Нюрнберг – 70

2 октября, 09:00
Трибунал, в конце концов, приговорил Риббентропа к повешению. Но пока это произошло, дипломат успел попить крови советской стороны.

Сама по себе тема Нюрнбергского процесса достаточно пережована даже с точки зрения параллели с современными событиями. И лично для меня 70 лет со дня его окончания пугают прежде всего тем, что я отчетливо помню, как СССР готовился к 70-летию Великой октябрьской социалистической революции (по слухам, к этой дате планировалась завершение антиалкогольной кампании полной победой коммунистов и блока беспартийных, но не фартануло…) А между октябрем 1917 и октябрем 1946 прошла целая эпоха…

А вот можно ли за 11 месяцев качественно расследовать преступления против человечества в таком объеме – вопрос спорный. Например, мое уголовное дело рассматривалось в суде с декабря 2004 по апрель 2010 года (хотя с прокурором Руденко оно, конечно, пошло бы веселее).

А вот на что рассчитывал СССР, сажая на скамью подсудимых того самого Риббентропа, понятно не вполне (учитывая события августа 1939 года). Хотя, как я мог забыть, никакого пакта Молотова – Риббентропа не было. Все это фальшивка. По крайней мере, по мнению этого самого Руденко.

Трибунал, в конце концов, приговорил Риббентропа к повешению. Но пока это произошло, дипломат успел попить крови советской стороны.

Его адвокату Зайдлю суд дважды отказал в рассмотрении документов, свидетельствующих о существовании тайного протокола — приложения к договору 1939 года о разделе Польши и зон влияния.

Главный дипломат нацистской Германии даже представил его фотокопии — оригиналы сгорели во время бомбежки Берлина.

Но обвинитель от советской стороны генерал Роман Руденко потребовал, чтобы трибунал не отклонялся от своей основной задачи: осуждения нацистских лидеров за преступления против человечества.

“В нашу задачу не входит расследование внешней политики других государств. Еще раз напоминаю: суд уже отверг этот так называемый документ как фальшивку”,— сказал Руденко.

Молодой советский прокурор Николай Зоря и вовсе получил приказ не допустить показаний Риббентропа по секретному протоколу.

Но подсудимый и его секретарь Вайцзеккер под присягой все‑таки устно восстановили его текст.

На следующий день Зорю нашли мертвым в кровати гостиничного номера с лежащим рядом пистолетом.

Советская пресса сообщила, что смерть произошла в результате неосторожного обращения с оружием. Хотя следствие даже не провело обязательную в таких случаях баллистическую экспертизу.

И вопрос – сколько уже российских генералов, которые должны были быть в курсе за Крым, Донбасс и Боинг, в частности, уже склеили ласты? Чем им должна быть земля понятно и без объяснений. И, конечно, фоточка в конце: