Мифология Коммунизма: Воскрешение кровавого Лазаря

14 октября, 17:41
Убийство Урицкого и покушение на Ленина дали возможность большевикам заявить о начале Красного Террора, но только лишь?

Сложно сказать где проходит грань между религией и идеологией. Даже наверное будет правильнее сказать: нет между этими понятиями никакой грани или различия, ибо эти понятия тождественны. Так же как и тождественны понятия Третьего Рима и Третьего Интернационала и их цель - мировое господство под руководством Кремля.

Я утверждал и буду утверждать, что зародившаяся в конце XV века на Московии идеология Третьего Рима кристаллизировалась в середине XIX века и мутировала приобретя очертания идеологии Коммунизма в начале XX, сохранив при этом всю основную парадигму московского православия. Именно по этой причине, а не по какой другой большевики смогли победить так называемое сопротивление белой гвардии. Именно по этой причине все генералы большевиков были кадровыми военными Российской Империи.

Московский князь Александр Михайлович Романов, в своих воспоминания писал об этом:

"Какой бы ни казалось иронией, что единство государства Российского приходится защищать участникам III Интернационала, фактом остается то, что с того самого дня Советы вынуждены проводить чисто национальную политику, которая есть не что иное, как многовековая политика, начатая Иваном Грозным, оформленная Петром Великим и достигшая вершины при Николае I: защищать рубежи государства любой ценой и шаг за шагом пробиваться к естественным границам на западе! Сейчас я уверен, что ещё мои сыновья увидят тот день, когда придёт конец не только нелепой независимости прибалтийских республик, но и Бессарабия с Польшей будут Россией отвоёваны, а картографам придётся немало потрудиться над перечерчиванием границ на Дальнем Востоке".

При этом все очень важно помнить, что большевики, последователи идеологии коммунизма не могли пройти мимо главного утверждения Карла Маркса, что путь к воцарению Коммунизма лежит через Атеизм. Именно с этим и связано гонения на церковь организованные ими.

Сторонники Третьего Рима, после многолетних попыток "объединить" Европу под своим руководством, под эгидой нового национального или религиозного союза пошли на отчаянную попытку взломать систему через идею классового противостояния. Тем более, что основные постулаты идеи лежали на поверхности и с легкостью объяснялись широким массам, обозванными пролетариями. Строители Третьего Рима использовали популистскую идею о возможности якобы справедливого распределения ресурсов, для того чтобы взорвать Европу изнутри, объединив под своими знаменами маргиналов желающих стать обладателями несметных сокровищ правящих классов.

Новая идеология пользовалась спросом. Но для ее сакрализации определенно нахватало мифов: мифических героев, чудес и прочего обязательного в этих случаях набора скреп.

И большевики, лишь только немного укрепившись во власти тут же начали творить эти мифы. Одним из которых стал крайне важный миф о воскрешении Лазаря.

Который в большевистской трактовке приобрел несколько другую интерпретацию.

Роль Лазаря и Христа (Мессии) в этом мифе была отведена одному человеку Владимиру Ленину. Которого народ, ради которого Ильич принес себя в жертву воскресил своей любовью!

«Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек»...

Только поэтому и больше не почему полуслепая Фаина Каплан стала участником сцены с покушением на Ленина. Покушением которое в один момент открыло Ленину дорогу в вечность, и на вершину коммунистического Олимпа, и распахнуло двери для Красного Террора, начало которого долгое время сдерживал другой человек, покушение на которого было совершено в этот день в другом городе России.

Подручный Дзержинского, Моисей Соломонович Урицкий был ярым противником Красного террора: взятия заложников, массовых расстрелов и других излюбленных способов работы правительства рабочих и крестьян. Его убийство снимало с повестки дня возможность его воцарения. Что собственно и случилось.

2 сентября 1918 года Яков Свердлов объявил о начале Красного террора как об ответе на покушение на мессию коммунизма Ленина, и убийство апостола его, председателя Петроградской ЧК Урицкого. Решение вступило в силу 5 сентября, что позволило большевикам в первый же день принести в жертву 900 заложников только в одном Петербурге, и 512 в Кронштадте.

Новая власть отметила начало своего царствования принесением кровавой жертвы, что ничем и никого уже удивить не могло.

Интересное сочетание, согласитесь, отправить на тот свет противника террора, сакрализировать его сторонника, использовав постановочное покушение на него как оправдание не только его правоты, но и чрезмерной его жестокости.