О том, что бывает и по другому

29 марта, 12:12
60 лет назад французская авиация разнесла пограничный тунисский городок под предлогом что через него идёт снабжение алжирских партизан.

Тунис поставил Париж перед выбором - жалоба в Совбез ООН на агрессию или третейских суд Вашингтона ("добросовестное посредничество" как во время переговоров Витте с японцами в 1905). Франция необходимости позору накладывания вето на осуждающую её резолюцию предпочла чтобы Госдеп определил размеры "вергельда" за столько то зашибленных маркизом де Караба простолюдинов-туземцев.

Но патриотическая французская общественность возопила: как это могут янки судить "белль Франсе"?! Либеральное правительство пало. А тут ещё восстали алжирские парашютисты - десантура, уже 4 года усмиряющая партизан. Их возмутили слухи о том, что "Французский Алжир сливают", и они высадились во Франции. Всё стало напоминать испанский июль 1936 года. 
И тогда главой правительства назначили де Голля, побывавшего президентом после войны. Десантуре объяснили, что они - победили - Генерал возглавил страну. И они вернулись, потому что сами не понимали, чего конкретно требуют...

Де Голль потребовал полномочий дать его правительству право представить на референдум проект конституции (т..е. дать кабинету прерогативы Учредительного собрания). Ему пошли навстречу. На референдум выкатили конституцию с президентскими полномочиями как по нашей и даже больше (у нас нет трибуналов госбезопасности) и с двумя 7-летними каденциями подряд. В СССР про это писали "Фашизм во Франции поднимает голову". И с этим согласились и французские демократы.

На улицы Парижа вышел миллион демонстрантов - совместная акция коммунистов, социалистов и левых либералов. Возможно, это ослабило запланированный авторитаризм начавшегося голлизма. 
Впрочем, конституцию утвердили под рефрен "Алжирнаш", а Генерал стал президентом. 


Потом он ещё раз выигрывал референдум - но уже признание независимости Алжира. А в 10-ую годовщину своего воцарения ввёл танки в Париж (укрывшись среди французского оккупационного контингента в Западной Германии). 
А весной 1968 он проиграл референдум о оправе контроля за местным самоуправлением и ушёл...

Это я к тому, что общая акция оппозиции, включая и Комитет Немцова, и Удальцова и грудининцев, против путинофашизма в принципе, а не только против фальсификаций итогов выбороплебисцита в День Парижской Коммуны, возможно удержит вождя-триумфатора от некоторых наиболее авантюристических шагов.

Главное - не талдычить за Зайцем из "Заповедника": "ну, всё - это пипец!"