал нещадно солдат на убой и говорил «бабы еще нарожают», а в прессе стали всплывать нелицеприятные факты об аморальном поведении Жукова, в частности, о большом количестве вывезенного им из Германии имущества, тогда авторов подобных статей официальные власти стали подвергать шельмованию, раздавались призывы не допустить «фальсификации» истории.

Проплаченные историки и журналисты тут же начали спешно писать уйму книг, пытаясь «великого маршала» оправдать.

Кто-то стал доказывать, что Жуков непричастен к большим потерям среди советских войск, другие публицисты убеждали, что потери были не столь большие, а третьи вообще говорили о том, что без больших потерь не обошлось бы, да и вообще главное — не то сколько солдат полегло, а то, что советский народ в конечном итоге победил, а на алтарь победы можно хоть все положить.

Если какой-нибудь историк и литературный критик попытается доказать, что «великий советский писатель» Шолохов занимался плагиатом, а художественное произведение «Тихий дон» ему не принадлежит, то в этом случаи также подключатся проплаченные журналисты и литераторы, которые будут с упорством отстаивать честь своего кумира и доказывать, что «Тихий дон» написал Шолохов, а все обвинения в плагиате — клевета завистников.

В связи с тем, что власти РФ в 1990-е годы отказались от коммунистической идеологии, то оправдывать самые одиозные преступления советской власти стало неэтичным.

Поэтому, чтобы не пошатнулся культ личности главных советских кумиров официальные кремлевские пропагандисты начали плодить еще более абсурдные и несуразные мифы об этих героях, которые просто не выдерживают никакой критики.

Отдельные малозначительные факты из биографии Шолохова, Жукова или Гагарина стали раздуваться и подгоняться под новый миф о том, что данные герои были как минимум индифферентны к коммунистическим преступлениям, а как максимум — пытались им противостоять и смягчить крайние проявления.

Проводилась также нелепая попытка назвать Шолохова наследником великих русских писателей дореволюционной России Достоевского, Тургенева, Толстого, а Жукова, Рокосовского наследниками славных традиций русских военачальников Императорской армии.

Так появился миф о Шолохове как о «пассивном диссиденте» на том основании, что он в период голодомора пытался защитить крестьян станицы Вешенской, писал Сталину об их тяжелом положении и изобличал местных партийных работников, которые обирали крестьян до нитки.

Также современные мифологизаторы упорно раздувают тот факт, что Шолохов пытался отдельных писателей защитить от репрессий и якобы сочувствовал Донскому казачеству.

Однако эти отдельные малозначительные факты вовсе не отменяют того факта, что Шолохов в общем целом оставался убежденным коммунистом и приспособленцем.

Шолохов не стеснялся пресмыкаться перед власть предержащими: так, в 1966 году во время процесса над диссидентами Синявским и Даниэлем, он стал рассказывать, как именно ЧОНовцы в начале двадцатых поступали с такими как Синявский и Даниэль — «они рубили их, не утруждая себя такими ненужными формальностями, как суд и следствие».

В 1978 году Шолохов призывал Брежнева очистить советскую культуру от влияния буржуазного Запада. Так что все попытки современных прокремлевских мифологизаторов выставить Шолохова в качестве несогласного абсолютно несостоятельны.

В 1990-е годы был также выдуман миф о Жукове как о пассивном диссиденте.

Прокремлевские журналисты вроде А. Пиманова рассказывали о том, что Жуков пытался защищать отдельных советских генералов от сталинских репрессий, сам неоднократно критиковал сталинскую чистку РККА в 1937-1938 году, а также постоянно спорил с вождем в области стратегии и тактики. Мифотворцы с упорством пытаются доказать, что якобы настойчивость Жукова помогла убедить Сталина отказаться от неверных стратегических решений.

Кроме того, новые мифологизаторы активно пытаются выставить Жукова еще и в качестве жертвы сталинского режима, на том основании, что в послевоенные годы он оказался в опале, был снят с должности Главкома сухопутных войск, а на его даче проходил обыск.

Да, безусловно, после войны многие советские военачальники оказались в немилости у великого кормчего, но сделал это Сталин не из ненависти к ним, он просто хотел чтобы маршалы и генералы шибко не зазнавались.

И уж никоим образом факт участия Жукова в аресте Берии не доказывает его ненависть к этому кровавому сталинскому палачу, советский маршал в этой истории был просто участником внутрипартийной склоки.

В 1990-е годы на фоне псевдовоскрешения Православия оголтелый воинствующий атеизм стал немоден.

Поэтому был придуман абсолютно нелепый миф о Жукове, якобы являющемся тайным православным христианином.

В прессе и на телевидении стали появляться домыслы о том, что Жуков якобы тайно молился перед иконой Пресвятой Богородицы.

Православность Жукова бросились даже подтверждать отдельные сергианские попы.

А некоторые национал-большевики начали призывать канонизировать «великого советского полководца».

Лживость этого мифа очевидна.

Не мог истинный православный христианин служить одновременно Господу и Мамоне, то есть одновременно и молится и в то же время состоять в богоборческой организации ВКП(б). Кроме того, сам Жуков неоднократно в своих воспоминаниях и размышлениях подчеркивал, что он является убежденным атеистом.

Не обошли вниманием нынешние мифологизаторы и личность первого космонавта Гагарина.

Прокремлевские публицисты пытаются доказать, что никаких атеистических фраз после полета Гагарин якобы не произносил, все ему было приписано.

Также был придуман миф о Гагарине как тайном верующем.

Творцы подобного мифа не могут не знать, насколько жестким был отбор претендентов на первый полет в космос, первым космонавтом мог стать только убежденный коммунист с проверенной биографией.

На том свете перед Господом Богом за свои деяния на Страшном суде отвечают все люди, в том числе и вышеназванные лица, и разбираются все их поступки добрые и злые.

И наказания за свои злые деяния получают все, вне зависимости от того какие у них были заслуги перед наукой, культурой, искусством или Советским государством.

Однако, в случае проведения в России полной десоветизации, помимо разоблачения преступлений коммунистов, следует также развенчать и культ тех неприкасаемых советских героев, чья причастность к преступлениям коммунистов является доказанной и неоспоримой, а также привлечь к ответственности самих мифологизаторов.

Вячеслав Иванов