Пощадите же родину и нас

В день 55-летия Иосифа Виссарионовича Сталина в Совет народных комиссаров СССР пришло откровенное, дерзкое письмо от 85 летнего физиолога, лауреата Нобелевской премии, Ивана Павлова

21 декабря 1934 года в день 55-летия Иосифа Виссарионовича Сталина в Совет народных комиссаров СССР пришло откровенное, дерзкое письмо от 85 летнего физиолога, лауреата Нобелевской премии, Ивана Павлова. Адресат письма Вячеслав Молотов, председатель СНК С

Я приведу наиболее одиозные и важные выдержки из письма ученого и ответа на него Молотова.

Вы напрасно верите в мировую пролетарскую революцию, - пишет престарелый академик. - Вы сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм. До Вашей революции фашизма не было. Все остальные правительства вовсе не желают видеть у себя то, что было и есть у нас и, конечно, во время догадываются применить для предупреждения этого то, чем пользовались и пользуетесь Вы террор и насилие. Разве это не видно всякому зрячему! Сколько раз в Ваших газетах о других странах писалось: час настал, час пробил , а дело постоянно кончалось лишь новым фашизмом то там, то сям. Да, под Вашим косвенным влиянием фашизм постепенно охватит весь культурный мир, исключая могучий англо-саксонский отдел (Англию наверное, американские Соединенные Штаты, вероятно), который воплотит-таки в жизнь ядро социализма. .

Мы жили и живем под неослабевающим режимом террора и насилия. Я всего более вижу сходства нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий. А у нас это называется республиками. Как это понимать? Пусть, может быть, это временно.

Когда я встречаюсь с новыми случаями из отрицательной полосы нашей жизни (а их легион), я терзаюсь ядовитым укором, что оставался и остаюсь среди нея. Не один же я так чувствую и думаю?! Пощадите же родину и нас .

2 января 1935 года Молотов написал ответ Павлову

Вот он:

Ваше письмо от 21 декабря Совет Народных Комиссаров получил. Должен при этом выразить Вам свое откровенное мнение о полной неубедительности и несостоятельности высказанных в Вашем письме политических положений. Чего стоит, например, одно противопоставление таких представительниц культурного мира , как империалистические державы Англия и Соединенные Штаты, огнем и мечем прокладывавших себе путь к мировому господству и загубивших миллионы людей в Индии и Америке, также и теперь ни перед чем не останавливающихся, чтобы охранять интересы эксплуататорских классов, противопоставление этих капиталистических государств нашему Советскому Союзу, спасшему от гибели миллионы людей путем быстрого выхода из войны в 1917 году и провозглашения мира и успешно строящему бесклассовое социалистическое общество, общество подлинно высокой культуры и освобожденного труда, несмотря на все трудности борьбы с врагами этого нового мира.

Можно только удивляться, что Вы беретесь делать категорические выводы в отношении принципиально-политических вопросов, научная основа которых Вам, как видно, совершенно неизвестна. Могу лишь добавить, что политические руководители СССР ни в коем случае не позволили бы себе проявить подобную ретивость в отношении вопросов физиологии, где Ваш научный авторитет бесспорен. Позволю себе на этом закончить свой ответ на Ваше письмо .

Председатель СНК Союза ССР В.Молотов

Вся эта переписка идет в разгар массовых арестов в Ленинграде. 1 декабря 1934 года был убит ближайший соратник Сталина, первый секретарь ленинградского обкома ВКП (б), Сергей Киров.

В первые же дни по обвинению в причастности к этому преступлению было задержано 103 человека, недавно вернувшихся из-за границы.

Убийство Кирова маньяком одиночкой Леонидом Николаевым было представлено как заговор оппозиции, подпитываемой Западом.

Все 103 задержанных расстреляны.

Самого Николаева и с ним еще 13 арестованных тоже расстреляли. Суд длился 10 дней без участия сторон.

Никакой защиты осужденным , - возмущен Иван Павлов. Убийцу царя Александра II, освободившего крестьян и сделавшего немало хорошего, судили 50 лет назад судом с защитой и кассацией .

Но Павлова не слышат.

Пресса. Митинги рабочих, партийные собрания, единогласно выносят вердикт - расстрел или, по крайней мере ссылки и аресты. Чем больше, тем лучше.

Массовое сознание под гипнозом террора.

В феврале 1935 в Ленинграде арестовано 983 человека. В течение месяца всех бывших , а это около 11,7 тыс человек, НКВД выслало из города на Неве .

Во всех заведениях составляли списки бывших дворян, или людей с дворянским происхождением.

Будущий академик Дмитрий Лихачев идет по коридору издательства Академии Наук. Мимо него пролетает завкадрами и мимолетом бросает ему:

Я составляю список дворян. Я вас записала .

28 летний Лихачев только недавно вернулся из лагерей. Он понимает, во что ему выльется попадание в этот черный список. Лихачев кричит вдогонку девушке из отдела кадров:

Мой отец имел личное дворянство. Оно по наследству не передается .

Я из-за такой мелочи перепечатывать список не буду , - отвечает комсомолка.

Лихачев заплатил машинистке, за перепечатывание списка без его фамилии. И так выжил.

Вот в такой атмосфере Павлов снова пишет Молотову:

Многоуважаемый Вячеслав Михайлович,

Простите за надоедливость, но не имею силы молчать. Сейчас около меня происходит что-то страшно несправедливое и невероятно жестокое. Ручаюсь моею головою, которая чего-нибудь да стоит, что масса людей честных, полезно работающих, сколько позволяют их силы, часто минимальные, вполне примирившиеся с их всевозможными лишениями без малейшего основания (да, да, я это утверждаю) караются беспощадно, не взирая ни на что как явные и опасные враги Правительства, теперешнего государственного строя и родины. Как понять это? Зачем это? В такой обстановке опускаются руки, почти нельзя работать, впадаешь в неодолимый стыд: А я и при этом благоденствую .

Спасибо за поддержку колтушской работы .

Преданный Вам Иван ПАВЛОВ

12 марта 1935 год

Через три дня приходит ответ от Молотова.

Многоуважаемый Иван Петрович,

По поводу Вашего письма от 12 марта должен сообщить Вам следующее. В Ленинграде действительно предприняты специальные меры против злостных антисоветских элементов, что связано с особым приграничным положением этого города и что правительству приходится особо учитывать в теперешней сложной международной обстановке. Разумеется, возможны при этом отдельные ошибки, которые должны быть выправлены, но заверяю Вас в том, что имеются достаточные данные о незаконных и прямо предательских по отношению к родине связях с заграницей определенных лиц, по отношению к которым (и их пособникам) применены репрессии. При первом случае, когда мне представится возможность лично с Вами поговорить, сообщу Вам некоторые соответствующие подробности. Уважающий Вас В. Молотов. 15 марта 1935 года.

Сам диалог Павлова с властью начался намного раньше чем во времена убийства Кирова. Он начался еще сразу же после революции 1917 года, когда большевики национализировали Нобелевскую премию Павлова и отобрали его награды .

После смерти Ленина, который все же покровительствовал ученому, в апреле 1924-го великий физиолог написал, или точнее предсказал, что террор, да еще и в сопровождении голода привьет населению условный рефлекс рабской покорности. В результате нация будет забита.

Мог ли знать Павлов, что этакой вот теорией, он не напугал, а заинтересовал кремлевскую верхушку и ее восходящую звезду Сталина.

Почему Павлову позволительно критиковать советских тиранов?

Да потому что его эксперименты были необычайно важны для строителей рабского общества, которому можно привить любые рефлексы. Он нужен был как путеводитель для творцов нового типа человека лишенного множества безусловных (врожденных) рефлексов, но с привитыми условными (приобретенными) рефлексами.

Своими опытами над животными, в частности над собаками, Павлов доказал, что можно относительно быстро подавить врожденные рефлексы, например рефлекс свободы, и вместо него воспитать рефлексы страха, покорности. И нечто подобное можно сотворить и с человеком.

Павлов называл вождей СССР экспериментаторами куда более высокого порядка , чем он сам. О существующем новом строе академик говорил:

Мы живем под господством принципа государство, власть все! Личность ничто! Жизнь. Свобода. Достоинство. Все это в руках государства .

Иван Павлов большую часть своей жизни проводил под Ленинградом, в поселке Колтуше, на специально построенной для него биологической станции.

Генерал-майор медицинской службы РФ, член корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, Владимир Самойлов в одном из фильмов посвященный академику Павлову вот как объяснил главную, на его взгляд, причину строительства биостанции под Ленинградом:

Колтушево создается для того чтобы изучать физиологические механизмы педагогического процесса направленного на воспитание нового человека .

В те года, Надежда Мандельштам, жена репрессированного поэта Осипа Мандельштама написала:

Все мы находимся в состоянии, близком к гипнотическому сну. Нам действительно внушили, что мы вошли в новую эру, и нам остается только подчиниться исторической необходимости... Люди лишились воли и самостоятельного суждения .

Население, в руках большевиков, превратилась в питомник собачек Павлова, послушно реагирующих на мигание лампочек и иных семафоров Кремля.

То, что сейчас происходит с нами, с ними, все эти л/днры, крымнаши, введивойска, антизападная истерия и прочие условные и безусловные рефлексы, это результат большого эксперимента, вышедшего за рамки лабораторий академика Павлова.

А значит, вот этот отрывок из письма Павлова Молотову от 21 декабря 1934 года все еще очень актуален:

Мы жили и живем под неослабевающим режимом террора и насилия. я всего более вижу сходства нашей жизни с жизнию древних азиатских деспотий. А у нас это называется республиками. Как это понимать? Пощадите же родину и нас .