Последний подвиг Маршала Жукова

21 апреля, 15:20
Цензура печатаемого принадлежит обществу. Оно дает сочинителю венец либо употребляет листы на обертки. Маркиз Донасьен Альфонс Франсуа де Сад.

Цензура печатаемого принадлежит обществу. Оно дает сочинителю венец либо употребляет листы на обертки. Маркиз Донасьен Альфонс Франсуа де Сад.

1.Одна из ключевых частей культа личности Жукова — цикл легенд о героическом сотворении его нетленных мемуаров. В один прекрасный день Маршала Победы с позором турнули с заоблачных вершин власти. Но он вопреки всему решил продолжать службу своему народу. Цель свою Великий Полководец видел в том, чтобы донести до современников и потомков правду о войне. Уж так Георгий Константиныч рвался ту правду рассказать, уж так рвался! А злодеи из Центрального комитета Коммунистической партии вставляли в колеса стальные арматурные прутья, пытались помешать выходу в свет шедевра военной мысли.

Мракобесы от идеологии не разрешали публиковать книгу Жукова! А он боролся! А он не сдавался! И он победил!

Процесс сочинения и борьбу за публикацию мемуаров Жукова официальная пропаганда объявила героическим деянием. Один из многих авторов мемуаров Жукова кандидат исторических наук полковник Е.Н. Цветаев в 2001 году даже выступил с серией статей «Последний подвиг маршала Г.К.Жукова», в которой рассказал о многочисленных трудностях, которые якобы стояли на пути авторского коллектива, о героическом преодолении означенных препятствий и барьеров. Главным злодеем, который норовил запретить великую книгу, был, по словам Цветаева, глава всех идеологов Советского Союза член Политбюро, секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии товарищ Суслов Михаил Андреевич.

Запретить не удалось, жуковская правда неотвратимо пробивала себе дорогу. И тогда Суслов и его приспешники решили книгу искромсать, вытравить из нее суровую суть. Дочь Великого Полководца Мария Георгиевна много раз рассказывала жуткие истории о том, как это делалось:

«От Суслова, других работников ЦК поступали в издательство АПН приказы «резать» по живому и выбрасывать из мемуаров самое-самое…» («Красная звезда» 29.6.2002)

Какую же правду о войне Жуков пытался донести до потомков? Что выскребали из текста проклятые коммунистические идеологи? Какую информацию пытались скрыть от нашего народа и от всего мира? Какой правды они панически боялись?

Вот пример. Именно такие фразы свирепые цензоры в массовом порядке беспощадно вырезали из первого издания:

«Партия исходила из указания В.И. Ленина о том, что для ведения войны по-настоящему необходим крепкий, организованный тыл, бесперебойно и в достаточном количестве снабжающий фронт подготовленными резервами, вооружением, продовольствием». (Воспоминания и Размышления. 1975. Т.1 С. 298)

В первом издании при живом Жукове такой фразы не было. Не подлежит сомнению, ее вытравили по личному приказу злодея Суслова. И только в последующих изданиях героическими стараниями соавторов Жукова этот фрагмент и много ему подобных, эту святую правду удалось вернуть в текст.

Именно такими жемчужинами искрился первоначальный вариант мемуаров. Но как бы ни злобствовали идеологические шаманы, текст в конце концов удалось полностью восстановить, вернув в него немыслимое количество ленинских цитат. Без них книга Жукова была пресной и бесцветной. А наполненная ленинской мудростью, заиграла, заискрилась!

До чего же глубок ленинизм! Не было бы указания Ленина о том, что армии нужен крепкий тыл, и тогда ни наша родная Коммунистическая партия, ни Великий Полководец Жуков не додумались слать в армию подготовленные резервы, снабжать армию винтовками и пулеметами, патронами и гранатами, картошкой и сухарями, сапогами и портянками. Но великий Ленин указал, Коммунистическая партия из указаний исходила. И Великий Полководец — тоже. И как он был храбр! Мог бы Жуков ленинское указание помнить, но из осторожности в свою великую книгу не вписывать. Но он не побоялся! Он такую фразу и множество ей подобных вписал! Потому теперь и мы, благодаря мужеству Стратега, знать будем, что полки и дивизии на войне надо снабжать снарядами и патронами, а солдата на войне нужно иногда кормить. И какими же мерзавцами были приспешники мракобеса Суслова, которые вот это «самое-самое» подло вырезали из такой правдивой книги!

2.Откроем десятое, самое правдивое издание, коммунистической цензурой не изрезанное, проклятыми идеологами не испохабленное. Не забираясь далеко, пройдемся только по самому началу книги. Авторский текст начинается на 11 странице. Только до 76 страницы - 12 ссылок на полное собрание сочинений Ленина. Теперь откроем первое издание, которое вышло при живом Жукове, которое изрезали коммунистические мракобесы. Сколько ссылок на Ленина? На том же отрезке — всего только 9. Вот оно! Вот то «самое-самое», что Великий Полководец хотел донести, вот что ему не позволяли сообщить свирепые идеологи!

Далее по тексту мемуаров Жукова ленинские цитаты рассыпаны словно изумруды. Кстати, книга и завершается ленинской цитатой. В первом издании при живом Жукове это просто увесистый кус из полного собрания сочинений. Во всех последующих изданиях мертвый Жуков добавил два коротких предложения: «Это сказано Лениным. Лучших слов для окончания книги я не нашел».

Если мы поверим рассказам о злодеях идеологах и свирепых цензорах, которые якобы резали «по живому», выбрасывали «самое-самое», то получим: «самым-самым» были всем известные ленинские перлы о том, что военному делу надо учиться настоящим образом, что надо учиться, учиться и учиться, что надо уметь воевать, что надо уметь побеждать даже в самой сложной обстановке.

Свои воспоминания о войне издали Маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Еременко, Бирюзов, Крылов, Мерецков, Москаленко, Баграмян. И как-то ухитрились без ленинских цитат.

Я вам еще и не такое расскажу. Вы не поверите, но в книге о войне Генерального секретаря Центрального комитета Коммунистической партии, Маршала Советского Союза Брежнева Леонида Ильича ни одной ссылки на Ленина! А ведь Брежнев был главным коммунистом планеты Земля, по совместительству, - главным жрецом культа Ленина.

И как-то обходился Леонид Ильич без мудрейших ленинских откровений о том, что солдата на войне надо иногда кормить.

3.Жуков и его соавторы упорно и настойчиво наполняли свой шедевр мудрейшими указаниями из сочинений Ленина. Цитат Жукову было мало, потому он вещал о всепобеждающем народном обожании Ленина. Не только наш народ до полного безумия Ленина любил, но и все окружающие народы — тоже. Вот в 1939 году Жуков воюет в Монголии:

«Где бы я ни был — в юртах или домах, в учреждениях и воинских частях, — везде и всюду я видел на самом почетном месте портрет В.И. Ленина, о котором каждый монгол говорил с искренней теплотой и любовью». (ВиР. 1969. С. 173)

После Большой порки 1937-1938 годов портреты товарища Сталина нисколько не уступали портретам Ленина по количеству и размерам.

Но в следующем 1939 году Жуков, бывая в юртах и домах, учреждениях и воинских частях портретов товарища Сталина не приметил. И каждый монгол о товарище Сталине в те времена не говорил с искренней теплотой и любовью. По крайней мере, Жуков той любви к Сталину не усмотрел, о ней не вспомнил, в своей эпохальной исповеди не увековечил. Если верить Жукову, монголы в те времена любили только Ленина.

Во времена правления Брежнева Жуков рвался воспевать Ленина так, чтобы быть святее Брежнева - главного жреца ленинского культа. И ради чего? Нам объясняют: да это же ради того, чтобы правду о войне донести до современников и потомков! Иначе Жукову и его соавторам просто не позволили сказать всю горькую истину.

Этому объяснению все мы верили. А потом журнал «Родина» (1997. № 7), издаваемый администрацией Президента РФ, категорически объявил о том, что девять первых изданий Жукова — чушь собачья, никакой правды в них не содержится, ссылаться на них глупо, даже школьников предупреждают первые девять изданий, а уж тем более — самое первое, в руки брать не следует:

«В России 90-х годов даже школьников предупреждают — пользуйтесь изданиями начиная с 10-го».

Что же получается?

Получается чепуха.

Свой шедевр Жуков набивал ленинскими цитатами якобы ради того, чтобы под их прикрытием протолкнуть правду о войне. Но правды, как нам сообщил печатный орган администрации Президента РФ, в тех вариантах мемуаров Жукова, которые сочинялись при его жизни и полтора десятка лет после его смерти, не содержится. И вот, не смотря на такие заявления, любители Жукова повторяют, что написание дурацких мемуаров было подвигом.

В 1997 году четко и ясно на самом высшем уровне было объявлено: первые девять изданий мемуаров Жукова — ахинея.

А в 2001 году соавтор Жукова полковник Е.Н. Цветаев объявил сотворение этой тарабарщины, сверх меры пересыпанной ленинскими заветами, «последним подвигом маршала Г.К.Жукова». И Россия лепит вульгарные памятники путанику, сочинителю галиматьи, которую не рекомендуют повторять, на которую глупо ссылаться, которую официально даже школьникам не рекомендуют брать в руки.

* * *

А все же существует какая-то высшая справедливость. Маршал Советского Союза Рокоссовский Константин Константинович ленинскими цитатами не сыпал. И Маршал Советского Союза Конев Иван Степанович не усердствовал. И Адмирал флота Советского Союза Кузнецов Николай Герасимович хорошие книжки писал, на ленинскую мудрость не опираясь. И никто много лет спустя после смерти Рокоссовскго и Конева, Кузнецова и Василевского, Еременко и Крылова не объявлял, что их книги никуда не годятся.

Та же судьбы у десятков и сотен книг о войне других маршалов, генералов и адмиралов.

На поприще услужения кремлевской власти и чекистской идеологии больше всех отличился холоп Егорка Жуков. Никто столь яростно не вылизывал сапоги и некоторые иные части кремлевской власти, как он.

И только о его мемуарах кремлевская власть официально объявила, что сочинения, которые вышли при жизни Жукова и выходили 15 лет после его смерти, никуда не годятся. Даже школьникам их не рекомендуют брать в руки.