Падение Константинополя

2 февраля, 23:44
В течение многих веков Византия была оплотом Европы на ее восточных рубежах. Но когда в апреле 1453 года османские войска предприняли масштабное наступление, никакой помощи с Запада не последовало.

В течение многих веков Византия была оплотом Европы на ее восточных рубежах. Но когда в апреле 1453 года османские войска предприняли масштабное наступление, никакой помощи с Запада не последовало.

Неожиданно возникший шум вызывал страх. Турки перешли в наступление по всей длине стены, выкрикивая при этом свой резкий боевой клич, а подбадривали их барабаны, трубы и дудки. Христианские защитники города молча ожидали приближения врага, но после прозвучавших на башнях сигналов тревоги зазвонили и колокола церквей, находившихся рядом со стеной, а затем во всем городе с церковных колоколен зазвучали предупредительные сигналы . Так византийский историк Критовул из Имвроса, находившийся на турецкой службе, описывает утро 28 мая 1453 года. Начался последний день Константинополя столицы просуществовавшей более тысячи лет христианской империи.

Бывший город Византия, впоследствии названный Константинополем, в XV веке был лишь тенью некогда могущественной Восточной Римской империи, возникшей в 395 году. В течение многих веков, вплоть до завоевания рыцарями в 1204 году во время четвертого крестового похода, Византия, как ее называли в то время, успешно противостояла многочисленным агрессорам с востока и с севера персам, аварам, булгарам, славянам и варягам, но прежде всего исламским войскам. И даже после освобождения Константинополя в 1261 году восточные наследники Рима были еще в состоянии препятствовать продвижению турок. Многие историки считали заслугой этого оплота то, что средневековая Европа получила возможность развиваться самостоятельно.

Однако именно эта Европа в 1453 году пассивно наблюдала за тем, как Константинополь был осажден превосходящими турецкими силами, а затем и захвачен ими. Еще в конце 14-го столетия турки-османы подчинили своей власти значительную часть Балкан, а также побережье Малой Азии на востоке. Город Константинополь был со всех сторон окружен неприятельскими силами, и попасть в него можно было только по морю. Однако в распоряжении защитников города находилась самая длинная стена в мире, протяженность которой составляла почти 21 километр. Резиденция Мурада II находилась в Эдирне, который раньше назывался Адрианополем, и этот султан вел себя вполне мирно.

Однако после смерти Мурада в 1451 году ситуация драматическим образом изменилась. Его 19-летний сын Мехмед II был фанатичным религиозным воином. Его интеллектуальное образование (он владел шестью языками) не помешало ему относиться ко всем своим подданным с неумолимой жесткостью. Еще летом 1451 года он начал подготовку к осаде Константинополя.

Турецкая артиллерия вызывала страх

Городские стены Константинополя можно было разрушить только с помощью артиллерии, однако этот вид оружия находился в тот момент в самом начале своего развития. В 1452 году Мехмеду удалось подкупить одного венгерского инженера по имени Урбан, который отлил для него несколько огромных бронзовых пушек. Самая большая была девяти метров в длину и стреляла 600-килограммовыми ядрами на расстояние более 1500 метров. Из-за своей очень большой отдачи и отсутствия подходящих снарядов решающего значения в сражении эти пушки, судя по всему, не имели. Однако решающая роль принадлежала 69 другим орудиям, находившимся в распоряжении турецких артиллерийских частей.

Правивший с 1448 года восточно-римский император Константин XI Палеолог осознавал грозившую опасность и, испытывая серьезное беспокойство, обратился к Европе за помощью. Но только Генуя и Венеция, два конкурировавших между собой города, имевших жизненно важные торговые интересы на Босфоре, направили туда своих солдат 700 в общей сложности под руководством молодого генуэзца Джованни Джустиниани. Прибыла и небольшая группа испанцев во главе с доном Франсиско де Толедо. В конечном итоге в распоряжении города находились около 7 тысяч воинов, тогда как турецкая армия состояла из 150 тысяч солдат, а также огромного количества боевых кораблей.

1 апреля 1453 года стоявшие в дозоре защитники города заметили передовые отряды турецких войск. Император Константин после этого приказал закрыть все городские ворота, вход в бухту Золотой рог в районе Галаты был перекрыт массивной железной цепью, а все мосты, ведущие в город, были разрушены.

Султан подошел к Константинополю вместе с главными своими силами 3 апреля, после чего началась продолжавшаяся восемь недель драма. Турецкая артиллерия начала круглосуточный обстрел укреплений Константинополя. Среди нападавших находился также контингент сербских подрывников, которые с помощью туннелей и подземных взрывов должны были обрушить крепостные стены. Однако в лице немецкого инженера Иоганнеса Гранта они имели более сильного противника. Ему удалось обнаружить, а затем и разрушить все прорытые турками туннели. Тем самым было предотвращено обрушение стен и быстрое завоевание города.

Каждый раз, когда осадной артиллерии удавалось пробить брешь в стене, Мехмед направлял туда подразделения своих башибузуков это были нерегулярные военные отряды, составленные из авантюристов из всех захваченных османами стран, а вооружены они были самыми разными видами оружия кривыми саблями, метательными устройствами, ружьями и луками. Это были ненадежные воины, они были великолепны в первой атаке, но быстро падали духом, если не добивались успеха , отмечает великий британский византолог Стивен Рансимэн (Steven Ranciman). Поэтому за передовыми отрядами, представлявшими собой пушечное мясо, располагались в несколько рядов яссаулы (военные полицейские), вооруженные плетками и булавами, с помощью которых они силой возвращали на передовую линию фронта любого пытавшегося отступить воина. И лишь после того как башибузуки выдыхались, в бой вступали элитные подразделения янычар, формировавшиеся из детей в захваченных османами странах.

В течение нескольких недель турки штурмовали город. Однако точные оборонительные действия Джованни Джустиниани сводили на нет все усилия нападавших. В такой ситуации султан Мехмед вынужден был что-то придумать. 22 апреля с помощью многочисленных запряженных быками специальных повозок на полозьях и колесах турки перевезли примерно 70 боевых кораблей из Босфора через стрелку в районе Пера. С западной стороны, в бухте Золотой Рог, корабли вновь были спущены на воду. Теперь угроза для Константинополя исходила и со стороны моря.

Кроме того, Султан счел необходимым что-то предпринять для поддержания боевого духа своих воинов. Чтобы повысить их боевой настрой, он сделал следующее объявление: На три дня этот город будет отдан вам на разграбление. Все то, что вы там найдете и захватите золотая и серебряная посуда, одежда и пленники будет принадлежать вам, и никто у вас этого не отнимет .

Императора Константина больше никто не видел

28 мая осажденные защитники города пришли к выводу о том, что на следующий день будет предпринят главный штурм. Император Константин направился на последнюю церковную службу, после чего обратился с речью к жителям города. Утром 29 мая были отбиты два мощных нападения турок. Но затем им удалось разрушить Керкопорт небольшие дополнительные ворота, находившиеся к северу от ворот Харизия и проникнуть в город.

Константин со своей свитой быстро прибыл к тому месту и отбросил врага назад. В этот критический момент в Джованни Джустиниани попал осколок снаряда, и он, обливаясь кровью, упал на землю. Под радостные крики янычары вновь пошли в наступление. Император Константин сражался до последнего вздоха, а вместе с императором пал и сам город. Он выбросил свои императорские регалии и в сопровождении дона Франсиско из Толедо и Иоганнес Далмата (Johannes Dalmata) присоединился к участвовавшему в сражении своему родственнику Феофилу , сообщает летописец того времени Михаил Дукас.

Город превратился в настоящий ад. К полудню улицы и переулки города были залиты кровью, отмечается в сообщении одного венецианского пленного. Дома были разграблены, женщины, мужчины и дети изнасилованы, посажены на кол или убиты каким-то другим способом, церкви были разрушены . Многие жители города укрылись в соборе Святой Софии. Все они были убиты вместе со священниками, проводившими службу, или были захвачены как пленники.

Свидетель тех событий Критовул сообщает о четырёх тысячах убитых это, примерно, 10% жителей Константинополя. В другом источнике, в хронике Ашик Паши заде говорится: Неверные были превращены в рабов, и их красивые девушки были взяты воинами веры в свои палатки .

Уже через день в Константинополе почти нечего было больше грабить. Султан Мехмед ждал окончания самых жестоких бесчинств, а затем, 30 мая 1453 года, он вошел в город, который сразу сделал своей столицей. Мехмед появился у собора Святой Софии, где по его приказу главный имам взошел на церковную кафедру и провозгласил победу во имя Аллаха.