О переписывании истории

26 октября, 09:28
Непосильно для нас, похоже, обходиться без романтических утопий, консервативных либо прогрессистских, без отыскивания опор для проектирования светлого будущего в славном прошлом.

Многие хотят считать Россию изначально европейской страной. То есть, с органической европейскостью, а не заимствованной. Зачем хотят так считать? Затем, что считать иначе считают не рациональным и не перспективным. Ибо чего изначально не было, того не может и быть.

Непосильно для нас, похоже, обходиться без романтических утопий, консервативных либо прогрессистских, без отыскивания опор для проектирования светлого будущего в славном прошлом. Возможно, это реакция на прежние революционные попытки такого проектирования посредством отречения от старого мира. Лучше бы, по-моему, задуматься, наконец, о том, как избавиться от интеллектуального насилия над реальностью, традиционно норовящего превратиться в политическое.

С учетом того, что сама реальность такому избавлению препятствует.

Меня просят расшифровать, что я имел в виду, говоря о присущем российской мысли интеллектуальном насилии над реальностью. Попробую пояснить на примерах.

Когда политическое устройство Московии 15-16 веков уподобляют тогдашнему устройству литовскому, - это интеллектуальное насилие над реальностью.

Когда князя Курбского, вынужденного бежать от Ивана Грозного в ту же Литву, называют либералом, - это интеллектуальное насилие над реальностью.

Когда для демонстрации глубокой укорененности в России либеральной мысли к либералам причисляют, например, Карамзина, - это интеллектуальное насилие над реальностью.

Когда о "наших традиционных ценностях" говорят применительно к стране, где традиция - перманентное разрушение традиции, - это интеллектуальное насилие над реальностью.

Когда христианским называют народ, веками избегавший церковной исповеди или покаяния на исповеди, - это интеллектуальное насилие над реальностью.

Когда русских и украинцев именуют "одним народом", - это интеллектуальное насилие над реальностью.

Классовая теория, использовавшаяся большевиками для описания общинно-патриархальной российской деревни, - это интеллектуальное насилие над реальностью.

Все, что писалось в советское время академиками Митиным, Константиновым, Федосеевым и прочими о социализме и капитализме , - это интеллектуальное насилие над реальностью.

Все, что пишут г-н Дугин или г-н Проханов об Америке и России, - это интеллектуальное насилие над реальностью.

Думаю, многим не составит труда список продолжить. Сказанное не означает, что в российской мысли было и есть только это. Но доминанта - именно это.