PromoPromo

«Лжедмитрии» первый

24 ноября, 14:31
В эти «патриотические» дни самое время помянуть добрым словом одного русского (возможно даже истинно-русского!) государственного деятеля, чьё имя оплёвано, проклято и очернено.

В эти «патриотические» дни самое время помянуть добрым словом одного русского (возможно даже истинно-русского!) государственного деятеля, чьё имя оплёвано, проклято и очернено.

Я говорю о царе Дмитрии Ивановиче, т.н. «Лжедмитрии» Первом. Кто это был - доподлинно неизвестно. Согласно одним источникам этот лихой человек - дьякон Чудова монастыря Григорий Отрепьев, боярский сын, в 1601 году бежавший из Московии традиционным маршрутом наших крамольников, в Литву. Но есть также и мнение, что он являлся, представьте себе, подлинным царевичем Дмитрием. Как бы там ни было, это фигура героическая и трагическая.

В 1604 году беглец вернулся в Московию во главе русско-польского отряда. Ненависть народа к московской власти в лице бывшего опричника Годунова возросла уже настолько, что малыми силами «Лжедмитрий» I вскоре дошёл до столицы и стал весьма популярным царём. Это был первый западник на московском троне, человек умный, отважный, великодушный и щедрый, настоящий герой Русской Измены (если понимать под изменой попытку ИЗМЕНИТЬ что-либо).

Он собирался снять «железный занавес» и позволить думным людям ездить на учебу в Европу, облегчил положение холопов и беглых крестьян, вообще был демократичен, свободен от церковного обскурантизма и, судя по всему, вынашивал планы больших реформ, западнической модернизации.

Это был, условно говоря, Пётр до Петра; но если европеизм последнего так и не вырвался за пределы ордынско-российской исторической парадигмы, то "Лжедмитрий" хотел ИЗМЕНИТЬ саму эту парадигму.

Умер он геройски: говорят, бросился на толпу заговорщиков с обнажённым палашом в руках (по другим данным - с алебардой) и со словами: «Я вам не Годунов!».

Тело «Лжедмитрия» после длительных надругательств сожгли, пепел смешали с порохом и выстрелили из пушки в сторону ненавистного Запада... Но этот пепел, простите за банальность, стучит во многих сердцах.