Печеньки для революции на граните

2 октября, 12:23
2 октября 1990 года в Киеве началась первая масштабная акция протеста, которая не просто заставила тогдашнюю советскую власть так или иначе удовлетворить все требования протестующих

2 октября 1990 года в Киеве началась первая масштабная акция протеста, которая не просто заставила тогдашнюю советскую власть так или иначе удовлетворить все требования протестующих, но и окончательно показала свою гнилизну.

А началось все с объявления голодовки студентов на тогдашней еще площади Жовтневой революции в Киеве. Естественно, что это не было акцией спонтанной. Готовились к ней конкретно несколько месяцев, но сама идея была откровенно срисована с болгарской, где эта схема удачно сработала.

Лично я был на этой акции с первого дня, но не голодал, а был в охране и боевой группе. Так что по поводу «печенек» я могу говорить не без знания дела.

Очень часто мне приходится слышать, что без серьезной финансовой поддержки масштабные акции протеста проходить не могут. И это действительно так. И у студентов, которые вышли на площадь в 1990 году, кроме палаток был общак, который расходовался на бензин, билеты на поезд (кто сам не смог купить), лекарства и т.п. По моим подсчетам в общей сложности вложились тысяч в 10 тогдашних рублей (может чуть больше, но дело не в этом…) Больше денег просто не было бы на что тогда тратить – времена были простые, а лидеры протеста выглядели приблизительно так:



В общей сложности за 16 дней «революции» к голодовке подключилось около 300 человек. На улицы вышло более 100 тысяч человек. Задачей максимум ставился мирный захват здания Верховной Рады. Я был в основной группе прорыва. Ни у кого не было ни арматур, ни палок, ни цепей (времена были другие). Мордобой с ментами исключался. Прорвав цепь обычных ментов в плащах и фуражках у здания на тогдашней улице Кирова, удалось захватить площадку прямо перед входов в Верховную Раду. Дальше уже стояли вооруженные ОМОНовцы.





Короче говоря, Кравчук тогда дал заднюю и все заверте…

И, кстати, это был единственный Майдан без уже привычной «зрады» в конце. А через девять месяцев этот самый коммунизм совсем сдох, но это уже другая история.


А Тягныбок (справа) уже начинает прислушиваться