PromoPromo

Мифы Третьего Рима: Шапка Мономаха

12 апреля, 11:02
То, что сегодня бережно хранящаяся в Московском Кремле, под видом "Шапки Мономаха" - великолепный женский головной убор из золота в своё время был изготовлен мастерами Золотой Орды.

Тем, кто до сих пор думает, что бережно хранящаяся в Московском Кремле шапка Мономаха являет собой вещественное подтверждение права Великого Княжества Московского, и соответственно Российской Империи на наследие Руси (той, что в Киеве), на собирание Русских земель и.т.д. , полезно прочитать мнения профессионалов. Великолепный женский головной убор из золота в своё время был изготовлен мастерами Золотой Орды.

После некоторой доработки на месте,- добавили крест, сняли женские подвески, по низу обшили мехом,- всё это намного позже назвали шапкой Мономаха .

И до сих пор смущают неокрепшие детские умы выдуманным до последней буквы мифом. Который так прекрасно вписывается в большой миф Российской истории, во многом построенный на подобного рода фактах .

Шапка Мономаха: золотая филигранность истории

Проливает свет на происхождение царского венца его форма, технология скани и орнаментальные мотивы. Эти характеристики шапки не подтверждают ее принадлежность к работам византийским мастеров, но зато более чем уверенно приближают к золотоордынскому ювелирному искусству. Сложный сканный узор убора из тончайшей золотой проволоки, составляющий утонченные листовые мотивы, абрисы лотоса и шестиконечной звезды с двенадцатью лепестковой розеткой, вписанной в нее, часто встречается в примерах булгарского и среднеазиатского искусства золотоордынского периода. Спиралевидные узоры в виде одинаковых крупных завитков, а также их растительные варианты, которые ранее относились искусствоведами к технике византийской ленточной скани, находят свои истоки в широких аналогиях золотоордынских ювелирных изделий.

Если обратиться к первоначальному облику убора, то его реконструкция покажет наличие вместо более поздней опушки мехом соболя золотых жемчужных подвесок. Общая полукруглая форма шапки и подвески позволяет предположить, что шапка Мономаха принадлежала изначально... женщине, и, судя по всему, эта женщина была татарского происхождения. Доказательством сему могут стать традиционные головные уборы незамужних татарских девушек. Их форма также имела вид усеченного полусферического конуса с серебряным навершием куполком. В середину куполка часто вставлялись перья совы или филина. Их отсутствие символизировало уже состоявшийся, но не закрепленный официально замужний статус девушки. Интересным фактом, дополняющим историю шапки Мономаха, стал найденный в Симферопольском кладе головной убор. Его составляющие тканевая основа, обшитая 19 фигурными бляшками, декорированными жемчужинами, сапфирами, изумрудами, аметистами относится к тому же золотоордынскому наследию и во многом напоминает венец Мономаха.

О том, как наследие татарского ювелирного искусства попало к русским князьям, говорит еще одна легенда, рассказывающая о взаимной любви московского князя Юрия Даниловича и родной сестры золотоордынского хана Узбека. Куншеке, так звали возлюбленную князя, стала впоследствии княгиней Агафьей, приняв, кроме любви мужа, еще и его веру. К сожалению, счастье возлюбленных было недолгим. Не успев подарить мужу наследников, княгиня стала жертвой междоусобной войны, погибнув от предательского заговора. Уже после смерти самого князя шапка попала к его ближайшему родственнику брату Ивану Калите, начиная новую жизнь и неся в себе новый символический смысл.

Если же откинуть столь животрепещущую легенду, оставив сухие исторические факты, с не меньшей уверенностью можно обосновать получение шапки в дар князем Иваном Калитой от того же хана Узбека, сделавшего столь искусный подарок за помощь в разгроме антитатарского восстания в Твери в 1327 г. Вполне возможно, что прототипом шапки в таком случае могла стать корона хана.

А здесь более подробно:

О том, что шапка была создана золотоордынскими ювелирами, имеется ряд неоспоримых свидетельств. Во-первых, характер орнаментации и технологии сканого декора шапки. Шапка создана в технике накладной скани и зернения. Причем, зернь, в одних случаях, применяется в абрисах мотива лотоса, который украшает четыре пластины поверх сканой проволоки. Из них центральная - с красным рубином в круглой оправе и с четырьмя жемчугами; по сторонам ее две пластины с зеленым изумрудом в прямоугольной оправе в композиции с тремя жемчугами; четвертая пластина - с мотивом лотоса расположена на противоположной стороне от центральной. Композиция декора выделяет главную лицевую часть шапки.

В наибольшей мере аналогии скани шапки выявляются в памятниках ювелирного искусства XIII - XIV вв., относящихся к кругу золотоордынских. Это, во-первых, скань на предметах из Симферопольского клада (золотой молитвенный футляр из накладной скани), из раскопок и кладов городов Волжской Булгарии и так называемая Бухарская бляха, относимая к кругу золотоордынской торевтики (23). Что же касается мотивов, используемых в декоре шапки, таких как лотосный, шестиконечная звезда со вписанной в нее цветочной розеткой, цветочная семичастная розетка, характерные листовидные мотивы, то они ограничиваются кругом памятников Поволжья, в частности волжских Булгар и Крыма золотоордынского времени. Встречаются эти мотивы на отдельных уникальных произведениях мамлюкского искусства, например, на латунном, гравированном и инкрустированном серебром барабане, отнесенном к XV веку.

В декорировке барабана использованы характерный по облику мотив лотоса, шестиконечная звезда со вписанной в нее розеткой и мотив двухполосной плетенки, окаймляющий барабан по периметру, - все три мотива в аналогичном композиционном решении используются в декоре шапки Мономаха. Фон мамлюкского барабана решен в виде орнамента из крупных спиралей, с нанесенной на них надписью, которая гласит: его высочайшее превосходительство, царственный воин . Мотив лотосного помещен в три медальона, украшающих обод барабана и разделяющих надпись. Он окружен узором в виде спиралей из лиственных мотивов. Шестиконечная звезда с вписанными друг в друга розетками расположена на дне барабана, в его центре. Таким образом, в данном памятнике, принадлежащем царственной особе, мы видим тот же комплекс мотивов орнамента, что и в шапке Мономаха. Учитывая, что данный предмет принадлежал мамлюкско-кипчакской знати, можно сделать предположение о том, что вышеперечисленные мотивы орнаментации были характерными для предметов, принадлежащих кипчакам, отвечая вкусам кочевой верхушки золотоордынского общества.

Мотивы лотосного цветка встречаются в центральноазиатском, как и в булгарском искусстве, золотоордынского времени. Находки золотых колтов со сканым ажурным узором из г. Болгар в виде цветка лотоса являются наиболее близкой аналогией данного мотива в украшении шапки Мономаха, также как и изображения лотоса на архитектурных изразцах, найденных в Болгарах. Это же относится и к мотиву шестиконечной звезды, нашедшему применение в орнаментации памятников архитектуры (Черная Палата) в Болгарах и булгарских каменных надгробий XIII -XIV вв. Мотив цветочной розетки, в характерной для шапки трактовке, присущ булгарскому металлу как домонгольского, так и золотоордынского времени.

Таким образом, комплекс орнаментальных мотивов, применяемых в декоре шапки Мономаха, является присущим искусству Золотой Орды и встре-чается на предметах, найденных в Болгарах и в Крыму, принадлежащих знатной верхушке общества. В таком же качестве они появляются и в искусстве мамлюков.

По нашему мнению, шапка Мономаха до того, как попала к московским князьям, была женской, принадлежала знатной татарской особе. Доказательством этого являются, во-первых, существовавшие ранее подвески (свидетельство С. Герберштейна), которые были характерными для женского головного убора тюркских народов. Во-вторых, детали золотоордынских женских головных украшений из знаменитого Симферопольского клада, находящегося в фондах Государственного исторического музея в Москве. В кладе были найдены фрагменты золотого женского головного убора и серебряного навершия от головного украшения, декорированные жемчугом и драгоценными камнями. Поражает сходство крепления камней к навершию и в гнезда шатонов, а также орнаментация шатонов скаными завитками в виде кругов на деталях головного убора из клада и шапки Мономаха.

Головное украшение из Симферопольского клада состояло из 19 фигурных бляшек, нашитых на некогда существовавшую тканевую основу, и было декорировано, как и шапка Мономаха, жемчугом, а также сапфирами, аметистами, изумрудами. Причем, жемчуг, также как и на шапке, имеет идентичное крепление золотым гвоздиком посередине. Аналогично и расположение, а также крепление металлического цилиндрического стержня в навершиях обеих шапок, что позволяет сделать вывод об изначальной принадлежности навершия, одетого на колпачок, шапке Мономаха, а не о более позднем его добавлении. Сам колпачок и его орнаментация не вписываются в стилистику декора шапки. В стержень навершия тюркских женских головных уборов вставлялись перья павлина и филина - в шапке Мономаха в него вместо существовавших ранее перьев был вставлен крест.

Ибн-Баттута - арабский путешественник, побывавший в городах Золотой Орды, сообщает, что знатные татарские женщины на верхушке шапки носили золотой кружок, украшенный павлиньими перьями и усыпанный драго-ценными камнями . Испанский посол Рюи Гонзалес де Клавихо, побывавший в ставке Тимура, оставил описание головного убора старшей царицы - Сараи-Мульк-ханым. Это был род высокого шлема, красиво убранный разными самоцветами, над которыми была точно маленькая беседка с тремя рубинами, Откуда исходил белый султан, чьи перья были перевязаны золотой нитью с кистью из птичьих перьев, с каменьями и жемчугами на конце. Описание навершия напоминает форму навершия из драгоценных камней шапки Мономаха. Примечательно, что оборотные стороны блях-медальонов от шапки Симферопольского клада также были украшены изображениями лотоса, что подтверждает версию о знаковом характере данного мотива, имеющего по всей вероятности этносоциальное содержание.

Шапка с подвесками или в виде усеченного конуса полусферической формы соответствует форме тюркских головных уборов, известных у татар под названием такъя, у туркмен - тахья. Встречается такая форма и у других народов Поволжья - удмуртов, чувашей, башкир, у которых она также носит название такъи или хушпу. Подобная форма головного убора, с нашитыми монетами и укрепленным на макушке серебряным куполком, была известна ногайцам как девичья шапочка-такъыя.

У московских князей Шапка Мономаха появилась, вероятнее всего, как результат закрепления брачного союза с представительницей какого-то очень знатного татарского рода. Известны, по крайней мере, две линии родства великих русских князей с золотоордынскими ханами. В 1260-70-е годы князь Федор, по прозвищу Черный, сын Ростислава Мстиславовича - внука Владимира Мономаха, был в Орде и женился, после смерти своей жены - ярославской княжны, на ханской дочери, имел от нее двух сыновей - Давида и Константина . Сын Давида Федоровича - ярославский князь Василий был женат на дочери Ивана Калиты (35). Таким образом, генеалогическая связь с Владимиром Мономахом существовала через зятя, являвшегося внуком правнука последнего. Версия о происхождении шапки могла возникнуть по этой линии, если она, доставшись в наследство Василию от матери, через его жену, попала к Калите.

Более достоверной представляется версия о том, что шапка попала в наследство к Ивану Калите после смерти его родного брата - московского князя Юрия Даниловича. Принадлежала же она Кончаке - сестре татарского хана Узбека. Кончака, в крещении Агафия, была выдана замуж за Юрия московского. Он жил в Орде, умел сблизиться с семейством хана и женился на сестре его, Кончаке... Ханский зять возвратился в Русь с сильными послами татарскими... . Кончака умерла в Твери в 1317 году, попав в плен к тверскому князю Михаилу, где ее, по слухам, отравили. Юрий Данилович был убит позднее, в 1325 году, тверским князем Дмитрием Михайловичем, который, дабы оправдать себя, сообщил хану Узбеку, что Юрий собирал дань и удерживал ее у себя. Наследником Юрия Даниловича, поскольку у него не было детей, мог быть только его брат - Иван Данилович - Калита. Таким образом, предположение, впервые высказанное Г. Вернадским, о том, что шапка принадлежала хану Узбеку, имеет под собой достаточно веские основания. К сожалению, не была принята во внимание сама шапка, которая первоначально имела несколько иной облик (не было опушки из меха и др.) и являлась по форме и характеру декора явно женской, о чем свидетельствуют археологические и этнографические материалы ряда тюркских народов, входивших в состав Золотой Орды. Дальнейшие исследования помогут окончательно развеять миф о так называемой шапке Мономаха, являющейся творением рук татарских мастеров и достоянием культуры некогда великого государства - Золотой Орды