Последний бой казаков Вермахта в Питомачи в декабре 1944

6 сентября, 13:50
Во время Второй Мировой войны у немцев служило 25 тысяч российских казаков, которые занимались в основном карательными операциями

Во время Второй Миовой войны у немцев служило 25 тысяч российских казаков. В основном они занимались "антипартизанской борьбой" в Европе, и запомнились как самые жестокие каратели. В декабре 1944 года в Хорватии прошёл «последний бой Гражданской войны», где сошлись казаки вермахта и советская 233-я дивизия.

Немцы начали формировать казачьи части на оккупированных территориях уже осенью 1941 года. В отличие от Сталина, германские власти безоговорочно доверяли казакам, т.к. считали их убеждёнными антибольшевиками.

К апрелю 1943 года в составе вермахта уже было 20 казачьих полков (более 25 тыс. человек). В середине сентября 1943 года в польском городе Милау была сформирована 1-я казачья дивизия, которую возглавил немецкий генерал фон Паннвиц. Её численность составляла 18.702 человека. Это соединение тогда же было переброшено в Югославию, где оно должно было вести антипартизанскую борьбу. Дивизия вошла в подчинение командующего 2-й танковой армии вермахта генерал-полковника Рендулича.

Казаки запомнились югославам (в основном сербам, черногорцам и македонцам) как самие жестокие каратели из всех немецких (и их союзников – хорватов, итальянцев, венгров, болгар, и т.д.) частей. За время пребывания в Югославии казаки участвовали примерно в десятке антипартизанских операциях, они сожгли более двадцати деревень, из них несколько – заживо вместе с жителями.

«Фирменным знаком» казаков было почти поголовное изнасилование женщин на территориях, где они вели операции. Немцы не только запрещали насилие, но и поощряли его.

К примеру, в ходе одной из антипартизанской операций казаки ворвались в хорватское село Дьяково. Несмотря на то, что хорваты были союзниками немцев, казаки закрыли в церкви около 120 девочек и женщин в возрасте от 7 до 68 лет, и всю ночь занимались их изнасилованием. Хорваты пожаловались на этот вопиющий случай в Берлин. Фон Паннвиц в объяснении грубо уточнил, что «хорватам вовсе не помешает, если изнасилованные хорватки родят от них детей. Казаки – это прекрасный расовый тип, многие выглядят как скандинавы». Хорваты также жаловались, что казаки в своей дикости недалеки от туркестанцев, но в отличие от них они больше ценят коней, свиней и швейные машинки. На это фон Паннвиц отвечал, что неграмотных больше во Франции, чем среди его казаков.

При этом немецкое командование считало их деятельность самой эффективной среди всех антипартизанской частей, за что сотни казаков удостоились орденов и медалей.

Югославы различали казаков и россиян. Первых они называли «черкесы» (впрочем, под этим же названием фигурировали каратели из кавказских и туркестанских частей СС, сформированных из бывших советских граждан). Россияне, которые также отметились в памяти югославов как жесточайшие каратели («Российский охранный корпус», полк СС «Варяг» и др. соединения).

Одним из легендарных командиров казаков был Иван Никитович Кононов – командующий 5-й полком в составе 1-й казачьей дивизии. Его жизненный путь важен для понимания характера и мотивов того явления, которое историки называют «советским коллаборационизмом».

Он родился в 1900 году под Таганрогом в семье казачьего офицера. Его отец был повешен большевиками в 1918 году, старший брат и ещё несколько родственников были убиты в ходе Гражданской (воевали у Деникина). Ещё два его брата были репрессированы в конце 1930-х. Кононов при поступлении в РККА скрыл своё происхождение. В Красной Армии он сделал успешную карьеру, окончив даже военную академию. За заслуги в советско-финской войне 1939-40 годов он получил орден Красного Знамени.

Начало войны Кононов встретил командиром пехотного полка в Западной Украине. Уже 22 августа 1941 года он перешёл на сторону немцев с частью солдат и офицеров своего полка. Осенью того же года немцы поручили формировать ему казачью часть. Зимой 1942 года его батальон уже принимал участие в антипартизанской борьбе в Белоруссии. Кононову было присвоено звание подполковника вермахта. К концу войны его бригада достигала численности 7 тыс. человек.

(Иван Кононов со своим адъютантом, зима-весна 1944 года)

После войны он успешно скрылся в Австрии и смог избежать выдачи СССР (знаменитая «выдача казаков в Линце»). Позднее Кононов переселился в Австралию, где и окончил свои дни.

Именно с его именем связано одно важное событие, называемое в историографии коллаборационизма «последней битвой Гражданской войны», так как бойцы с обеих сторон были россиянами (стоит вообще упомянуть, что в среде коллаборационистов Вторая Мировая носит название «Второй гражданской войны»). Это – битва при Потомачи.

В начале декабря 1944 года 2-я казачья бригада выдвинулась навстречу частям 3-го Украинского фронта генерала Толбухина, которые стремились войти в соприкосновение с партизанскими районами на севере Хорватии. Казаки прибыли в Копривницу 10 декабря 1944 года. В это же время части 233-й советской стрелковой дивизии под командованием полковника Тимофея Сидоренко заняли позиции на противоположном берегу реки Драва. Последовавший 26 декабря бой и получил название «последней битвы Гражданской войны».

Наступление казаков шло в направлении Питомачи. К девяти утра казаки 5-го полка под командование Кононова смогли захватить село Клодаре вблизи Питомачи. 703-й советский полк смог остановить наступление казаков. По решению полковника Сидоренко к железной дороге южнее Пиомачи был переброшен резерв 703-го полка (рота автоматичиков), а на юго-восток – две батареи 684-го артиллерийского полка. Тем не менее, 6-й терский полк вермахта продолжил наступление и к 12 часам дня занял позиции советской батареи, захватив Старый Градац, юго-восточнее Питомачи, и начал наступать на этот город с востока. В то же время прдолжалось наступление 3-го кубанского и 5-го донского полка.

(Генерал Краснов с казаками вермахта)

В 15 часов казаки смогли пробить оборону 703-го полка. Казаки пошли в рукопашную атаку на красноармейские позиции с криками «Ура, за Россию!». В 17 часов начались уличные бои, которые продолжались до темноты. Лишь в 21 час оставшиеся красноармейцы вынуждены бил бежать из города. Казаки одержали в этой битве победу.

Казаки смогли захватить вооружение и обоз стрелкового полка, двух артиллерийских дивизионов и огнемётного батальона. В результате боя погибли 204 красноармейца, 136 человек были взяты в плен. Казаки потеряли убитыми 152 человека. В Питомачи казаки обнаружили тела 61 казака, взятых в плен утром 26 декабря. Все они были расстреляны красноармейцами. В отместку они расстреляли 122 пленных красноармейцев, а 14 «самых надёжных» советских бойцов влились в состав казачьей части.

С начала апреля 1945 года казаки с боями отступали в сторону Италии и Австрии, надеясь сдаться американцам и англичанам. В итоге их капитуляцию приняли англичане, но чуть позже, как уже говорилось выше, состоялась знаменитая «выдача казаков советскому режиму в городе Линце».

Позднее в Австралии Кононов анализировал причины поражения немцев. Главной он называл недоверие немцев к россиянам, которое развеялось только зимой 1945 года, когда уже было поздно. Он оценивал, что за Гитлера пошли бы воевать около 1 млн. советских военнопленных и ещё 1 млн. – с оккупированных территорий. Эти 2 млн. российских солдат вермахта были бы не только ударной силой, но личным примером вызвали бы, как верил Кононов, ещё более массовую сдачу в плен бойцов Красной Армии. Также немцам следовало бы выдвинуть два простых лозунга, за которыми пошло бы большинство советских граждан: для крестьян – это ликвидация колхозов и свободный труд на собственной земле, для горожан – возвращение частной торговли и в целом – НЭПа. К осени 1942 года, как считал Кононов, судьба режима Сталина была бы решена.